Бизнес, живи: краудфандинг в кризис, «Планета» крутится и 42

Кризис осложнил жизнь почти каждому. Но это и повод сплотиться, помочь тем, кто оказался в ещё более трудной ситуации. Одним из лучших решений в кризис становится краудфандинг.

В закладки

О том, как краудфандинг может помочь бизнесу в кризис и как выживает сам, в онлайн-беседе CEO CloudPayments Дмитрию Спиридонову рассказал генеральный директор и сооснователь Planeta.ru Фёдор Мурачковский.

Дмитрий Спиридонов и Фёдор Мурачковский​.

Это сокращённая стенограмма четвертого выпуска live-шоу «Бизнес, живи». Полную версию смотрите на странице Дмитрия Спиридонова в фейсбуке. Кстати, там же в 18.00 ежедневно (кроме выходных) появляются новые выпуски программы, где разные предприниматели, партнёры сервиса CloudPayments, делятся своими антикризисными идеями, обсуждают боли и просто подбадривают друг друга в непринуждённой и бесцензурной атмосфере. Такие разговоры даже интереснее и живее традиционных интервью, потому что оба собеседника в равном положении, не тушуются, не пытаются говорить «правильными фразами», не стесняются неудобных вопросов.

Пандемия на «Планете»

Дмитрий Спиридонов: У меня в гостях мой друг и партнёр Фёдор Мурачковский, сооснователь и глава компании Planeta.ru — это такая краудфандинговая платформа, типа аналог Kickstarter. Кто забыл, кто я такой — я сооснователь и генеральный директор CloudPayments, мы занимаемся онлайн-платежами. Фёдор, расскажи про свой бизнес и его становление.

Фёдор Мурачковский: Началось всё тоже в кризис. Кризис 2008 года совпал с моим личным кризисом жанра. Я думал, куда бы инвестировать деньги. В 2008 году была история с недвижкой, пострадало много народа, а я как раз занимался тогда развитием розничных сетей, и все они были в офлайне: «Карусель» и так далее. Мы собрались могучей кучкой друзей-партнёров, подумали, что бы такое замутить в интернете — потому что это перспективное направление. Ещё до недвижки я был в бизнесе по продаже аудио- и видеопродукции, хорошо знал о проблеме пиратства.

Мой друг и партнёр Макс Лакмус, басист «Би-2», и его брат тоже были и остаются близкими к музыкальной теме. Поэтому мы решили убить двух зайцев: побороть пиратство в сети и заодно дать возможность людям, музыкантам (сначала была тема только про музыкантов) путём предзаказов хоть как-то отбивать средства, потраченные на запись альбома. Мы тогда подумали: «Что нельзя украсть?». То, чего ещё нет. Сначала все крутили пальцами у виска: «Ты что, куда ты бабки вкладываешь? Это никогда не будет работать! Люди не будут платить за то, чего ещё нет». Мы доказали обратное: всё отлично работает и уже не только для музыки.

Дмитрий: Кстати, «Планета.ру» в первой сотне партнёров CloudPayments. Фёдор стал одним из тех, кто первым поверил в мою идею. У Фёдора есть настоящее предпринимательское чутьё. Planeta.ru — это площадка, где стартаперы, начинающие бизнесмены, имеющие какую-то идею, могут зарегистрировать свой проект и собрать денежные средства для его реализации. Скажи, пожалуйста, в связи с пандемией что сейчас происходит в твоём бизнесе?

Фёдор: Пришлось пожертвовать всеми офлайн-активностями. Мы только-только сделали шоу-рум, чтобы показать вживую продукты краудфандинга. Онлайн-магазин крауд-товаров у нас есть уже давно, а такое пространство как раз хотели запускать, чтобы в одном месте люди могли увидеть весь цикл краудфандинга от идеи до воплощения и даже что-то приобрести. Но теперь придётся отложить. Всё, что было в онлайне, пока сильно не просело. Мы запустили новую категорию проектов «Всей Планетой онлайн» — поступились со своими комиссиями, лишь бы дать возможность людям немного вздохнуть и посмотреть на свой бизнес с другой стороны. В этой категории приглашаем запускаться предпринимателей и организаторов онлайн-трансляций. Для предпринимателей это возможность собрать деньги на самые насущные нужды, предлагая аудитории за участие те товары или услуги, которые у них есть — например, сертификат на пончики. То есть это такой предзаказ, отложенная покупка. Ну как на «АлиЭкспрессе». Сколько ты там ждёшь свою покупку? Вот и здесь нужно будет подождать до успешного окончания проекта. Музыканты тоже сидят дома, но всё равно пишут музыку. Можно спокойно в это время оформить проект и сделать его со своими поклонниками. Пётр Налич, например, одним из первых увидел эту возможность и уже собрал деньги на онлайн-концерт.

Секреты продвижения и фото с Бузовой

Дмитрий: Мы в прошлом году запустили новую бизнес-линию — чаевые онлайн. Сейчас очень большой рост! Потому что действительно все музыканты ушли в онлайн, делают стримы, размещают QR-коды. Гоша Куценко уже провёл таким образом концерт. Фёдор, с тобой работают «Би-2», «Алиса», «Аквариум», Диана Арбенина... Все эти люди из шоу-бизнеса помогают тебе продвигать твою платформу?

Фёдор: Любой автор изначально сам занимается продвижением своего проекта. Мы подключаемся к продвижению уже на более поздних этапах, когда видим, что проект живой, автор горит идеей и занимается ею, а не просто запускается в надежде на то, что «само как-нибудь соберётся». Поэтому, конечно, все перечисленные звёзды на своих ресурсах рассказывают о своих проектах, а значит, косвенно, и о нашей платформе.

Дмитрий: Круто! Я вот «Би-2» в караоке пою. А они приходят к тебе в офис, ну чай там пьют? Ты как сооснователь делаешь с ними всеми фотки? Ну типа вот смотрите, кто у меня на «Планете».

Фёдор: Ну, бывает, приходят (улыбается). Последним из таких суперзвёзд в офисе был Кинчев — подписывал несколько тысяч своих альбомов.

В 2019-м году ​группа «Алиса» установила рекорд российского краудфандинга, собрав на предзаказах альбома «Посолонь» 17, 4 млн рублей.

Вот мы с ребятами помогали ему, а потом упаковывали все эти винилы, диски. Но мы просим всё-таки не со мной фотографироваться, как с обезьянкой. Зачем мучить людей…

Дмитрий: Ну да, это всё понятно, с брендом, с логотипом. Слушай, у меня просьба. Когда к тебе придут Гудков или Бузова, позвони мне. Я их большой фанат. Сфотографируюсь и, как в 90-е, над кроватью повешу.

Вирус поддержки

Дмитрий: Помимо предпринимателей и музыкантов, на «Планете» много проектов, связанных с благотворительностью и социальными инициативами. То есть Фёдор побывал практически на стыке очень разного бизнеса. Из 100% проектов, которые запускаются у тебя, индустрия благотворительности какую долю занимает?

Фёдор: У нас «Благотворительность» — отдельный раздел. Специально вынесли туда все благотворительные проекты, чтобы люди не путали товарный краудфандинг с предзаказом и проекты, где можно просто пожертвовать проверенному фонду. Могу сказать, что раньше благотворительных проектов было больше. Но, в том числе благодаря нам, нашим Школам краудфандинга и обучению механикам проектного сбора, фонды уже научились собирать у себя на сайтах. Я этому рад. Правда сейчас некоторые фонды, которые давно у нас не запускались, возвращаются. Всё-таки тенденция такова, что многим людям сейчас важнее купить еды, чем помочь ближнему, поэтому фонды возвращаются со своих сайтов к нам в расчёте на посещаемость и узнаваемость площадки. Вместе круче, сильнее, можно как-то выжить.

Дмитрий: Ну и в целом закон о конкуренции притягивает к себе вдвое больше пользовательской аудитории.

Фёдор: Да, и потом, для нас благотворительные проекты — это тоже благотворительность, мы с них не зарабатываем, поэтому welcome, приходите.

Дмитрий: У меня в эфире был Митя Алешковский из «Нужна помощь». Он говорил, что сфера благотворительности терпит бедствие. Но я посмотрел по нашей статистике в благотворительности — даже небольшой рост есть. Думаешь, это отложенный эффект?

Фёдор: Отложенный эффект. Люди будут поддерживать и жертвовать, но в меньшем объёме. Мы такое проходили, когда был кризис 14-го года. Был хороший взлёт: с оборота в 30 млн быстро выросли до 200. А потом всё рухнуло в плане среднего чека. Поддерживать проекты не перестали, но суммы взносов снизились. Зато количество транзакций увеличилось. Думаю, сейчас будет так же. Когда люди поймут, как им в этих реалиях существовать, тогда они перенастроятся на поддержку благотворительных и краудфандинговых проектов. Потому что это тоже такой вирус — когда ты хоть раз кого-то поддержал, ты подсаживаешься на эту историю. Ты будешь это делать, потому что тебе самому по кайфу. Это сопричастность и возможность самому реально на что-то влиять.

Дмитрий: По идее, для твоего бизнеса сейчас не самое плохое время. С точки зрения психологии, у тебя такая платформа, которая может объединить несколько интересов, лояльное сообщество для достижения вау-эффекта. Если я увижу проект своего друга, я позволю себе 1000-5000 рублей отправить в поддержку его проекта.

Конкуренты или коллеги по цеху?

Дмитрий: Твои ближайшие конкуренты — это по-прежнему Boomstarter?

Фёдор: Ну по-большому счёту да, но как конкуренты…

Дмитрий: Ну вы же две самых больших платформы, кроме вас, никого нет.

Фёдор: В таком масштабе нет. У нас с ними разные модели. У них перед запуском надо заплатить, а мы берём комиссии только с успешных проектов, сам запуск бесплатный. Глубина проникновения бренда у нас посильнее, аудитория шире, посещаемость больше. Но это не значит, что мы прямо конкуренты. Мы один рынок развиваем. Я никогда не считал, что должна быть война.

Дмитрий: Ну, слушай, конкурент — это же не значит прямо зло. Я, например, любя, называю своих конкурентов «коллеги по цеху». Мы сейчас в связи с кризисом особенно тесно общаемся: у кого что происходит, какие меры предпринимаются. А ты общаешься с «Бумстартером»?

Фёдор: Конечно, общаемся. У нас недавно общая встреча была. Примерно месяц назад коллеги приезжали к нам в офис.

Встреча представителей краудфандинговых площадок России в офисе Planeta.ru. В центре СЕО Boomstarter Мария Докшина.​

У нас же закон о регулировании был, мы пытались там наверху объяснить, что мы не инвестиционный краудфандинг. Вот мы собирались, вырабатывали общую политику. А как по-другому? Дим, ну ты же знаешь. Надо общаться друг с другом.

Печенеги, налоговые каникулы, «вывозите или умрите»

Дмитрий: Правительство сейчас выступает со всякими инициативами, поддерживает некоторые индустрии. Меня Центробанк обязал транзачить под 1% определённым категориям — например, аптекам, которые взвинтили цену. Ну я понимаю эту меру. Переложили с одних плеч на другие.

Фёдор: У меня ощущение, что правительство чем-то другим управляет. Я бы пошутил на эту тему, но не все темы хороши для шуток в таком формате. Хотя, я так понимаю, теперь можно шутить над печенегами, например.

Дмитрий: Слушай, а как ты относишься к последнему посланию президента? И как ты думаешь, карантин закончится до 30 апреля? Ой, то есть самоизоляция.

Фёдор: Я думаю, его продлят. Тенденция не самая радужная. Если смотреть на практику других стран, одним месяцем нигде не ограничивается. То, что мы видим, — это всё равно определённые полумеры. Направление правильное, но полумерами не добьёшься ничего. Вот даже пропуск — он же не защищает от инфекции. Чем отличается поход в магазин с пропуском и без него? Да ничем. Закрыть метро к чёртовой матери.

Дмитрий: Ты бы подписал петицию о введении ЧС?

Фёдор: Да, я бы подписал. Бизнес очень круто пострадал. В регионах ввели свои правила. С одной стороны, это хорошо. С другой стороны, ничего хорошего. Я сейчас живу на даче, рядом небольшой город, езжу иногда туда и вижу, что даже непродуктовые магазины уже открыли. Там выстраивают очередь через отметки скотча, но это тоже какая-то фигня, если честно. На двух стульях не усидишь.

Дмитрий: А налоговая нам поможет, как думаешь? С каникулами налоговыми.

Фёдор: Ха! Я, конечно, очень надеюсь, что их признают и зачтут. Но боюсь, что опять всё упрётся в то, что соберут коллоквиум, рабочую группу, симпозиум, потратят кучу наших же денег на это дело, а в конечном счёте ни к чему не придут, потому что сложно вычленить, кто пострадал, а кто нет, кому надо сделать налоговое послабление, а кому нет. Но пострадали и пострадают все. Так ведь и к рестораторам можно пристать: «А что ж вы еду не продавали онлайн? Зачем вам каникулы?». Хотя рестораны уже сдуваются.

Дмитрий: Да уж. Мы все документы рассмотрели. Никто нам не поможет. Предприниматели, сами вывозите или умрите. Всё это красиво заявляется, но всегда есть какие-то звёздочки, какие-то «но».По факту я, общаясь с предпринимателями, вижу, что нет возможностей поддержки ни в какой индустрии. Предприниматель с предпринимателем может договориться. А роль государства — лично я и другие пострадавшие коллеги — не ощущаем.

Продать почку и сотрудников в курьеры

Дмитрий: Ты сокращал народ, срезал косты?

Фёдор: Знаешь, я как будто что-то чувствовал, я немного раньше это сделал. У меня есть плановые разборы полётов. Примерно раз в полгода я занимаюсь такой оптимизацией. И тут получилось, что занялся в феврале, а буквально через две недели оно всё и началось. Поэтому я никого не сокращал, но с парой человек мы по-человечески расстались до пандемии.

Дмитрий: Общался с сотрудниками «Аэрофлота», они сидят на самоизоляции по одному МРОТу. То есть была у борт-проводников зарплата от 80 тысяч, а теперь разрешили снизить в 10 раз. Вот это единственная «мера поддержки» от государства. Получается, я должен переложить это на свою команду. А я так не могу, у меня сердце кровью обливается сокращать зарплату людям, у которых ипотеки, которые пахали, вдвое мне увеличили компанию за прошлый год. Совесть и воспитание не позволят. Мне проще самому себе почку себе вырезать и только тогда признаться ребятам: «Ну нет у меня денег на зарплату». Только тогда, видимо, так и скажу.

Фёдор: Да, согласен. У нас только началась история с билетным сервисом — ну ты знаешь, стали подключать к тебе других игроков, не будем пока пиаром заниматься. Мы только стартовали — бах, всё остановилось. Тоже думаешь — где брать деньги на зарплаты? Потому что у меня каждое направление само на себя зарабатывает.

Дмитрий: Мы забрали от партнёров на аутсорс команду разработчиков, чтобы ребятам срезать косты и чтобы у нас бизнес-процессы не останавливались. Мне сегодня HR рассказывала, что люди уже целыми командами ищут работу. Алёна Владимирская написала, что самый большой разгар безработицы будет в сентябре.

Фёдор: Если перестать бодриться и здраво посмотреть, то мы, конечно, входим в зону сильнейшей турбулентности. Что будет…

Дмитрий: Мне кажется, сообщество предпринимателей сейчас откинет месяцев на 7 назад, а венчурное предпринимательство вообще на полтора года назад. Ты замораживал какие-то вакансии?

Фёдор: Да какие вакансии! Мне бы сохранить тех людей, кто сейчас в команде.

Дмитрий: А сколько у тебя сейчас людей работает?

Фёдор: Почти пятьдесят человек.

Дмитрий: Ты проводил с ними разговоры? Ну типа план А — живём, план В — срезаем всем зарплату на 25%, план С — увольняем 30% сотрудников и тогда живём.

Фёдор: Команда в адеквате. Ребята молодцы, работают и всё понимают. Но знаешь, ведь любой адекват пройдёт, если человеку вдруг снизишь зарплату даже на время. Давай смотреть правде в глаза — ну поработают с тобой ещё полгода. А потом начнут искать что-то другое. Люди всю жизнь работают на хорошее отношение. Хотя, надеюсь, хорошее отношение я заработал.

Дмитрий: Ты заплатил годовой бонус за 19-ый год?

Фёдор: Нет.

Дмитрий: Почему?

Фёдор: Мы не вышли на нужные показатели.

Дмитрий: Вот слышали, моя команда! А мы вышли на нужные показатели, бонус все получили. Мне всё равно на коронавирус, в этом году не выйдем — тоже останемся без бонуса. Вот как люди делают. А я даже глаза иногда закрываю — ну не хватило 3% до выполнения плана, но ведь ребята старались. Они у меня тоже отличные. Если выручку у компании сейчас остановить в ноль, то есть дохода не будет вообще, сколько ты ещё продержишься?

Фёдор: Ну пару месяцев. Как ты говоришь, если органы начать распродавать. Ну или сотрудников в курьеры перераспределять. Сейчас курьеры, говорят, до 120 тысяч получают.

Дмитрий: Это правда. У них и всплеск чаевых сейчас. Это я по нашей статистике донатов хорошо вижу. А ещё месяц назад в лидерах были заправщики! Я считал, что если мне остановить выручку, я продержусь месяцев 6-7. Это если полный ноль, но налоги заплатить и зарплаты — всё правильно сделать. Ох…

Онлайн-курсы по добыче огня

Дмитрий: Что-то я сдуваюсь с каждым эфиром. Ты знаешь, я вообще по жизни упёртый оптимист, но сейчас чувствую, уже нервный тик начинается. Вот ты говоришь, что на даче сидишь. А у меня дачи нет. Сейчас магазины закроют, где я возьму картошки, морковки?

Фёдор: Приезжай!

Дмитрий: Ага, вот переходили мы от земледелия к производству, от производства к автоматизации — и что?

Фёдор: А что, у тебя в 90-е огорода не было? Я пацаном ходил, топинамбур выращивал.

Дмитрий: Всё циклично. Вот я всё время хохотал над своими бабушками, дедушками, мол, что вы там копаете эту картошку, запасаетесь. А для них это комфорт. Я 82-го года рождения, для меня жить в своей квартире, а не в съёмной — вот это комфорт. Следующее поколение считает, что невыгодно покупать в ипотеку квартиры, что лучше снимать. Поколение, которое идёт после меня, оно уже не понимает, что такое пустые полки в магазинах. Как оно выживет, я вообще не знаю. Они вообще умеют огонь из двух палочек добывать? По солнцу находить север и юг…

Фёдор: Так вот, надо сейчас онлайн-курсы запускать — как добывать огонь, как овощи сажать… (смеётся). Хотя я думаю, на ютубе всё это есть, надо просто правильные каналы смотреть. Образовалку какую-то. Вот пойти на наш краудпродюсер.рф, например. Кстати, забавная история — как раз перед пандемией мы успели запустить онлайн-школу крауд-продюсирования. Как в воду глядели. Я не думал, что она будет настолько востребована — всё-таки люди достаточно избалованы всякими образовательными программами. А они как раз хотят учиться чему-то новому! Прямо на карте видно, как появляются новые крауд-продюсеры. Прикольно. Это если грустную часть опустить.

Котики всё уронили

Дмитрий: По твоему предпринимательскому опыту — как ты думаешь, будет ли мировой финансовый кризис?

Фёдор: Конечно, будет. Я не сею панику, просто призываю крепко задуматься, адаптироваться под эту новую реальность и пытаться искать какие-то профиты от того, что происходит. Я всегда говорил, что кризис — это ещё и возможность. Мне 6 раз приходилось начинать с нуля.

Дмитрий: Это как в мемчиках с котиками.

Фёдор: Котики всё уронили и теперь всё рвут. Очень смешно.

Дмитрий: Ага, раньше был Карл, а теперь Наташ.

Фёдор: У меня любимая тёща Наталья, она очень веселится от этих мемов.

Дмитрий: Всё уронили, но нас не уронишь. Фёдор, что делать-то будем?

Фёдор: Дим, знаешь, что это такое?

Что делать? 42​

42. Это ответ Думателя из «Автостопом по Галактике» на вечные вопросы, как нам жить, что делать. Отличная книга и фильм, кстати, неплохой. Так вот, это такой абстрактный ответ на твой вопрос. Что делать? Объединяться. Делать коллаборации друг с другом. Ты снижаешь комиссию, я снижаю комиссию. Что будет? Знаешь, как в анекдоте: есть пессимист и оптимист. Пессимист говорит: «Хуже уже не будет». Оптимист: «Будет, будет хуже!». Не сдаваться, не опускать руки. Я такой же человек, как и все остальные, тоже пытаюсь не сдаваться, как-то зарабатывать деньги. Давайте помогать друг другу, всё равно сохранять чувство юмора и хорошее настроение, заниматься спортом — это необходимо.

Дмитрий: Я тебе желаю удачи, успехов, чтобы твоя команда не приуменьшилась, а приумножилась. Как говорится, переживём и эту заразу коронавирусную. Но не все, бл***.

{ "author_name": "Наталия Игнатенко", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 5, "likes": 8, "favorites": 31, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 120224, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Tue, 14 Apr 2020 17:52:30 +0300", "is_special": false }
SEO
Антикейс: как уничтожить результат двухлетней работы по SEO за один день
Три года назад вышла публикация Якова Когана про прыщавую девочку, которая погубит весь ваш маркетинг. В тот момент…
Объявление на vc.ru
0
5 комментариев
Популярные
По порядку
0

Вот именно этим ребятам совсем не хочется помогать. Ни деньгами, ничем )) Сами выкрутятся.

Ответить
0

Эти ребята привыкли рассчитывать только на себя.

Ответить
0

поэтому именно они в первых рядах очереди за господдержкой

Ответить
0

Мне кажется, вы по диагонали прочитали:) Все предприниматели оказались в сложной ситуации, все были бы рады поддержке. 

Ответить
1

Покажите мне предпринимателей, которые обычно в простой ситуации.

Ответить

Прямой эфир