Речь Нассима Талеба для выпускников 2016 года: «Если бы я мог прожить жизнь заново, я бы хотел быть более упрямым»

Американский экономист Нассим Николя Талеб произнес напутственную речь во время вручения дипломов выпускникам Американского университета в Бейруте в 2016 году. Он дал определение успеху и рассказал об ошибках и трудностях, которые ему пришлось пройти за время своей карьеры. Редакция vc.ru перевела текст речи, опубликованный Нассимом Талебом на платформе Medium.

Дорогие выпускники, это первая церемония вручения дипломов, на которой я когда-либо присутствовал (меня не было на моем собственном вручении). И мне нужно понять, как рассказывать вам об успехе, когда я сам еще не чувствую себя успешным, и это не поддельная скромность.

Успех как хрупкая теория

Для того, чтобы иметь собственное определение успеху, смотрите на себя в зеркало каждый день и представляйте, что вы разочаровали человека, которым вы были в 18 лет. До этого возраста люди не еще не испорчены богатством и положением в обществе. Позвольте ему или ей быть единственным судьей, а не вашей репутации, богатству, положению в обществе и украшениям на лацкане. Если вы не чувствуете стыда, вы успешны. Все остальные определения успеха — хрупкие современные теории.

В Древней Греции основным определением успеха была героическая смерть. Но мы живем в более спокойное время — даже в Ливане. Так что наше понятие об успехе определяется принятием рисков для выгоды организации или близостью установленной организации к тому, чего мы желаем. Все, что вы так долго делаете, не только для вас одних: секрет компаний — придерживаться правила uomo d`onore (человек чести). Вы делаете что-то для себя и что-то для остальных членов. И добродетель неотделима от мужества, смелости делать что-то непопулярное.

Успех требует отсутствия хрупкости. Я видел миллионеров, которые были напуганы журналистами, состоятельных людей, которые чувствовали себя подавленными, потому что их зять очень богат, академиков с Нобелевской премией, которые боялись комментариев в сети.

Чем выше поднимаешься, тем страшнее падать. К большинству людей, которых я встречал, внешний успех пришел с повышенной неустойчивостью и небезопасностью. Самыми худшими являются те «владеющие чем-то» с четырьмя страницами резюме, которые после ухода с должности ощущают себя опустошенными: как если бы вы вернулись домой в один из вечеров и заметили, что из вашего дома вдруг исчезла вся мебель.

Но самоуважение устойчиво — это подход школы стоиков, которая, кстати, была Финикийским движением (если кто-то интересуется, кто такие стоики, то я бы сказал, что это буддисты, ориентированные на проблему. Представьте себе, кто-то является одновременно ливанцем и буддистом). Я видел стойких людей в своей деревне Амиун, они были горды быть местными жителями, частью своего рода. Они ложились спать с гордостью и просыпались счастливыми.

Или российские математики, которые в течение постсоветского переходного периода были горды зарабатывать $200 (13 тысяч рублей — прим.ред.) в месяц и делать работу, которую оценят всего двадцать человек. Они считали, что принимать и показывать свои награды — это признак слабости и недостаточной уверенности в своем вкладе. Верьте или нет, есть состоятельные и уверенные люди, о которых вы никогда не слышали, потому что они не ведут светскую жизнь, живут по соседству и пьют «Арак балади», а не «Вдову Клико».

Собственная история

Сейчас немного о моей истории. Не рассказывайте никому, но думать, что всё происходит от каких-то глубоких вещей — значит приукрашивать действительность. На самом деле личность формируется благодаря азарту: всё равно что неутомимый игрок притворяется священником. Мне повезло, мое воспитание и образование формировались скорее в духе средневековых европейцев и жителей средиземноморья, чем современных европейцев. Людям не хочется верить, но образование я получил благодаря торговле и готовности идти на риск — с некоторой помощью школы.

Я родился в библиотеке. Мои родители посещали библиотеку Антуана в Баб-Эд Дрисс и сами имели большую библиотеку. Они купили больше книг, чем могли прочитать, поэтому были счастливы, когда кто-то читал книги вместо них. Также мой отец знал каждого эрудированного человека в Ливане, в частности, историков. Поэтому мы часто бывали на ужинах у иезуитских священников, из-за их междисциплинарной эрудиции они были моими единственными образцами для подражания. Моя идея образования — просто поужинать с преподавателями и задать им вопросы. Поэтому я ценил и ценю до сих пор эрудицию больше, чем интеллект.

Я изначально хотел быть писателем и философом. Для этого нужно читать тонны книг — вы ограничены, если ваши знания заканчиваются программой ливанского бакалавриата. Так что я прогуливал школу почти каждый день, начиная с 14 лет, стал читать взапой. Позже я обнаружил неспособность сосредоточиться на навязанных мне предметах. Я разделил школьные занятия для получения аттестата и для изучения науки.

Первое падение

Я немного бездействовал, не мог сосредоточиться и застрял на восьмой странице своего «Великого ливанского романа» до 23 лет (он продвигался со скоростью одна страница в год). Затем я сделал перерыв, когда в Уортонской школе бизнеса неожиданно открыл для себя теорию вероятности и втянулся. Но это произошло не от научного голода, а только из-за внутренних колебаний и гормонального прилива, которые подтолкнули меня рискнуть и попробовать себя на финансовом рынке.

Друг рассказал мне о финансовых деривативах, и я решил сделать карьеру в этой сфере. Это комбинация из торговли и сложной математики. Я чувствовал, что это было новым и неизведанным, но в то же время очень-очень-очень трудным математически.

Жадность и страх — это учителя. Я был похож на людей с наркоманией, которые обладают интеллектом ниже среднего, но способны на самые хитроумные уловки, чтобы раздобыть наркотики. Когда на пути появился риск, мне стали интересны эти теоремы. Это как когда вокруг горит огонь, вы побежите быстрее, чем на любых соревнованиях. Затем я глупел снова, когда не происходило никаких реальных действий.

Будучи биржевыми брокерами, мы адаптировали математику под наши проблемы — в отличие от ученых-теоретиков, которые, наоборот, ищут математике какое-то применение. В нашем деле она пришлась очень кстати. Математика для решения практических задач — это совсем другое дело. Она предполагает глубокое понимание проблемы, прежде чем будет применена какая-либо формула для ее решения. Так я нашел путь к получению докторской степени после 12 лет финансовой математики.

Я обнаружил, что экономисты и социологи почти всегда неправильно применяют математику для решения проблем. Это позже стало темой моей книги «Черный лебедь». Их статистические инструменты были не просто неверны, они были возмутительно неверны. Так оно осталось и до сих пор. Но они слишком высокомерны, чтобы принять это. Это открытие позволило мне добиться финансовой независимости в свои 27 лет, после краха 1987 года.

Мне было что сказать о том, как мы используем вероятности, как думаем о них и как управляем неопределённостью. Вероятности — логика науки, они затрагивают множество областей: теологию, философию, психологию и других. Так что последние 30 лет для меня были фланированием по предметам, которые беспокоят людей, и я всегда подшучивал над теми, кто слишком серьезно воспринимает самих себя.

Международная ассоциация хвастунов связями

Второе моё падение произошло во время кризиса в 2008 году, и я уверовал в свою правоту, тем самым второй раз положив свою голову на плаху. Но вместе с кризисом пришла слава, и я обнаружил, что ненавижу ее, а также известных людей, икру, шампанское, сложную еду, дорогое вино и особенно винных комментаторов. Состоятельные люди, как правило, имеют свои предпочтения, продиктованные системой, чтобы потом можно было их доить.

Мои предпочтения сложились после ужина трехзвездочном мишленовском ресторане со скучными богатыми людьми. После него я остановился в пиццерии Nick's pizza, где продавали пиццу за $6,95 (примерно 450 рублей — прим.ред.), и никогда больше не ужинал в Michelin. Особенно сильная аллергия у меня к людям, которым нравится любоваться собой в окружении знаменитостей.

Так, спустя год нахождения в центре внимания, я вернулся к уединению в библиотеке (в Амиуне или пригороде Нью-Йорка), и начал новую карьеру. Когда я читаю свою биографию, я всегда чувствую, что это другой человек: он описывает то, кем я не являюсь, но что я делаю или хочу сделать.

Следование советам и избежание рисков

Я просто описываю свою жизнь и не решаюсь давать советы, потому что все значимые советы, которые мне давали, оказывались ошибочными. Так что я рад, что не послушался их. Мне сказали сосредоточиться, и я никогда этого не делал. Мне сказали не медлить, и я 20 лет ждал, чтобы издать «Черного лебедя», и было продано 3 миллиона экземпляров. Мне сказали не ставить вымышленных героев в свои книги, и я добавил Нерона Тюльпана и Толстяка Тони, потому что мне стало скучно.

Мне сказали не оскорблять New York Times и Wall Street Journal, но чем больше я оскорблял их, тем любезнее они становились по отношению ко мне. Сказали не поднимать тяжести, а я стал тяжелоатлетом и больше никогда не имел проблем со спиной.

Если бы мне выпал шанс прожить жизнь заново, я бы хотел быть более упрямым и бескомпромиссным, чем я был.

Нельзя давать пустые советы, когда сам ничем не рискуешь. Если вы прислушиваетесь к советам, то подвергаетесь риску потерь от них. Это дополнение к серебряному правилу. Поэтому я расскажу вам, какие приемы я использую.

  • Не читайте газет и не следите за новостями в любой форме. Попробуйте читать газеты прошлых лет. Это не значит, что вы игнорируете новости, это означает, что вы идете от события к новости, а не наоборот.
  • Если что-то является чепухой, говорите об этом громко. Это немного навредит вам, но будет хорошим тестом на стойкость. В долгосрочной перспективе люди, которые должны вам доверять, будут доверять вам.

Когда я был еще безызвестным автором, я вышел из студии радио Bloomberg во время интервью, потому что интервьюер говорил какой-то бред. Спустя три года журнал Bloomberg сделал материал обо мне темой номера. Каждый экономист на планете ненавидел меня.

Я пострадал от двух запятнавших репутацию компаний, и был вдохновлен самыми смелыми ливанцами из когда-либо существующих — Ганнибалом и Ральфом Надером. Я рисковал из-за разоблаченных крупных дьявольских компаний, таких как Monsanto, и пострадал, запятнав репутацию вместе с ними.

  • Относитесь к швейцару с немного большим уважением, чем к большому начальнику.
  • Если что-то скучно для вас, избегайте этого — кроме налогов и посещения своей свекрови. Почему? Потому что ваше внутреннее «я» — лучший детектор лжи. Используйте ее как навигатор в своей жизни.

Нет, нет

Мои книги полны таких правил, поэтому сейчас позвольте мне закончить несколькими фразами. Вот несколько запретов:

  • Мышцы без силы,
  • дружба без доверия,
  • мнение без риска,
  • изменение без эстетики,
  • возраст без значения,
  • пища без питательных веществ,
  • сила без справедливости,
  • факты без строгости,
  • милитаризм без духа,
  • прогресс без цивилизации,
  • беглость без содержания
  • и самое главное, религия без терпимости.

Спасибо.

#успешные_люди #советы_великих #Нассим_Талеб

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Анастасия Ахмедова", "author_type": "self", "tags": ["\u0443\u0441\u043f\u0435\u0448\u043d\u044b\u0435_\u043b\u044e\u0434\u0438","\u0441\u043e\u0432\u0435\u0442\u044b_\u0432\u0435\u043b\u0438\u043a\u0438\u0445","\u043d\u0430\u0441\u0441\u0438\u043c_\u0442\u0430\u043b\u0435\u0431"], "comments": 38, "likes": 106, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 17686, "is_wide": true }
{ "id": 17686, "author_id": 60236, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/17686\/get","add":"\/comments\/17686\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/17686"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

38 комментариев 38 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
20

перевод фантастический, ребята.

в оригинале: One should never do anything without skin in the game. (имеет в виду, что нельзя давать пустые советы, когда сам ничем не рискуешь)

в переводе: В делах вам следует жульничать. (взятая с потолка, противоречащая всему остальному фраза, не имеющая никакого отношения к оригиналу)

Ответить
1

Существует несколько вариантов трактовки этой фразы, Вы подсказали самую подходящую, спасибо

Ответить
–1

Скоро книжка выйдет про Skin in the Game! Читаю потихоньку кусочки, которые он выкладывает.

Ответить
7

Обожаю этого мужика).

Ответить
4

Великий Талеб.

Ответить
0

Объясните, мне, пожалуйста, смысл этого:

Вот несколько запретов:

Мышцы без силы,
дружба без доверия,
мнение без риска,
изменение без эстетики,
возраст без значения,
пища без питательных веществ,
сила без справедливости,
факты без строгости,
милитаризм без духа,
прогресс без цивилизации,
беглость без содержания
и самое главное, религия без терпимости.

Что он имеет ввиду?!

Ответить
6

Не выебуйся и будь скромен.

Ответить
2

Думаю достаточно поставить перед фразой "нет" или "не бывает", чтобы было проще.

Например:
Не бывают мышцы без силы,
Нет дружбы без доверия,
и т.д.

Ответить
1

не то, чтобы не бывает, скорее "не надо так".
учитывая, что он занимается ТА тут можно провести параллель с бодибилдингом, где большие мышцы далеко не всегда означают большую силу.

Ответить
2

Если коротко, то термин из левой части, по мнению Талеба, абсолютно неприемлем без его важной составляющей из правой части.

Ответить
0

No-no's - это то чего не следует делать или допускать.

В age without values, values означает не значения, а ценности.

Ответить
0

Вот несколько запретов:
"Мышцы без силы" - то есть не нужно иметь мышцы и при этом не иметь силу.
"дружба без доверия" - не нужна такая дружба, где нет доверия.
"мнение без риска" - высказанное мнение человеком, который ни чем не рискует, сомнительно.
"пища без питательных веществ" - тут не совсем корректно, любая пища это питательное вещество, если конечно ты не жрёшь камни. Но смысл он несет думаю такой, что не стоит питаться тем от чего больше вреда, чем пользы.

Ответить
2

С переводом беда

Ответить
0

беда, надо улучшать. Просто редактура нужна серьезная, а то многие фразы звучат совсем не по-русски.

Ответить
3

О том и речь. Они переводят буквально, а про русский язык забывают.

Ответить
2

Друзья, probability theory - это теория вероятностей, обычная дисциплина. Никакой специальной теории случайностей, изобретенной Талебушкой, нет.

Ответить
2

Так я нашел путь к получению докторской степени после 12 лет в количественных финансах.

quantitative finance - у нас это переводится просто как "финансовая математика", поэтому "Так я нашел путь к получению докторской степени после 12 лет в области финансовой математики."

Ответить
0

Спасибо за замечания

Ответить
2

Кошмарный перевод, но спасибо за ссылку на оригинал

Ответить
2

"Отложите налоги и посетите свекровь" - он говорит,что как раз не надо ее посещать лишний раз, чтобы не мучиться))

Ответить
0

А что за разоблачение Monsanto, которое ему навредило?

Ответить
4

Вот не любит он монсанто и постоянно всех ругает за ГМО и все такое. Слежу за его фейсбуком но так и не понял источника этих конспирологических теорий.

Ответить
0

Ставит под сомнение его адекватность

Ответить
3

Та он тот ещё ханжа.
Размышлять умеет, но его показная надменность и скандальный характер текут из всех щелей.

Ответить
1

о, спасибо, что поправили!

Ответить
1

"В нашем деле она сидела как влитая" - звучит коряво, извините. Почему бы не воспользоваться идиомой "В нашем деле она пришлась очень кстати", а не переводить оригинал буквально? И такого "самиздата" - в каждом абзаце :(

Ответить
0

один из опусов:
"...в количественных финансах"

чтобы считывался хоть какой-то смысл:
"...в финансовой аналитике"

ну а если учесть контекст:
"...в биржевой аналитике"

Ответить

Комментарий удален

0

Перевод деревянный

Ответить
0

Спасибо за перевод. Отличная статья.

Ответить
0

Мне сказали не оскорблять New York Times и Wall Street Journal, но чем больше я оскорблял их, тем приятней они становились для меня.

"но чем больше я их оскорблял, тем более обходительными они становились по отношению ко мне". Или может "тем любезнее они становились по отношению ко мне".

Ответить
0

С переводом можно справиться, если правильно настроить процесс. Не в качестве рекламы, а в качестве совета - можем пообщаться на тему, как это сделать. Читаю вас, но такой перевод, действительно, нехорошо публиковать

Ответить
0

Перевод фразы 'success requires absence of fragility' как 'успех требует отсутствия слабости' полностью меняет смысл. Талеб именно про хрупкость а не про слабость. Из за такого перевода Талеб читается местами как просто дурак.

Ответить
0

перевод мне доставил физическую боль

Ответить
0

"Состоятельные люди, как правило, имеют свои предпочтения, продиктованные системой, чтобы потом можно было их доить." - вот это предложение еще странное. В оригинале «wealthy people tend to have their preferences dictated by a system meant to milk them» - т.е. состоятельным людям навязывает предпочтения система, которая их и доит. Предложение не согласовано, и оттого очень тяжело воспринимается. Поправьте, пожалуйста.

Ответить
0

перевод невнимательный. Вот простой пример:

If something is boring, avoid it –save taxes and visits to the mother in law.

Правильный перевод: отложите все скучное, КРОМЕ налогов и визитов к свекрови

В статье: Если что-то скучно для вас, избегайте этого — отложите налоги и посетите свою свекровь.

Ответить
0

Есть много подобных правил в книгах — в статье
Правильный перевод: МОИ книги полны таких правил

Это я просто последние два абзаца сравнил, и в каждом по потере смысла. Что ж выше по статье?

Ответить
0

Да перевод хворает, но кто заинтересовался Талебом, то лучше его книги прочесть, там перевод лучше чем в данной статье, хотя ляпы есть везде, поэтому все всегда лучше в оригинале.

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления