Финансы DTI Algorithmic
309

Как изменение климата влияет на экономику

Многие центральные банки уже учитывают факторы, связанные с изменением климата, при оценке будущих экономических и финансовых рисков. Аналитическую записку перевела для вас редакция DTI Algorithmic.

В закладки

Гленн Д. Рудебуш-старший — советник по вопросам политики и исполнительный вице-президент департамента экономических исследований Федерального резервного банка Сан-Франциско.

Ветряные фермы

Когда говорят о климатических изменениях, важнейшей проблемой считается глобальное потепление — постепенное увеличение среднегодовой температуры воздуха. Из-за него повышается уровень моря, усиляются и учащаются штормы, наводнения и засухи.

В ближайшие десятилетия проблема изменения климата будет стоять остро — как будут и попытки остановить процесс, замедлить его и адаптироваться под новые условия. Все вместе это существенно повлияет на экономику США. Последствия глобального потепления и связанные с ним риски должна учитывать и Федеральная резервная система, так как её миссия — обеспечить макроэкономическую и финансовую стабильность страны. И для достижения этой цели необходимо, чтобы политики ФРС понимали, как экономика будет развиваться и функционировать с течением времени.

В XXI веке существуют три ключевые силы, оказывающие существенное воздействие на экономику: демографический сдвиг - увеличение доли пожилого населения, быстрый технический прогресс и изменение климата. Глобальное потепление влияет на экономику прямо и косвенно: погодные условия меняются и требуют адаптации или принятия предупреждающих мер — например, для перехода на «зелёную» (низкоуглеродную) экономику

В экономическом письме (Economic Letter) ниже речь идёт о роли климатических изменений в планировании денежно-кредитной и финансовой политики ФРС.

Два слова: глобальное потепление

В конце XIX века температура на поверхности Земли впервые стала фиксироваться регулярно. С тех пор её среднегодовое значение выросло примерно на 1°C и, по прогнозам, будет увеличиваться дальше. Учёные сходятся во мнении, что глобальное потепление — результат выбросов углерода в атмосферу. Это происходит в результате сжигания топлива — например, угля или нефти.

Еще в 1896 году шведский химик Сванте Аррениус показал, что углеродные выбросы могут вызвать глобальное потепление через производимый ими парниковый эффект. Всё довольно просто: парниковые газы в атмосфере — углекислый газ и метан — улавливают солнечное тепло, которое отражается от поверхности Земли. Они действуют как «одеяло», которое обволакивает Землю. Чем больше топлива сжигается — тем толще становится одеяло. И на Земле становится всё теплее.

С глобальным потеплением связаны таяние ледников и повышение уровня моря и кислотности океана.

Исследования подтверждают, что с глобальным потеплением связаны неблагоприятные экологические изменения: например, повышение уровня моря и кислотности океана, таяние ледников, исчезновение целых видов флоры и фауны, учащение ураганов.

Изменение климата также влияет на экономику США:

Отсутствие глобальных усилий для смягчения последствий изменения климата и адаптации к ним приведёт к потерям для инфраструктуры и благосостояния Америки и замедлению темпов экономического роста в этом столетии.

Национальная оценка климата (USGCRP 2018)

Издержки, которые мы не учитываем

Экономисты рассматривают финансовые потери как результат фундаментальной ошибки рынка: цены на углеродное топливо не учитывают издержки изменения климата. Предприятия и домохозяйства, которые производят выбросы парниковых газов, управляя автомобилями или производя электричество, не платят за ущерб, который наносят окружающей среде. Поэтому прямого стимула перейти на «зелёные» технологии сейчас попросту нет.

«В ближайшие десятилетия проблема изменения климата будет стоять остро — как будут и попытки остановить процесс, замедлить его и адаптироваться под новые условия.»

Без надлежащих стимулов на рынке необходимы государственные меры: введение налогов, специальное регулирование и дополнительные инвестиции. Одним из решений могло бы стать взимание налога на выбросы, который учитывал бы общественные и экономические издержки. Многие ведущие экономисты призывают к введению такого налога. Он мог бы простимулировать инновации в области эко-технологий и ускорить переход к «зеленой» экономике.

Грамотный налог на углерод должен равняться «социальной стоимости углерода» — в неё должен быть заложен ущерб от каждой тонны углеродного загрязнения. При расчёте этой стоимости решающее значение имеет то, что углеродное загрязнение рассеивается очень медленно и останется в атмосфере Земли в течение столетий, перенаправляя тепло обратно на Землю. Следовательно, выбросы углерода сейчас представляют опасность для будущих поколений.

Глобальное потепление - результат выбросов углерода в атмосферу, которые происходят в результате сжигания топлива

Ещё одна трудность при расчете «социальной стоимости» углерода – побочный риск — возможность катастрофического ущерба, который будет нанесен климату в будущем. Причины и последствия изменения климата носят комплексный характер. Некоторые экономисты сомневаются, что одного налога на углерод будет достаточно, чтобы решить проблему. Вместо этого может потребоваться целый набор государственных стратегий, включая стимулирование исследований и разработок в области экологически чистой энергии и захвата углерода, изменение стандартов энергоэффективности и государственные инвестиции в низкоуглеродное производство.

Как связаны климат и экономика

Как Федеральная резервная служба может принять участие в решении экологических проблем? Как климатические изменения связаны с целями ФРС в области финансовой и макроэкономической стабильности?

Многие центральные банки признали важность возрастающих финансовых рисков из-за изменения климата. К этим рискам относятся потенциальные потери по кредитам в банках из-за перерывов в работе, вызванных штормами, засухами, лесными пожарами и другими экстремальными явлениями. Существуют также и риски перехода к низкоуглеродной экономике — например, непредвиденные потери стоимости активов или компаний, зависящих от ископаемых видов топлива. В этой связи даже долгосрочные риски могут иметь краткосрочные последствия, поскольку инвесторы переоценивают активы в ожидании «зелёного» будущего.

Кроме того, «зелёные» компании могут по-прежнему сталкиваться с кредитными рисками, связанными с изменением климата, например, при предоставлении займов другим предприятиям или ипотечных кредитов на прибрежную недвижимость.

Риски, обусловленные климатическими изменениями могут угрожать стабильности финансовых систем — поэтому возникает необходимость в комплексе предупреждающих мер. В ряде стран органы финансового надзора призвали финансовые учреждения раскрывать информацию о любых связанных с климатом рисках и проводить «стресс-тесты» для их оценки.

Некоторые центральные банки также признают, что изменение климата становится все более актуальной проблемой для денежно-кредитной политики. Связанные с климатом финансовые риски могут повлиять на экономику через увеличение кредитных спредов, более осторожные сбережения и, в крайнем случае, вызвать финансовый кризис. Также могут иметь место и прямые последствия: ущерб инфраструктуре, сельскохозяйственные потери и скачки цен на сырьевые товары, вызванные засухами, наводнениями и ураганами. Погодные катаклизмы за рубежом могут повлиять на экспорт, импорт и нарушить цепочки поставок.

Нью-Йорк. Гроза.

Помимо прямых последствий, адаптация к новому климату будет требовать всё больше ресурсов: например, на оборудование (например, кондиционеры) и создание новой инфраструктуры (морские дамбы, транспорт). Это значит, денежных запасов на расширение производства будет всё меньше. Для сокращения углеродного загрязнения также потребуются значительные инвестиции.

Так, изменение климата становится насущной проблемой: его нужно учитывать при расчетах процентной ставки, потенциального роста производства, производительности и формировании капитала.

Когда ожидать последствий

Некоторые считают, что экологические проблемы не нужно учитывать при принятии решений в области денежно-кредитной политики, потому что они оказывают либо слишком краткосрочный, либо слишком отложенный эффект.

Да, в краткосрочной перспективе денежно-кредитная политика обычно не страдает от ураганов и бурь. Однако они могут стать частыми и масштабными, а их последствия — настолько катастрофическими, что игнорировать их будет уже нельзя. В конце концов, погода не зависит от политических прогнозов.

Для денежно-кредитной политики обычно актуальны и более долгосрочные факторы. Центральные банки учитывают демографические тренды — а их эффект также достаточно отложенный. Изменение климата в этом смысле напоминает сокращение рабочей силы, почему же тогда значимость второго фактора не подвергается сомнению?

«В XXI веке существуют три ключевые силы, оказывающие существенное воздействие на экономику: демографический сдвиг — увеличение доли пожилого населения, быстрый технический прогресс и изменение климата.»

Более того, цены на акции и долгосрочные финансовые активы зависят от текущих ожиданий, поэтому даже климатические риски на десятилетия вперед могут иметь краткосрочные финансовые последствия. Изменение климата — фактор, который нужно учитывать для достижения и поддержания низкого уровня инфляции.

Наконец, в экономических исследованиях, которые количественно определяют оптимальную денежно-кредитную политику, обычно используется очень долгосрочная перспектива, которая учитывает инфляцию и выпуск продукции в довольно далеком будущем. Потребовалось одно-два десятилетия, чтобы ФРС достигла своей целевых показателей после Великой Депрессии и инфляции 1970-х годов.

Сейчас у ФРС нет возможности активно использовать денежно-кредитную политику для содействия переходу к «зеленой» экономике. Поддержка экологической устойчивости и замедления климатических изменений не включены в устав ФРС.

Кроме того, инструменты краткосрочной процентной политики ФРС не подходят для поддержки низкоуглеродных отраслей. Для ветряных ферм в Канзасе и угольных шахт в Западной Вирджинии предусмотрена одна и та же процентная ставка. Активисты выступали за то, чтобы центральные банки поддержали переход к «зеленой» экономике, например, путем покупки облигаций «зеленых» компаний. Но ФРС по закону может покупать только государственные или ведомственные долги.

Многие центральные банки уже учитывают факторы, связанные с изменением климата, при оценке будущих экономических и финансовых рисков. Для ФРС всё впереди: внимания требует и волатильность, вызванная изменением климата, и адаптация к новым условиям.

В целом, экономисты могли бы внести намного больший вклад в исследования опасностей климатических изменений и разработать соответствующие меры реагирования на государственном уровне.

#экономика #экология #ФРС #США #финансы #цб #дкп #климат

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "DTI Algorithmic", "author_type": "self", "tags": ["\u044d\u043a\u043e\u043d\u043e\u043c\u0438\u043a\u0430","\u044d\u043a\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u044f","\u0446\u0431","\u0444\u0440\u0441","\u0444\u0438\u043d\u0430\u043d\u0441\u044b","\u0441\u0448\u0430","\u043a\u043b\u0438\u043c\u0430\u0442","\u0434\u043a\u043f"], "comments": 1, "likes": 1, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "subsite_label": "finance", "id": 64987, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Fri, 19 Apr 2019 15:54:12 +0300" }
{ "id": 64987, "author_id": 266901, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/64987\/get","add":"\/comments\/64987\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/64987"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199119, "last_count_and_date": null }

1 комментарий 1 комм.

Популярные

По порядку

0

Похоже, финансисты намекают демократам, что денег на New Green Deal не дадут

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }