Краткая история open source — часть 1: от открытого ПО к проприетарному

Расскажу, как в свое время коммерческие решения практически вытеснили (хотя и временно) свободно распространяемый код.

В закладки
Фото — Mike Grauer Jr — CC BY

Между наукой и национальной безопасностью

Период Второй мировой войны стал временем технологических прорывов для США. Сотрудничество научных институтов с военными организациями принесло плоды в сфере радио, криптографии и полупроводников.

После войны проведенные исследования положили основу таким изобретениям, как транзистор, а научные связи превратились в бизнес-контакты. Началось активное развитие ЭВМ.

Первый коммерческий компьютер IBM 701 — носил неофициальное название Defense Calculator. С 1952 по 1955 год с конвейера сошли лишь 19 экземпляров этой ЭВМ. Приобрести их было нельзя, но можно было арендовать на месяц за немалые деньги — порядка $12 тысяч ($107 тыс. по современным меркам).

Список компаний, которые позволили себе такую роскошь, ожидаемо состоит почти целиком из научных и государственных организаций. При этом за такие деньги они получали «голое» железо без какого-либо программного обеспечения и операционной системы.

Чтобы упростить работу, инженеры передавали программы друг другу. В индустрии царил дух академического сотрудничества. Научные институты, военные заказчики и большие бизнесы создавали группы для обмена знаниями, а их продукты труда носили статус общественного достояния.

Период обмена программами

Наиболее известными группами, участники которых делились «исходниками» друг с другом, были PACT, SHARE и DECUS. Первая из них, PACT — Project For the Advancement Of Coding Techniques — состояла из представителей военных подрядчиков, вроде Lockheed и Douglas, а также IBM.

Вместе они разработали серию одноимённых компиляторов для IBM 701 и 704, которые использовали методы хеширования. Руководство группы подчеркивало «ценность кооперации» в работе над подобными проектами и обещало сохранить этот дух в будущем.

Преемником PACT стала появившаяся в 1955 году группа SHARE, создавшая операционную систему SOS (Share Operating System). Это примитивное, по современным меркам, решение для ввода и вывода информации выросло на внутренних разработках General Motors. Именно SOS заложила основу для первых операционных систем пакетной обработки, которые выполняли несколько заданий, подготовленных одним или разными пользователями. Подобные системы доминировали на рынке ЭВМ в конце 50х — начале 60х.

В 1961 году появилась еще одна группа под названием DECUS (Digital Equipment Computer Users' Society). Её участники обменивались друг с другом программами на магнитных лентах. DECUS просуществовала довольно долго — в 1998 году в ней все еще состояли 50 тыс. человек.

Благодаря научному сотрудничеству и обмену ПО появились языки программирования Interlisp и UCI Lisp, и эта культура дала толчок к развитию открытой ОС Unix. Но в конце 60-х – начале 70х произошло несколько важных событий, приостановивших развитие open source. Они сделали программы продуктом, который можно монетизировать.

Фото — Alan Levine — CC BY

Платный софт и интеллектуальная собственность

Если в комплекте с IBM 701 не было ПО, то в последующих мейнфреймах его становилось всё больше. Весь этот софт был включён в стоимость системы, и поставлялся в комплекте. С точки зрения регуляторов, это было посягательством на монополию. После небольшого давления и угрозы судебного разбирательства IBM сдались, и в 1969 году начали продавать ПО отдельно. Это привело к появлению рынка программ для машин IBM.

Относительно высокоуровневые языки — FORTRAN и COBOL — получили широкое распространение, а микрокомпьютеры пришли в дома энтузиастов. Начала формироваться грань между пользователями и программистами. Появились сложные программные системы, в том числе ориентированные для персонального использования. И их создатели, вполне логично, хотели защитить свой труд. Это повлекло за собой публичное обсуждение: можно ли патентовать программные продукты? Каким образом на них распространяются законы об интеллектуальной собственности?

В 1974 была организована специальная комиссия, которая закрепила права программистов в американском законодательстве. С того момента производители ПО встали в один ряд с изобретателями. Немного позже апелляционный суд США принял решение, что авторское право распространяется на компьютерные программы. Разработчики получили возможность контролировать, кто пользуется результатами их труда. И в 1983 году свободно распространяемое ПО уступило проприетарному. Тогда IBM перестали раскрывать исходный код своих программ.

Так, закончилась целая эпоха свободного обмена софтом. Но были и люди, которые не собирались с этим мириться. Люди, благодаря которым свободный софт процветает сейчас. О них я расскажу в следующем материале.

Что еще почитать на выходных:

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Дмитрий Гачко", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 12, "likes": 7, "favorites": 13, "is_advertisement": false, "subsite_label": "dev", "id": 60050, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Sat, 02 Mar 2019 11:49:56 +0300" }
{ "id": 60050, "author_id": 209586, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/60050\/get","add":"\/comments\/60050\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/60050"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 235819 }

12 комментариев 12 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...

Комментарий удален

0

Никогда не понимал, почему программисты топят за open source, ведь они так пилят сук на котором сидят, вот и автор статьи этого не понимает, сначала он пишет явно с сожалением:
Расскажу, как в свое время коммерческие решения практически вытеснили (хотя и временно) свободно распространяемый код.

Потом сам же:
IBM сдались, и в 1969 году начали продавать ПО отдельно. Это привело к появлению рынка программ для машин IBM.

Если код будет исключительно свободно распространяемым, что же будут кушать программисты? Донаты?

Ответить
0

Если код свободно распространяемый, это далеко не всегда значит, что его создание не оплачивается. Вы думаете, что программисты из Google, которые пишут опенсорсный TensorFlow, делают это бесплатно?

Ответить
0

Зачем это делает гугл понятно, имидж, не понятно, почему программистов он манит, какой смысл в открытом ПО? Открытое ПО это отсутствие денег, отсутствие денег - отсутствие развития.
Взять недавнюю история с nginx, компания состоялась, только когда они стали делать проприетарное ПО nginx plus

Ответить
0

"Открытое ПО это отсутствие денег"
Расскажите это Red Hat, которые на открытом ПО доросли до оценки в 35 миллиардов.

Ответить
0

Ну это же просто пробник, а не открытое ПО, по крайней мере с точки зрения бизнеса:
В то время как RHEL приносит компании деньги, дух той, первой Red Hat Linux живет в операционной системе Fedora, которая была впервые представлена 2003 году и базировалась на коде Red Hat Linux, а теперь развивается в рамках спонсируемого Red Hat одноименного проекта с открытым кодом. Сегодня Fedora служит чем-то вроде полигона для обкатки новых функций и технологий, которые затем предлагаются корпоративным заказчикам в составе коммерческого продукта RHEL.

сходный код RHEL также доступен на условиях лицензирования GPL (GNU General Public License) и может свободно компилироваться всеми желающим. Но вот готовые продукты на основе этого кода Red Hat предоставляет только за деньги.

https://habr.com/ru/company/redhatrussia/blog/351170/

Ответить
0

Ну вот вы сами и ответили на свой вопрос: если "исходный код может свободно компилироваться всеми желающими", это ещё не значит, что с точки зрения бизнеса не за что платить.

Ответить
0

От туда же:
Однако Кроа-Хартман обращает внимание, что у Red Hat «есть и проприетарное ПО, и она его продает», что вызывает споры о том, можно ли называть Red Hat компанией с открытым кодом.

Открытое ПО это просто маркетинг для Red Hat на высококонкурентном рынке + возможность на разработчиках сэкономить имея положительный образ opensource компании.

Вот суть их бизнеса:
«Поставьте себя на место Нью-Йоркской фондовой биржи, и вы поймете, что частая смена версий операционной системы, на которой у вас все построено – это то, чего вам меньше всего хочется», – говорит Уайтхерст.

Ответить
0

Скажите вот что.

Роль опенсорса в мире за последние двадцать лет драматически возросла, 90-е были гораздо более закрытым временем.

Вопрос: стали ли программисты в связи с этим гораздо беднее?

Ответить
0

Ничего драматического нет, просто увеличился общий рынок, на котором доля открытого ПО такая же ничтожная, как и раньше, а может его доля даже упала. Сейчас открытое ПО это маркетинг, пробник, либо, попытка гигантов уровня фейсбук и гугл сократить расходы на разработку, чтобы сообщество опенсорса помогало создавать нужные им технологии бесплатно, или почти бесплатно.

Ответить
0

от туда же:
Если бы Red Hat продолжила бесплатно раздавать ПО и продавать техническую поддержку, то «так и осталась бы крохотной компанией на грани рентабельности», добавляет Уайтхерст.

Ответить
0

(промахнулся веткой)

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }