Kauri
73

От тостера до беспилотника. Как появился интернет вещей и почему он выстрелил лишь спустя 30 лет

Об интернете вещей сейчас говорят исключительно как о прорывном явлении нашего времени. По данным американского аналитического агентства Strategy Analytics, к концу прошлого года к интернету подключились больше 20 миллиардов устройств. Уже в ближайшее десятилетие появятся беспилотная логистика, доставка еды с помощью дронов и умные города.

В закладки

Большинство людей считает, что технологии интернета вещей развиваются последние десять лет. На самом же деле, IoT-технологии разрабатывались еще в прошлом веке, но эти проекты были законсервированы. Мы расскажем, почему так произошло.

Деды интернета вещей

Самый известный в мире физик-футоролог Никола Тесла еще в 1926 году предсказал появление того, что сейчас мы называем интернетом вещей. В интервью журналу Collier’s ученый рассказал, что в будущем все физические предметы объединятся в огромную систему.

Более того, он предположил, что приборы, с помощью которых такое объединение станет возможным, будут размером со спичечный коробок и легко поместятся в кармане. Имел ли он в ввиду именно смартфон, уже никто не узнает. Да и инструкций для изготовления таких технологических новшеств Тесла не оставил.

Неформально история технологии интернета вещей началась с автомата Coca-Cola в 1982 году. Сначала это был обычный вендинговый аппарат на третьем этаже университета Карнеги-Меллон. Запасы бутылок в нем заканчивались очень быстро, и студенты, поднимаясь на третий этаж, как правило, разочарованно возвращались в аудиторию с пустыми руками. Чтобы не подниматься наверх почём зря, они установили в автомате датчики, проверяющие не только то, есть ли напиток в автомате, но и определяющие его температуру. Студенты подключили автомат к университетскому компьютеру PDP-10. Через него они проверяли, можно ли уже идти за банкой газировки.

За рамки студенческой самодеятельности этот проект так и не вышел, и технология IoT появилась спустя несколько нет. Впрочем, в интернете до сих пор хранится архивный сайт, на котором студенты все того же университета уже в 1990-х годах проверяли запасы газировки.

Кстати, сейчас Coca-Cola выходит на рынок с более оригинальными решениями на основе уже привычного IoT. Среди самых «хайповых» оказались: автомат дружбы между Индией и Пакистаном (страны с 1947 года враждуют из-за спорной территории Кашмир. В 2013 году, чтобы наладить отношения между жителями стран, в них установили аппараты, которые транслировали происходящее в другой стране и за добрые жесты и приветствия раздавали напитки), Coke Hug Machine в Сингапуре (датчики срабатывали на человеческое тепло, нужно было обнять автомат, чтобы получить напиток) и акция ко дню Всех влюблённых в Стамбуле (автомат включался при приближении двух идущих близко друг к другу людей и выдавал бесплатные напитки за объятия и поцелуи).

Официальная история IoT начинается в 1990 году, когда один из создателей протокола TCP/IP (на котором базируется весь интернет) Джон Ромки привез свой домашний тостер на выставку технологий Interop и продемонстрировал публике причудливый эксперимент: он смог приготовить тост без прямого контакта с прибором, управляя им через удалённое подключение.

Объединить предметы в единую сеть и управлять ими через интернет тогда не было самоцелью разработчиков. Все великое, как водится, рождается случайно. Так и тостер был всего лишь демонстрацией революционной на тот момент технологии RFID.

Радиометки пиарили как могли: ими повсеместно обклеивали товары на складах и магазинах. Суть интернета вещей тогда сводилась к дистанционному учёту и контролю предметов с помощью радиосигнала. Соответственно, первыми «вещами» стали именно коробки с товаром, а ритейл — первой отраслью, в которой применялся IoT.

Правда, самого термина «интернет вещей» тогда ещё не было, его ввели в обиход лишь спустя девять лет. Разработчики RFID свою миссию выполнили: популяризировали технологию, а об умном тостере почти на десятилетие все забыли. Впрочем, в 2017 году Джон Ромки сообщил, что тот тостер до сих пор «иногда поджаривает хлеб» у него дома в Портленде.

Еще одним прародителем интернета вещей считается умный фонтан. В 1998 году компьютерный учёный Марк Уэйзер научил городскую достопримечательность работать синхронно с переменами на фондовом рынке.

Отцы интернета вещей

Само понятие «интернет вещей» официально появилось в 1999 году. Ввести это словосочетание предложил исследователь RFID-технологий Кевин Эштон во время презентации для Procter&Gamble. Изначально он хотел развить технологию для оптимизации производства, для этого он хотел наладить автоматический сбор и обработку данных с помощью все того же RFID.

Автор новоизобретённого термина так увлёкся этой технологией, что решил покинуть концерн ради создания исследовательского центра Auto-ID при Массачусетском технологическом институте. Следующие 10 лет этот центр занимался радиочастотной идентификацией (RFID) и новыми сенсорными технологиями, там же была разработана архитектура интернета вещей.Но большим спросом IoT на тот момент не пользовался. Специалисты вспоминают, что до 2010 года новая технология находилась в состоянии полусна: занимала свою небольшую нишу, но дополнительное внимание не привлекала.

Впервые с момента появления термина о нем вспомнили лишь в 2008 году. Опять же, случилось это не намеренно. Дело в том, что прежде внимание всего человечества было сосредоточено на смартфонах — то время считается мобильным бумом, росла не только скорость появления новых моделей устройств, но и трафик. Освоением нового рынка заняты были все: потребители, производители, телеком-операторы. Но вот внезапно грянувший мировой финансовый кризис резко снизил скорость этой гонки. Денег в отрасли стало заметно меньше, тогдашняя модель роста больше не работала.

Так технооптимисты стали задумываться о будущем: а что придет после смартфонов (читай: куда вкладывать деньги)? Как будет развиваться рынок мобильных коммуникаций в ближайшие 10 лет (то есть до 2020 года)?

Ответ на этот вопрос нашёлся на страницах аналитического отчета от Ericsson за 2009 год. В компании предположили, что в 2020 году рынок захватят умные устройства, то есть подключенные к всемирной сети, то есть тот самый хорошо забытый интернет вещей. Согласно их подсчетам, у нас сейчас должно было быть 50 млрд подключенных к паутине IoT-устройств. Они, конечно, прогадали, но тогда от такого прогноза возбудились очень многие: в переводе на деньги цифра показалась внушительной.

Параллельно с тем начали появляться первые голосовые сервисы от Google: это были «большие деньги серьёзных ребят», и операторам захотелось урвать кусок этого денежного пирога. А тут как раз «возродился» интернет вещей с возможностью создания на его основе множества различных сервисов: умное управление офисом, зданиями, климатом – была бы фантазия. Перспективы IoT стали более ощутимы. На руку разработчикам оказалось и то, что в 2014 году человечество пересекло очередной рубеж – количество мобильных устройств превысило численность населения Земли. И все эти гаджеты имели выход в интернет и взаимодействовали между собой.

К разработке IoT-решений подключились и другие компании. Например, в 2014 году Cisco, AT&T, Intel и IBM создали Международный консорциум промышленного интернета и создают стандарты IoT. Участники объединения и сегодня занимаются углубленной аналитикой и обработкой данных. В частности, компании научились прогнозировать поломки оборудования и обеспечивать предиктивное техобслуживание различных устройств.

Новая надежда

Новейшая история интернета вещей началась примерно в 2015 году, когда IoT-технологии понемногу стали выходить на массовый рынок. Например, тогда же стала популярна идея использовать в коммерческих целях дроны. Эту идею поддержало и Федеральное агентство воздушного транспорта, одобрив возможность использовать их для опыления растений. Разработчики уже возлагают на дронов большие планы — например, использовать их в качестве курьеров для доставки почты или еды.

Также разработчики стали активно работать над беспилотными автомобилями, голосовыми помощниками, умными домами — в общем, над всем тем, о чем можно прочитать в остальных текстах нашего блога. Несмотря на это, «умные» вендинговые аппараты по-прежнему привлекают не меньше внимания, чем в далеком 1982 году.

По оценкам Strategy Analytics, к 2025 году в мире будет 38,6 млрд IoT-устройств, к 2030 году их число достигнет 50 млрд. Таким образом, мы опаздываем от прогнозов экспертов всего на 10 лет, что по меркам истории незначительно.

{ "author_name": "Kauri", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 0, "likes": 0, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "kauri_iot", "id": 99231, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Thu, 26 Dec 2019 13:12:32 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 99231, "author_id": 378698, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/99231\/get","add":"\/comments\/99231\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/99231"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 378698, "last_count_and_date": null }
Комментариев нет
Популярные
По порядку
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }