Крипто Алексей Барсук
181

Смарт-контракты: концепция минимального доверия

В человеческом обществе постоянно происходят процессы, связанные с перераспределением ресурсов между его членами и/или различными социальными институтами (торговля, кредитование, инвестирование, страхование, банковская деятельность, краудфандинг и прочее). Такие взаимодействия происходят по определенным, заранее оговоренным правилам, обычно юридически закрепленным в различных законодательных актах. Гарантией исполнения правил является юридическая ответственность за их нарушение. К сожалению, гарантии не могут быть абсолютными, поскольку всегда найдутся отдельные люди или их группы, которые путем нарушения или ненадлежащего исполнения этих правил будут пытаться перераспределить ресурсы в свою пользу - мошенники. В особенности эта проблема актуальна при взаимодействии людей в Интернете, поскольку в нем:

В закладки
  • Не существует единой системы правового регулирования и правоприменения.
  • Существуют различные технологические варианты мошенничества и сокрытия его следов, выходящие за рамки возможностей правоприменения (невозможно определить личность мошенника, хакерские атаки, фишинговые сайты и так далее)

В качестве примера такой ситуации можно привести печально известную криптовалютную биржу BTC-E (btc-e.com, она же wex.nz), работа которой была первый раз прекращена в 2017 году. Пользователи потеряли примерно половину своих сбережений. После биржа снова начала работать, чтобы в 2018 году окончательно “соскамиться” - перестать функционировать, не предоставив пользователям возможности вывода своих средств. Разрешить вопрос с BTC-E в правовой плоскости на данный момент не удалось. Вторым примером может быть биржа Mt.Gox, которая была взломана хакерами в 2014, с нее было похищено порядка 850000 BTC.

Однако, несмотря на недостатки со стороны регулирования, осуществление процессов финансового взаимодействия в интернете имеет огромное преимущество перед всеми другими формами - интернет объединяет аудиторию всего земного шара, тем самым позволяя выходить такому взаимодействию за рамки государственных границ и правовых систем.

Еще больший толчок этому взаимодействию дал новый качественный этап в развитии мировых финансовых технологий - появление криптовалют и технологии блокчейн. Одной из основных особенностей криптовалют является отсутствие их регулирования и управления ими каким-либо государством (в отличии от государственных валют), невозможность их “отключить” и контролировать. Поэтому, потенциально любой человек, вне зависимости от страны, гражданства и происхождения, может использовать криптовалюты как средство платежа. При этом ему нет необходимости регистрироваться в каком-либо банке, проходить верификацию и так далее.

В то же время сама технология блокчейн предоставляет куда более широкие возможности, чем создание криптовалют. По своей сути, в очень упрощенном виде, криптовалюта является частным случаем программы, выполняемой на блокчейне - данная программа занимается записью финансовых транзакций между держателями валюты, контролирует эмиссию и другие ее свойства. В более широком смысле программа на блокчейне называется смарт-контрактом. И, как в случае с другими технологиями программирования - такая программа может реализовывать практически любой алгоритм. И этот алгоритм будет описывать процессы и правила финансового взаимодействия субъектов. Важной особенностью таких программ является невозможность их изменения постфактум, невозможность внешнего влияния на них, полное отсутствие человеческого фактора (при правильной реализации алгоритмов программистом).

В качестве примера рассмотрим краудфандинг - актуальную в настоящее время процедуру сбора средств на некоторый проект/стартап, предполагающий привлечение наиболее широкой заинтересованной аудитории к участию в сборе средств, и в случае успешного сбора, вознаграждение инвесторов либо в натуральном виде (если проект собирает средства на выпуск фигурных кружек - то инвесторы получат кружки), либо в финансовом (по принципу дивидендов). Сейчас существуют различные площадки, где осуществляются такие сборы. Они контролируются живыми людьми, которые могут принимать заинтересованные решения. Их программные системы (площадки) также потенциально подвержены атакам хакеров. Никто из участников процесса не защищен ни от мошенничества, ни от внешних воздействий (как было описано выше о BTC-E и Mt.Gox), ни просто от ситуаций, связанных с действиями людей, вовлеченных в процесс и имеющих необходимые доступы.

В то же время, весь процесс краудфандинга можно реализовать на базе смарт-контракта. Допустим, существует смарт контракт, в котором реализован следующий алгоритм:

  • Смарт контракт начинает принимать криптовалюту начиная с даты X и заканчивая датой Y. Каждый инвестор, отправивший на данный контракт средства, взамен получает токены.
  • В случае, если в интервале дат [X,Y] НЕ! была собрана заранее запрограммированная сумма средств, инвесторы (владельцы Токенов) могут отправить на смарт контракт Токены, и получить назад свои инвестиции.
  • В случае, если в интервале дат [X,Y] была собрана заранее запрограммированная сумма средств, она становится доступна к выводу заранее запрограммированному субъекту, являющегося владельцем проекта. В дальнейшем, владелец смарт контракта, вызывая специальные функции, запускает процесс обмена Токенов на товары или же зачисляет на контракт доход, который распределяется пропорционально между владельцами Токенов.
  • Инвесторы могут передавать Токены друг другу, вместе с токенами передаются обязательства владельца контракта по возврату инвестиций и выплате дохода.

Если допустить, что смарт-контракт написан правильно, не содержит багов и бэкдоров и корректно настроен, то из процесса полностью исключается сторона Площадки, и в ней остаются только Инвестор и Проект. Вопрос доверия Инвестора Проекту не может быть рассмотрен в технологической плоскости, поскольку сама по себе форма стартапа предполагает как успешный, так и провальный исход. Здесь все зависит от выбора инвестора и его доверия команде проекта.

Таким образом, использование смарт контрактов позволяет прийти к концепции минимального доверия - т.е. из процесса доверия исключаются все стороны, кроме объекта и субъекта доверия (Инвестора и Проекта). А именно - исключается Площадка, люди, занимающиеся ее администрированием, обслуживанием и принятием решений, информационная система, инфраструктура. Соответственно, исключаются и риски, связанные с этими объектами. Это существенно повышает надежность процесса финансового взаимодействия, исключает возможность мошенничества, человеческого фактора или же внешнего воздействия на Площадку.

Мы, команда icoconstructor.com, длительное время занимаемся разработкой смарт-контрактов в сети Ethereum и специализируемся на инвестиционных проектах. Наша миссия - сделать краудфандинг на базе криптовалют доступным и надежным инструментом привлечения инвестиций, обезопасить наших клиентов от мошенничества, неадекватного правового регулирования и внешних воздействий.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Алексей Барсук", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 11, "likes": 1, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "subsite_label": "crypto", "id": 66241, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Tue, 30 Apr 2019 22:54:46 +0300" }
{ "id": 66241, "author_id": 281804, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/66241\/get","add":"\/comments\/66241\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/66241"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199126, "last_count_and_date": null }

11 комментариев 11 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
2

Это всё весьма позначательно, вот только есть один маленький нюанс:
Вопрос доверия Инвестора Проекту не может быть рассмотрен в технологической плоскости, поскольку сама по себе форма стартапа предполагает как успешный, так и провальный исход.

Да практически никогда в схемах мошенничества вокруг массового привлечения средств не фигурирует "вопрос доверия в технологической плоскости". Всегда в случае кидка речь идёт о том, что "ну, не шмогла...", или ФБР, или подрядчики подвели, и т. д. и т. п.. Как раз примеры btc-e и mtgox это показывают. В результате не происходит вот это: "владелец ... зачисляет на контракт доход". И какая тогда разница — был это смарт-контракт или нет, если всё завязано на действиях, находящихся за пределами контроля смарт-контракта?
Так что 99% темы — пыль в глаза, увы.
Да, есть 1% годноты, когда нечто укладывается целиком в область контроля самого смарт-контракта/блокчейна, как в случае с примером краудфандинга с ограничением по времени и целевой суммой (но только именно самого процесса сбора/отзыва средств, а не кампании в целом!). Только речь обычно идёт не о таком, а о космических кораблях, бороздящих просторы блокчейна, позволяющих собрать с буратин монеты под ничью ответственность (блокчейн же всё гарантирует, ага).

Ответить
1

Согласен с Вами, что в случае с крудфандингом вопрос доверия к площадке и технологиям является вторичным относительно вопроса доверия инвестора проекту. Но при этом, он все же существует, поскольку там присутствуют люди и ИС. Здесь краудфандинг приведен в качестве примера одной из задач, которую можно решить с использованием смарт контрактов, просто потому что мы ее решали ) .
В более общем смысле я хотел сказать что смарт-контракты могут быть использованы для решения круга задач, которые возникают между субъектами финансового взаимодействия, при этом минимизируя риски, связанные с доверием к третьим сторонам процесса. Обязательно напишу про такие кейсы позже

Ответить
1

Обязательно напишу про такие кейсы позже

Любопытно было бы почитать о кейсах смарт-контрактов, дающих практическую пользу для "реального мира", так сказать.

Ответить
0

Пожалуйста, не пишите никаких кейсов. Настолько тема "блохчлейна" уже всем обрыдла. А тут Вы с кейсами розовой развесной лапши.
P.S. Я хотел сначала написать "занимаетесь наглой демагогией и враньем, придавая автоплатежам какой-то "магический" статус", но потом смягчил формулировку.

Ответить
0

Мне кажется Вы почему-то предвзято относитесь к технологии. Она активно развивается.

Ответить
0

Она активно развивается.

Да чему развиваться? Всем известным автоплатежам за свет-за газ в другой обертке? Где тут технология? В чем она? Программный код для автоплатежей в платежной системе под названием "смарт-контакт"? Вот это "технология"! Новые "прометеи" прямо.
Мне кажется Вы почему-то предвзято относитесь к технологии.

Известно почему - 99+% криптопроектов - скам.

Ответить
0

Не могу положительно относиться к "переоцененной технологии" и "тупиковой ветви технологии". Пусть даже эта "тупиковая ветвь" и активно развивается.

Ответить
0

...исключает возможность мошенничества, человеческого фактора...

1. Не исключает, иначе на было бы повального криптоскама: https://zen.yandex.ru/id/592d3ad87ddde88dbd5af2da
2. Смарт-контракт - это банальный автоплатеж, программа для ЭВМ, алгоритм. Не надо приплетать сюда юриспруденцию, которая гораздо обширнее и сложнее.

Ответить
1

Спасибо за ссылку на дзен-канал. Занятное и полезное чтиво, если не увлекаться. ))

Ответить
0

Наша миссия - сделать краудфандинг на базе криптовалют доступным и надежным инструментом привлечения инвестиций, обезопасить наших клиентов от мошенничества, неадекватного правового регулирования и внешних воздействий.

IcoConstructor предоставил вам перевод русскоязычной версии этих Условий...

Так ответственно и профессионально подходите к своей миссии, что с русского на русский стали переводить?

Ответить
0

Вопрос доверия Инвестора Проекту не может быть рассмотрен в технологической плоскости, поскольку сама по себе форма стартапа предполагает как успешный, так и провальный исход. Здесь все зависит от выбора инвестора и его доверия команде проекта.

Ведь правильно же написали. Проблема обмана совершенно не решается одними программными средствами.

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }