Оффтоп Марианна Скворцова
4 953

Почему корпоративные акселераторы не работают в России

Уже более 20 лет активно развивается корпоративная акселерация. И если в мировой практике мы видим большое количество разработанных и внедренных таким образом успешных кейсов (например, инициатива Telefonica по реализации проекта Open Future), то в России их можно пересчитать по пальцам.

В закладки

И дело вовсе не в том, что у нас мало талантливых проектных команд или крупных компаний, нацеленных на инновации. Этого в нашей стране предостаточно. И дело не в том, что не хватает инвестиционных фондов и бизнес-ангелов для пилотирования стартапа – они есть. Дело совсем в другом – причины более глобальные, чем покажется на первый взгляд.

Основные причины «провала» корпоративных акселераторов:

1. Принцип слишком широкой воронки без структурирования запроса.

На данный момент российские акселераторы строятся по принципу широкой воронки, которая в онлайне и с помощью определенных алгоритмов обезличенно выбирает стартапы под определённые направления. То есть, изначально не доработан и не структурирован запрос от корпорации. А при отсутствии точного техзадания на инновацию, как и в любой услуге на аутсорсе: какой запрос – такой и результат. Нельзя прийти в акселератор c условной задачей «мне нужна инновация на технологиях Blockchain и Machine Vision» и в итоге получить именно то, что нужно.

«Если у вас нет roadmap, которая бы включала в себя долгосрочные планы по сотрудничеству с акселератором, сферы, которые нуждаются в новых алгоритмах действий, идти в акселератор или другой инновационный институт бессмысленно», – Драгорад Кнези, Innovations Director Publicis Communications Russia.

Ждать исправления этой ошибки утопично, потому что ни одна компания не станет в открытом пространстве раскрывать все свои бизнес-процессы и тратить время на разработку технических заданий под все те направления, где могут быть внедрены стартапы. И, нужно отметить, что на данный момент, актуальна задача именно для стартапов или их агентов – самостоятельно найти те точки соприкосновения, где могут встроиться в корпорацию те или иные их решения, и доказать, что именно они могут стать тем самым эффективным подрядчиком, на которого надо обратить внимание для интеграции. Но те стартап-проекты, которые могут действительно создавать конкурентоспособные решения, сейчас не нацелены на отдельных игроков рынка, к сожалению. Проектные команды просто продают свои готовые решения практически любым и совершенно разным заказчикам.

2. Специфичность российского рынка – «вязкость» и финансы.

В России акселераторы также не работают из-за специфики российского рынка, который гораздо уже американского, например, а также более сложный с точки зрения бизнес-процессов. И из-за «вязкости» бизнеса отечественные стартапы масштабируются очень медленно.

Если смотреть с точки зрения российских корпоративных акселераторов, то ситуация немного иная – к ним приходят несколько типов команд: либо совсем молодые на этапе идеи, которым нужно сориентироваться, либо те проектные команды, которые уже сделали NBP и имеют какие-то сложности с его масштабированием. И корпоративные акселераторы, которые открываются отдельными компаниями, не хотят платить за неготовые решения, т.к. решения для будущих процессов не всегда им нужны. А стартапы и перспективные проекты не готовы работать бесплатно.

Есть холдинговые компании (Яндекс, Mail.ru), которых постоянно приглашают на различные площадки в качестве экспертов, т.к. у них достаточно авторитетная позиция на рынке и стартапы идут к ним сами. Но у этих компаний также ограниченный ресурс, в том числе и человеческий, для работы с этими молодыми проектами.

Некоторые холдинги, например, Ростех, набирают какое-то количество стартапов и работают с ними самостоятельно. Но там менеджеры заточены на выстраивание коммуникаций с проектными командами – чтобы те выполняли нужные задачи. И это достаточно трудоёмкая работа, которая удлиняет процесс интеграции и несёт в себе определенные риски для самой компании.

В России часто эффективные и полезные инициативы также умирают, когда у основателя заканчиваются свои деньги, или он не смог вообще привлечь инвестиции. Для решения этой проблемы стартапы часто идут в акселераторы в надежде, что там им помогут доработать продукт, привлечь инвестиции и найти корпоративных партнёров. Но российские реалии акселерационных программ таковы, что, кроме образовательных материалов и пиара, которые, в принципе, можно найти гораздо дешевле и более кастомно, акселераторы глобально ничего не дают.

С другой стороны, мы знаем много сильных проектных команд, которые уже создали интересные продукты и могут их достаточно оперативно интегрировать, но они не готовы тратить свое время на акселерационные программы и работать бесплатно. Есть команды, которые зашли в корпоративные акселераторы и в государственные программы, взяв гранты и подчерпнув для себя несколько перспективных направлений развития. Но для того, чтобы прийти к успешному бизнесу им не хватало чёткого плана работы с компаниями и финансов. Хоть они и получили грант для решения финансовой задачи, но процессы развития не ускорились, а замедлились из-за того, что они получают эти деньги небольшими траншами и вынуждены теперь постоянно делать отчётность по полученным средствам. Команда очень сильная, но по этим причинам просто выпала из процесса.

После своеобразного знакомства стартапов и корпоратов, таким образом, акселерационная программа заканчивается, оставляя обе стороны на произвол судьбы. Можно назвать десятки примеров таких корпоративных акселераторов. Это и Яндекс с Tolstoy Startup Camp, из которого не был взят на вооружение ни один проект; это и Mabius от НМЖК (они внедрили только 3 проекта); это и акселераторы от Lego, Мега, Ikea Russia, взявшие лишь единицы стартапы-проектов в структуру и работу своего бизнеса.

И, в действительности, талантливые проектные команды хоть и пытаются принимать участие в российских корпоративных акселераторах, но всё же делают свои проекты сами и пытаются самостоятельно привлечь инвестиции, либо разработать продукт на собственные средства.

3. Коммуникации при внедрении инноваций в бизнес-процессы крупных компаний. Многие крупные корпорации уже успели поработать с акселераторами и их «выпускниками»-стартапами, но эффективных кейсов внедрения инноваций практически нет. Их единицы – это ГИС «АСУпроект» и проект VeeRoute из Санкт-Петербурга успешно внедренные в российском офисе SAP, фуд-стартапы ELE, King Claw и United Kitchen интегрированные с Нижегородским масложировым комбинатом (НМЖК). В российских реалиях по факту есть толкьо потраченные впустую деньги и время.

И основная проблема здесь не в недостаточном финансировании и господдержке, а всё же в отсутствии грамотной и эффективной коммуникации и выстроенной эффективной системы взаимодействия между стартапами и потенциальными корпоративными заказчиками.

Можно сколько угодно знакомить стартапы с корпоратами, но без грамотно налаженного диалога между ними и этой системы, а также без продуктолога, понимающего конечный результат, который сможет в режиме 24/7 помогать стартапу доводить идею до готового решения, потребности конкретного корпората, без этого ничего не получится.

В итоге сотрудники корпораций впустую тратят временные и финансовые ресурсы, устают от взаимодействия со стартапами, а стартапы, в свою очередь, не в состоянии сконцентрироваться на задаче отдельной корпорации и, как следствие, эффективно её решить.

Руководствуясь данными проведённого RFA (http://rfa.ventures) и миланским PWC исследования международного опыта стартап-проектов в сегменте фэшн-индустрии, которые успешно интегрировались в мировые бренды, можно в качестве примера привести стартап Carbon, печатающий на 3D-принтерах подошвы для Adidas Futurecraft 4D, стартап Brozewear – платформу для создания цифровой одежды, интегрированную в Nike, или проект Farfetch, разработавший онлайн-сервис для Nicholas Kirkwood и тд.

#rfa #креативныетехнологии #fashionкакбизнес #акселераторы

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Марианна Скворцова", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0440\u0435\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u044b\u0435\u0442\u0435\u0445\u043d\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438","\u0430\u043a\u0441\u0435\u043b\u0435\u0440\u0430\u0442\u043e\u0440\u044b","rfa","fashion\u043a\u0430\u043a\u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441"], "comments": 0, "likes": 10, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 39910, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 13 Jun 2018 17:18:54 +0300" }
{ "id": 39910, "author_id": 88439, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/39910\/get","add":"\/comments\/39910\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/39910"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

Комментариев нет 0 комм.

Популярные

По порядку

Комментарий удален

Комментарий удален

0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления