Andrey Frolov
20 434

«Мне всегда казалось, что Россия — страна потерянного потенциала. Но россияне так и хотят жить»

Главное из интервью сооснователя Evernote Фила Либина Елизавете Осетинской.

Поделиться

В избранное

В избранном

Сын советских эмигрантов Фил Либин переехал в США в 1979 году в возрасте восьми лет. В 2007 году он с партнёрами основал сервис заметок Evernote. Либин уже не руководит компанией, но остаётся её акционером. С 2015 года он занимается финансированием проектов в области искусственного интеллекта.

Фил Либин

О запуске и «неуникальности» Evernote

Вначале было очень сложно собрать деньги. Никто в Кремниевой долине не хотел в нас инвестировать. Время было неудачным, да и наше предложение было так себе.

Мы работали над чем-то, что было очень старой идеей. Мы собирались позволить людям записывать и запоминать вещи, используя компьютер или телефон. Тоже мне открытие! Уже все такое делали! На каждом устройстве, которое уже было выпущено, была программа для записи информации.

Все инвесторы сначала полюбили наш продукт, а уже потом в него инвестировали. Не наоборот.

О важности удачи и сделке с Apple

Удача. Вероятно, это самая важная вещь [для стартапа]. Любой, кто становится в чем-нибудь успешен и утверждает, что удача тут ни при чем… Я не думаю, что это правда.

Нам очень повезло с Evernote. Например, совпадение по времени выхода с iPhone. Первый iPhone вышел в 2007 году (когда мы начинали), но приложений на нем ещё не было. В iPhone первого поколения не было никаких приложений, а App Store ещё не существовал, он вышел только год спустя. Так что Apple запустили App Store сразу после нас. И в первый день App Store у нас уже был Evernote.

Тогда с нами связались из Apple и сказали: «Мы думаем о запуске магазина приложений на iPhone, чтобы разработчики могли писать приложения для нашего телефона. Вы бы не заинтересовались разработкой такого продукта?». Я сказал: «Да, конечно, с удовольствием сделаем, когда вы его выпускаете? Сколько у нас времени?». И они сказали: «Ну, наверное, дня четыре».

У нас было меньше недели! Но мы этот продукт сделали. Мы работали по ночам — Стив, наш разработчик, я, Алекс, ещё несколько человек. И у нас все получилось.

Об отношении к деньгам

Важная часть нашего бизнеса заключалась в том, чтобы иметь очень прямую модель дохода. Что я имею в виду? Мы получаем деньги только тогда, когда наш клиент решает нам заплатить. Это честная модель, я в нее верю.

Я думаю, что деньги — это условная сделка со Вселенной. Вы говорите ей, что будете хорошо зарабатывать деньги, а Вселенная, в свою очередь, позволяет вам делать интересные вещи. Для меня деньги — это половина уравнения, решение которого дает возможность двигать мир, а мне очень важно двигать мир.

О целях в жизни

Я хочу, чтобы было меньше глупых людей. Больше умных людей, больше сотрудничества, больше интеллекта. Evernote двигался как раз в этом направлении — мы хотели сделать людей умнее, мы хотели, чтобы люди делали меньше ошибок, принимали лучшие решения. Мы всё ещё пытаемся это сделать.

Об отношении к России

Я жил и уехал из России, когда мне было всего 8 лет, в 1979 году. Это была совсем другая страна, Советский Союз, и я не думал об этом в течение долгого времени, наверное, следующие лет двадцать. Потом я начал думать об этом, будучи уже взрослым человеком и был довольно оптимистичен насчет некоторых инвестиционных возможностей России.

Это был конец 1990-х, начало 2000-х годов. Тогда я стал задумываться об инвестициях в Россию, но я никогда не был по-настоящему вовлечен в российскую политику и бизнес.

Я смотрел на страну со стороны. И ещё мне всегда казалось, что Россия — это много потерянного потенциала, много умнейших людей, которые делают меньше, чем могли бы, меньше возможностей для реализации талантов по сравнению с тем, что есть здесь, на Западе.

В конечном счете в долгосрочной перспективе люди получают правительство и страну, которую они заслуживают, которую они хотят. Поэтому в какой-то мере спустя долгое время я могу сказать, что россияне так и хотят жить.

Но вообще есть чувство, что при всём этом множестве умнейших людей в стране — ученых, людей искусства, инженеров, программистов… Ну почему не происходит ничего значительного? На мировом уровне? Это же трата потенциала.

Об отношении к иммигрантам в США

Мы приехали как беженцы из Советского Союза, и для меня это было не так сложно, потому что тогда я был слишком мал, я не так много понимал. Но когда мы сюда попали, нас очень тепло приняли. Была большая поддержка — от правительства США, от частных благотворительных организаций, отдельных людей. В конце 70-х и начале 80-х годов люди здесь действительно хотели видеть иммигрантов.

Именно поэтому меня очень расстраивает, что в американском правительстве начались разговоры о вреде иммигрантов, особенно беженцев. Я забыл, что я беженец, я никогда не думал об этом в последние лет 30, до тех пор пока нынешняя администрация США не начала усложнять процесс въезда для иммигрантов — и вот тогда я снова вспомнил.

Одна из вещей, которые мне больше всего нравятся в Америке, — это идея, что мы впускаем всех людей, которые в этом нуждаются.

Об учёбе

Я ещё не закончил университет, но, может быть, в мае закончу, у меня ещё есть шанс… Я серьезно работаю над этим. У меня, кстати, осталось еще одно занятие!

Я поругался с администрацией, когда оставалось всего одно занятие, и ушел из университета. Я был разгневан и, если честно, сглупил. Я даже не помню сейчас причину ссоры — наверняка что-то про финансы. Я, кстати, вхожу в совет Бостонского университета, из которого ушел.

Осталось одно занятие по лидерству, если я его сдам, то смогу окончить университет и пройтись по его коридору.

О биохакинге

Я пощусь уже около года, и, кстати, это здорово. Можете найти фотографии меня в интернете, я раньше выглядел иначе. Я потерял около 40 кг и чувствую себя прекрасно.

У поста предположительно много антивозрастных свойств, хотя я и не делаю об этом громких заявлений. Но с точки зрения веса и общего состояния моего организма это потрясающе. Я все время себя измеряю, постоянно делаю анализы крови и все такое, и я словно на 25 лет моложе.

Как это работает? Просто большую часть времени я не ем. Люди считают, что им нужно есть, а это неправда. Я знаю, это звучит немного безумно, потому что вы никогда об этом не думали.

О проекте All Turtles, который инвестирует в стартапы с искусственным интеллектом

Название ничего не значит. Мы как студия, как HBO или Netflix. Мы делаем инновационный товар, его распространяем, продаем подобно тому, как это делает HBO или Netflix, но вместо телевизионных шоу или фильмов мы делаем искусственный интеллект.

Мы хотим создать новый путь для предпринимателей, чтобы они не занимались всей этой чушью с созданием компаний. Наш подход простой «первым делом — продукт», а не «первым делом — компания».

Если им нужны капиталовложения, мы помогаем с капиталовложениями, если они нуждаются в дизайне, мы помогаем с дизайном, им нужна инженерия — мы даем и ее. Мы помогаем юридически, с правами на интеллектуальную собственность, с маркетингом. Мы не считаем себя инвесторами, мы считаем себя соучредителями проектов.

О будущем

Искусственный интеллект сильно изменит наше будущее, и я думаю, что важно разработать будущее так, как мы хотим, а не просто позволить ему происходить, как ему хочется, а потом на это жаловаться.

Люди должны делать меньше вещей, которые им не хочется делать. Люди должны иметь свободу делать то, что хотят. На базовом уровне именно таким должен быть мир.

Цель не в замене людей, а в улучшении условий, в которых они живут. Развитие технологий, например беспилотных автомобилей, ведь не ставит задачу исключить человека из процесса. Задача — сделать водителя лучше, чтобы все было безопаснее и надежнее. Иногда это значит, что вы работаете с людьми, чтобы дополнить и расширить человеческие способности. Иногда значит заменить их вообще, конечно.

{ "author_name": "Andrey Frolov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 250, "likes": 80, "favorites": 51, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "41081", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]