{"id":14289,"url":"\/distributions\/14289\/click?bit=1&hash=892464fe46102746d8d05914a41d0a54b0756f476a912469a2c12e8168d8a933","title":"\u041e\u0434\u0438\u043d \u0438\u043d\u0441\u0442\u0440\u0443\u043c\u0435\u043d\u0442 \u0443\u0432\u0435\u043b\u0438\u0447\u0438\u043b \u043f\u0440\u043e\u0434\u0430\u0436\u0438 \u043d\u0430 5%, \u0430 \u0441\u0440\u0435\u0434\u043d\u0438\u0439 \u0447\u0435\u043a \u2014 \u043d\u0430 20%","buttonText":"","imageUuid":""}

Digital-стажировка из топ-1000 «Сильных идей для нового времени». Как стать частью продуктовой команды за четыре месяца

Академия Абдрашитова проводит digital-стажировки на реальных проектах заказчиков. Это интенсивная подготовка профессиональных команд, способных самостоятельно выполнять сложные IT-проекты за короткий срок. В 2024 году Академия вошла в топ-1000 «Сильных идей для нового времени». Основатель компании и автор методологии стажировки Булат Абдрашитов рассказал, почему не любит онлайн-курсы, можно ли за три месяца стать продакт-менеджером и как им удается предлагать бесплатное обучение. Передаем ему слово.

Метод PBL

Я запускал стажировки в «Smart Академии» и фонде IT-стартапов «Спутник», а позже открыл собственную компанию «Академия Абдрашитова», которая обучает IT-команды по моему стажировочному методу.

В основе образовательной программы метод PBL (проблемно-ориентированное обучение), который разработали ученые Говард Барроуз и Робин Тамблин. Его суть — в обучении на реальных и значимых проектах.

У меня было практическое представление, что если во время обучения команду заставить собрать даже пять технически простых лендингов, это не поможет им перейти на сложный проект.

Выполнив реальный комплексный проект, разбитый на небольшие понятные задачи, участники стажировки отрабатывают полученные знания на практике и подтверждают полученную компетенцию.

Участники понимают, что это не работа в стол, а настоящий проект, — это сильная мотивация.

Чтобы прокачать софт-скилы участников, я разработал свою настольную игру, рассчитанную на 10 игроков, — это как раз состав стажировочной команды. Мы проводим ее в начале и в конце стажировки, чтобы сверить результаты.

Основатель Академии Булат Абдрашитов

Джуны — важный ресурс

Моя цель — поставлять на рынок качественно обученных джунов. Компании, которые хотят в штат только мидлов, заблуждаются, что это единственный способ организовать качественное производство. Он очень дорогой и без гарантии результата.

Если научиться работать с начинающими специалистами и развивать наставничество, то один мидл сможет работать с пятью джунами.

Джуны быстро становятся частью команды, к ним привыкают, учатся ставить им задачи. И это становится прекрасной, экономически выгодной практикой.

Стажеры приходят на работу ниже рыночной цены, но с условием быстрого роста. Например, стартовая зарплата — 30 тысяч рублей. Джуну дают ИПР (индивидуальный план развития). Через полгода он получает уже 60–75 тысяч, через год — 100 тысяч. Такой темп сохраняется примерно до 150 тысяч рублей.

Это выгодно тем, кто готов на старте согласиться на оплату ниже рынка и работать на результат, чтобы через год вырасти втрое.

Выпускники нашей стажировки — это выгодные сотрудники. У них еще нет когнитивных искажений из предыдущих проектов, но уже есть опыт работы на результат: с реальными ограничениями, дедлайнами и командным сотрудничеством.

Как проходит стажировка

За четыре месяца мы готовим продуктовую команду, которая может создавать и доводить до нужного результата сложные проекты. По итогу выпускников сразу берут на работу, и через год они дорастают до мидлов.

В продуктовую команду входит примерно стандартный набор специалистов: менеджер проекта, системный аналитик, frontend-, backend- и ML-разработчики, тестировщик, DevOps и UI/UX-дизайнер.

В тестовом режиме планируется добавлять направление HR-специалистов, которые влияют на мотивацию и успех команды изнутри, проводят one-to-one и различные тренинги.

Основная стажировка идет три месяца. На первом этапе в течение месяца участники знакомятся с теоретической базой, основами проектной работы, документацией, паспортом проекта, техзаданием. Они обучаются самостоятельно и решают задачи от наставников.

Вкладывать в стажировку меньше 20 часов в неделю вряд ли получится. В идеале — выделять 20 часов на стажировку и еще столько же на самостоятельное погружение в профессию.

На втором этапе они знакомятся с инструментом и начинают работу над проектом. Осваивают таск-трекеры и тайм-трекеры. Развивают личные компетенции вместе с наставниками и учатся взаимодействовать с командой. И еще 2–4 недели уходит на доработки проекта.

В проекте работают лучшие умы Томска, до которых удалось дотянуться, а также удаленные эксперты из Кыргызстана, Казахстана, Питера

В среднем за стажировку у команды получается от 300 до 600 часов работы.

За такое время в очень интенсивном режиме и при должном уровне усидчивости и трудолюбия возможно обучить с нуля системных аналитиков, продуктовых менеджеров и тестировщиков. А вот разработчикам нужна база: к нам приходят хотя бы с 1–2-го курса вуза, после онлайн-курсов или личных проектов.

Для нас это равноценный обмен. Они получают качественное образование и опыт командной работы, но если не выполняют требования, срывают сроки и нарушают договоренности, мы с ними прощаемся. Это повышает ценность образования.

Для тех, кто не справился с нагрузкой, есть запасной вариант: платная стажировка. Деньги в таком случае платят за дополнительное время специалистов, которое уходит на индивидуальное обучение таких стажеров.

На трекшн-сессиях я провожу лекции о производственных циклах, Scrum и Agile на реальных примерах. Эти мероприятия в «Точке кипения — Томск» открыты для всех желающих

Защита и приглашения на работу

Последний этап — это Demo Day, демонстрационный день. На нем участники защищают проекты перед заказчиками проектов и представителями компаний, заинтересованных в молодых специалистах, которые могут сразу пригласить участников на работу.

Зачастую команды забирают целиком, чтобы продолжить работу над продуктом, — в этом и была задумка.

Также мы приглашаем новых партнеров, которые пока только присматриваются к стажировке как к методу набора кадров.

Финалисты стажировки показывают свои презентации и рассказывают, на что потратили часы работы, какие навыки получили, как шла работа над проектом и к какому результату они пришли.

Участники рассказывают о внутренних переменах, потому что по моей методике софт-скилы — это база, на которой строятся компетенции и карьерный путь. Никому не нужны будут харды, если специалист не умеет договариваться и работать в команде.

Как правило, если человек хочет стать дизайнером, он уже открывал «Фотошоп» и «Фигму», ему это интересно. На стажировке он узнает, что такое компонентная база, как подготовить дизайн макета для фронтенд-разработчиков. Это уже намного больше, чем рисовать экраны. Мы получаем UX/UI-дизайнера, который умеет строить пользовательский опыт, понимает, как настраивать аналитику через дизайн, знает, какую размерность ему задать. И кроме того, понимает, как ему развиться дальше и какие навыки стоит прокачивать как минимум в ближайший год.

Та часть команды, которая находится в Томске, встречается по субботам в «Точке кипения — Томск» на трекшн-сессии

Целевая аудитория

Участники стажировок — студенты 3–4-го курса, которые хотят быстро стартануть, и люди после 30, которые хотят сменить профессию.

Потенциальных стажеров мы ищем с помощью рекламы в ВК и объявлений на HH. Взрослые люди очень удивляются, что не нужно платить за стажировку, как за обычный онлайн-курс. Но это совсем другой процесс по интенсивности, цели и результату. Онлайн-курсы помогают добирать технические компетенции на своей позиции и расти дальше. То есть тогда, когда можно сразу применить знания на практике.

В то, что с помощью онлайн-курсов можно развернуть карьеру на 180 градусов, я не верю. Когда я работал в HR, то отказывал в найме выпускникам курсов, потому что их ожидания и реальные компетенции чаще всего не совпадают.

Взрослым людям сложнее найти время на такую интенсивную стажировку, но у них есть преимущество — они более дисциплинированные и уже знают стоимость времени и денег.

До финала доходят 10–20%

На первом потоке Академии в первые два дня набралось 800 откликов, а всего порядка 1400. Но взять больше 120 человек не получается — пока в Академии не такой большой штат.

В первом запуске было 12 команд. Участников разбили так, чтобы заполнить команды по скилам. Каждую субботу проходят трекшн-сессии — контрольные точки с проверкой работы всей команды и анализом косяков каждого участника. Если кто-то нарушает правила (не набирает часы или не делает свою работу), его могут исключить.

Участники зачастую сами покидают стажировку: кто-то не справляется уже со вступительным заданием, кто-то не выдерживает интенсивности и боится подвести команду, а кто-то понимает, что эта профессия не для него.

Работа участников команды и итоговый результат существенно зависят от вклада каждого участника. Это основа стажировочного метода, потому что именно так и происходит в реальных проектах.

Каждая роль в команде завязана на другие. Дизайнер не сделал макет — нечего делать бэкендеру и фронтендеру, не сделал бэкендер — нечего делать фронтендеру. Именно такая взаимосвязь обучает работать над продуктами. По опыту подобных стажировок, до конца стажировки доходит только 10–20%.

Стажировка в Академии занимает 20 часов в неделю. Часть стажеров не выдерживает такой темп работы, потому что изначально не до конца отдавали себе отчет, во что они вписались. Команды могут полностью развалиться, и тогда приходится их пересобирать. Приходится менять напарников и учиться работать со всеми.

Откуда реальные проекты

У Академии три источника монетизации: продажа проектов, работа с компаниями, которым нужны специалисты, и платная стажировка для тех, кто не прошел по скилам или не может найти достаточно времени.

Академия договаривается с компанией, которой нужны сотрудники. Компания оплачивает набор и по желанию предоставляет наставника.

Либо в Академию приглашают сторонних оунеров — то есть будущих владельцев продуктов, которые заинтересованы в разработке. В результате работы стажеров получаются качественные рабочие прототипы и MVP проектов. Академия зарабатывает на том, что продает их заказчикам.

Наличие внешнего оунера повышает серьезность проекта. Задача перестает быть просто учебной: это настоящий боевой проект, который очень мотивирует команду.

В Академию пришел владелец строительной компании, которому нужен инструмент контроля рабочих. На рынке такая разработка стоит в среднем от 3,5 млн рублей. Академия может предложить проект всего за 500 тысяч рублей. Заказчик становится оунером команды и получает продукт, который он реально будет использовать.

Участники работают над крутыми проектами, которые могут добавить в портфолио не просто как учебные, а как реальный опыт.

Команда, которая сейчас заканчивает стажировку, разработала приложение, которое помогает агрономам правильно выбрать удобрения по химическому анализу почвы и фотографиям растений. Приложение оценивает, в каком состоянии растение, что с ним происходит, и дает рекомендацию, как его лечить. А также какое удобрение поможет получить максимально урожай — в каких местах на полях, в какой концентрации. Или как сменить культуру, чтобы дать полю отдохнуть и на следующий раз уже правильно засеивать. ML-модуль уже полностью готов, хотя датасеты пришлось искать по всему миру.

Участники проводили глубинные исследования, общались с агрономами и фермерами, которых нам нашла общественная организация «Опора России»

«Сильные идеи нового времени» дали признание

Моя супруга — Ирина Шкель, генеральный директор компании Red Cat. Она подавалась на «Сильные идеи» со своей идеей и предложила мне тоже попробовать. Я не привык работать с государством, у меня это никогда не получалось, и с вузами идет туго. Но я все-таки подал, и на удивление Академия попала в топ-1000.

Мне тяжело сотрудничать с вузами, потому что у нас диаметрально противоположный взгляд на образование. Пока все мои попытки сотрудничать заканчивались ничем. Складывается ощущение, что они привлекают абитуриентов и удерживают их от отчисления для отчетов и статистики. А какого качества специалистов они выпускают, насколько те готовы к реальным условиям работы и что с ними будет дальше — неважно.

Но риторика государства меняется. Стране нужно импортозамещение и сильные команды, которые смогут работать на результат. Поэтому и образование нужно перестраивать. Чтобы выпускники вузов создавали сильные, жизнеспособные команды, которые используют все современные цифровые инструменты, незашоренно думают, могут прозрачно работать и быстро адаптируются к разным условиям.

Я верю, что моя методика получит признание и будет масштабироваться, потому что это реально нужно компаниям и стране.

Благодаря участию в «Сильных идеях для нового времени» мы получили больше возможностей вести диалог с вузами. Для них это стало символом признания. Раньше они даже не хотели с нами общаться — думали, что это какая-то очередная пустая история. А за последние полгода мне удалось повзаимодействовать с разными ректорами. В итоге я понял, что все-таки они не наша аудитория. А наша — отдельные люди, которые хотят быстро попасть в профессию.

Пока верстали эту статью, в Точке кипения прошла защита очередного проекта. Команда стажёров разработала прототип проекта SoilRX. Это функциональный интернет-сервис, который поможет фермерам принимать более обоснованные решения для улучшения качества почвы на земельных участках. Сервис умеет выдавать рекомендации на основе химического анализа почвы и оценивать фертильность почвы. В сервисе использовали технологию ИИ, что позволяет качественнее подбирать рекомендации.

В составе команды были менеджер проекта, эйчар, бэкенд- и фронтенд-разработчики, специалисты по машинному обучению, девопс-инженеры. Каждый участник команды три месяца выполнял свою часть общей задачи и рассказывал о своей работе на защите:

Команда защитила свой проект и получила сертификаты. Четверо участников проекта сразу получили оффер от работодателей

0
Комментарии
-3 комментариев
Раскрывать всегда