Карьера Евгения Шамис
136

В чем сила, кластер?

В закладки

В последнее время все чаще и чаще Инновационный кластер Москвы обсуждают как на уровне профессионального сообщества, так и власти. Как первому межотраслевому кластеру РФ не стать абстрактной сущностью, а быть работющим «механизмом» и «инструментом».

Очень модное слово

Слово «кластер» понятно узкопрофильным профессионалам, а для большинства – то есть для нас, тех, в чьих интересах кластер обычно призван создавать условия не только хорошей работы, но и жизни, самореализации и творчества: горожан, студентов, малого бизнеса и т.д. … - кластер это что-то модное, но непонятное.

Последние 10 лет термином оперируют и в теме развития регионов и территорий, именуя «кластером» многое : то, где занимаются инновациями или производством, территории внутри городов типа Сколково, Винзавода или Флакона в Москве, Иннополис в Казании в теме ICT, маркетинга и производства - кластеры данных, кластеры продуктов. Когда говорят о кластере для развития города или региона, сложно уследить и разобраться, почему в кластеры делают столько вложений и зачем он лично нам, горожанам, представителям самых разных сфер и профессий. Кажется, может быть это просто красивое слово для получения финансирования?

Кластерный вокабюляр и не только

Кластер – это не ассоциация или формальное объединение компаний. Хотя разные сети, объединения однозначно работают на кластер и в большинстве ситуаций не мешают. Хотя…важно отслеживать, чтобы такие ассоциации не обязывали стать участником, потому что компании малого бизнеса, например, не всегда будут стремиться куда-то вступить. Главное для кластера – чтобы люди и компании приходили в него, выбирали эту территорию или экосистему в этот период своего развития, на какое-то время оставались тут.

В традиционном понимании кластер – это территория, на которой на расстоянии 2-3 часа езды друг от друга расположено много компаний разного размера (малый, средний, крупный бизнес, стартапы), университеты, технопарки, инкубаторы, разные научно-исследовательские и другие организации, НКО, СМИ, работающих по определенной теме. Концентрация обычно составляет 130 и больше участников (даже в аэрокосмосе и авиации). Именно такой количественный размах «имеет значение» и переходит в качественный – таким образом в одном месте появляется много правильных людей по теме специализации кластера и в результате формируется разнообразие – кластеру нужны люди, которые думают и действуют по-разному. Одна корпорация или компания формируют определенный образ мышления, привычки, модели, а кластер позволяет за них выходить.

А есть ли кластер? Разбираемся.

Именно поэтому кластер может и должен ежегодно (подчеркну, ежегодно) подтверждать, что он работает: в нем появляются решения по оптимизации и совершенно новым продуктам прежде всего для данной территории, сервисам и даже новые компании, стартапы, проекты, в том числе инновационные для отрасли и мира вообще.

Но важнее другое - в регионе и для него или в экосистеме кластера должны появляться новые профессии и рабочие места под них – это точное подтверждение силы кластера и это высший пилотаж. Задача кластера – ввести регион (или даже страну) в число 5-7, максимум 10 территорий мира, специализирующихся по той или иной теме, постоянно привлекая «своих» людей может быть даже со всего мира и помогать развиваться профессиональным сообществам.

Не все то кластер, что можно «потрогать»

Сильный кластер всегда основан на науке. Что происходит в таком кластере? В идеале в нем разрабатывают научно-производственные решения, которые производство оценивает, как рабочие и внедряет. Например, компания заказывает исследование и разработку решения в университете, и активно сотрудничает с ним в этом процессе. Сейчас это не всегда получаются – не всегда бизнес доверяет университетам. Хороший пример, где получается получить результат – Политехнический университет в Санкт-Петербурге, где умеют работать с обратным инжинирингом.

Самые объяснимые– это производственные или сервисные кластеры, они как бы «маркированы». Там производят много продуктов или сервисов по определенной специализации. В таких кластерах инновации касаются новых технологий по своей сути. Обычно по мере накопления потенциала в таких кластерах появляются свои исследовательские институты и фабрики мысли (занимаются анализом трендов и будущего). Тогда производственные или сервисные кластеры переходят в разряд научно-производственных кластеров. Примеры - автомобильный кластер в Калужской области, фармацевтический кластер в Ярославской области. Сюда же относятся гастрономические кластеры Барселоны и всего региона Каталония, отдельные регионы Италии, Франции, Перу, Санкт-Петербург. Москва и Казань очень интересны с точки зрения гастрономических кластеров. Их расцвет я надеюсь увидеть в самое ближайшее время и в Москве.

Понятные, правильные, традиционно самые сильные в мире – это научно-производственные или научно-сервисные кластеры, в которых есть и хорошее образование по специализации. Это касается, например, активно развиваемого Московского международного медицинского кластера.

Вроде бы очевидные с точки зрения формальных признаков, но не объяснимые, не очерченные – это образовательные кластеры. Там традиционно много вкладываются в науку и образование, туда надо ехать учиться, искать научные решения. Москва и Санкт-Петербург - однозначно сильные образовательные кластеры, так же, как Новосибирск и Томск. Томск – уникальные история с сильным образовательным кластером, когда большинство населения города связанно именно с образованием: 2/3 горожан либо учатся, либо работают в университетах, образовательных учреждениях. Образовательные кластеры есть в России - только как их объяснить, оценить и осознать? А это значит и нельзя «очевидным» образом ответить на вопросы - почему и по какой теме туда, а не в Оксфорд, Кэмбридж, Бостон с MIT и Гарвардом – над этим предстоит работать.

Все сильные кластеры создают инновации. Это обязательное (без исключений) условие работы кластера. Сейчас этим словом подчеркивают, что инновации должны быть или уже есть в кластере, что к этому надо стремиться, иначе без инноваций территория, город проиграют.

Кластер, как витрина: быть, а не казаться?

Именно поэтому, помимо определения специализации для мегаполиса, например, Москвы, где есть много разных кластеров, возникает задача - показывать не отдельный кластер, а всю себя как территорию инноваций – для горожан Москву, а для всего мира вскоре, скорее всего и весь российский инновационный потенциал.

Поэтому понятно и логично стремление Москвы к созданию платформы Инновационного кластера: необходимо и очертить весь потенциал, и объяснить, и представить горожанам и заявить стране\миру, то есть агрегировать инновации во всех имеющихся направлениях, развить новые.

Участникам кластеров нужны витрина и площадка для общения людей из разных отраслей, в том числе для более эффективного продвижения продукции за границей и создания кросс-отраслевых решений. Идея правильная – только слово «суперкластер» запутает людей. Я за то, чтобы найти другое слово, а использовать механизмы развития кластеров.

Кластеры: вам сюда, а вам туда

И так выяснили главное: кластеры - это не профанация, если их понимают те, ради кого создаются инновации и вовлекаются в них. А в нынешнее время, кластеры - это необходимое условие глобальной конкуренции для всех передовых территорий, включая города и мегаполисы. Они показывают специализацию места – что здесь сильное – и помогают ее усилить. Они создаются, для того, чтобы дать сигнал «вам сюда» и сконцентрировать у себя людей, компании, организации по своей тематике.

Это особенно критично, когда старые инструменты (территориально-промышленные комплексы с одним главным предприятием или закрытые города) перестали успевать за миром - для них он стал слишком быстрым, меняющимся, мобильным.

Кластеры же помогают конкурировать в 21 веке. И в первую очередь – конкурировать за людей! Впервые за историю человечества многие люди могут выбрать «правильный» стиль и место для жизни и работы, где они будут не только жить сами, но и перевезут свои проекты и амбиции. Модель «где родился, там и пригодился» стала слишком тесная. Поэтому все страны мира активно вкладываются в развитие кластеров, объясняя гражданам, что стоит за кластером, который «маркирует» ту или иную локацию определенным образом.

«Cluster»? Как это по-русски? Или «свои люди» решают все

Что значит «объяснять себя» для каждого из нас? Мы (большинство из нас, а не только ограниченная группа специалистов, которые напрямую занимается кластерами) не можем точно объяснить – что сильного, инновационного, классного есть в городе/ регионе. Грубо говоря, а по какому вопросу надо сюда обращаться или что здесь хорошо развивать.

А вот, например, Кремниевая долина вкладывается в свою идентификацию, постоянно конкретизирует и объясняет, что в ней сильного, отстраивается от Сан-Франциско, где другие сильные кластеры, подтверждает, что она продолжает оставаться Меккой для CIT отрасли.

А теперь попробуйте объяснить (с примерами за последние три года), что и почему сильное есть в Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Нижнем Новгороде, Перми, Краснодаре? Ответ «всё» не принимается. Ни один мегаполис мира не может быть силен во всём – людей со всего мира просто не хватит. Поэтому: главное для кластера - привлечь «своих», «правильных» по теме и духу людей, ведь именно люди принимают решения. И именно за ними в город, регион приходят компании. Поэтому важно помнить, что кластер – это не только про работу, это и про качество жизни. И это качество, культуру жизни в городе важно формировать, развивать. Так что задача новой платформы (называемый сейчас Инновационного кластером) – сделать Москву понятной и привлекательной для людей из разных отраслей. А наша задача – в этом участвовать и не быть пассивными. Как это делать – в следующей колонке.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Евгения Шамис", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": -1, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "subsite_label": "hr", "id": 60571, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 07 Mar 2019 17:31:27 +0300" }
{ "id": 60571, "author_id": 266871, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/60571\/get","add":"\/comments\/60571\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/60571"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199121 }

Комментариев нет 0 комм.

Популярные

По порядку

0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }