{"id":13456,"url":"\/distributions\/13456\/click?bit=1&hash=6bf95d5850d39a632d71d9ebb94b8a4e644bc6a23b4e4c2644b39e47003b100d","title":"80 \u0442\u044b\u0441\u044f\u0447 \u0447\u0435\u043b\u043e\u0432\u0435\u043a \u0438\u0441\u043a\u0430\u043b\u0438 \u043f\u0430\u0440\u0443 \u0434\u044b\u0440\u044f\u0432\u043e\u043c\u0443 \u043d\u043e\u0441\u043a\u0443 \u0441\u043f\u0435\u0446\u0430\u0433\u0435\u043d\u0442\u0430","buttonText":"\u0427\u0442\u043e\u043e\u043e?","imageUuid":"a05ce1a7-0771-5520-b8cb-45c9bdd65351","isPaidAndBannersEnabled":false}

Кто такие патентные тролли и как с ними бороться

Объясняет на примерах Елена Купцова, руководитель управления патентования «Гардиум».

Термин «патентные тролли» применяется к лицам или компаниям, которые злоупотребляют патентным правом с целью получения выгоды, многократно превышающей действительную стоимость патентов.

Их типичная тактика: зарегистрировать патент или товарный знак, связанные с чем-то, что используется повсеместно (либо используется кем-то конкретным, но пока юридически не оформлено), и затем требовать компенсаций за «нарушение» своих «прав».

Мало того, что они подрывают реальное производство и сферу услуг, они также наносят ущерб научно-техническому развитию за счет создания юридических и репутационных преград на пути инвестиций. К тому же патентный троллинг может стать источником роста банкротств и безработицы. Во всем мире это занятие считается злом, с которым необходимо бороться.

«Золотая лихорадка» патентных троллей

Патентное вымогательство успешно существует почти полтора века в правовом поле, а сами тролли становятся миллионерами.

Однако не все организации, «сидящие» на патентах, автоматически становятся патентными троллями. Если они выдают лицензии на разумных и справедливых условиях, то их называют добросовестными владельцами интеллектуальной собственности. Поэтому в юридической практике важно отделять зерна от плевел.

Главным отличием является то, что патентные тролли осуществляют лицензионную деятельность в ущерб рынку, а также выискивают жертвы среди компаний, которые якобы могут быть причастны к нарушению их патентных прав. Затем начинается шантаж огромными исками и/или реализуется порочная тактика юридического хардбола, которая через судебные разбирательства буквально изводит бизнес:

  • Если под ударом оказывается публичная компания, то ее акции, скорей всего, упадут;
  • Если предприниматель – от него могут отвернуться партнеры и клиенты.

Затем по цепочке страдает уже все общество, особенно самые незащищенные слои.

В 2015 году в США компания Turing Pharmaceuticals, получив в свои руки право на препарат, используемый для лечения серьезных инфекций, заставила производителей увеличить цену упаковки с $13,50 до $750.

Гендиректор Turing Pharmaceuticals Мартин Шекли назвал себя нераскаявшимся капиталистом и Бугименом из американского фильма ужасов. Но на самом деле он просто один из представителей огромной армии патентных троллей, чем, похоже, даже гордится.

Идентификация тролля

Согласно книге Роберта Х. Резиса «Патентные тролли. Выученные уроки», история патентного троллинга в США началась еще в 1879 году, когда некий Джордж Селден подал заявку на «машину с колесами, с рулем и двигателем компрессионного типа, содержащим один или несколько цилиндров». Последний он назвал в честь себя и 16 лет умышленно затягивал рассмотрение своего изобретения. А за это время американский автопром встал на ноги, что давало возможность Селдену резко взвинтить ставки по искам.

Автопроизводитель Генри Форд сумел доказать, что так называемый «двигатель Селдена» является на самом деле известным «двигателем Брайтона», основанном на классическом термодинамическом цикле, который применим не только для двигателей внутреннего сгорания, но и для газотурбинных и турбореактивных двигателей.

Не вдаваясь в подробности этого дела, отметим только то, что принципиально важно для понимания сущности патентного троллинга: в борьбе с патентным троллингом можно и нужно опираться на техническую сторону вопроса.

Не секрет, что в большинстве патентов используются промежуточные технологии, которые опираются на классические научные достижения, являющиеся собственностью человечества. Но, с другой стороны, сегодня ситуация резко усложнилась, особенно в наукоемких областях, например, в фармацевтике. В частности, в производстве многих лекарств ноу-хау имеют статус коммерческих топ-секретов, что не позволяет использовать технических экспертов.

Говоря иначе, без опытных адвокатов, специализирующихся на патентном праве, в борьбе с вымогателями иногда просто не обойтись. Юристы, безусловно, в курсе приемов троллинга, но с точки зрения закона злоупотребление крайне сложно доказать. Суд изначально стоит на защите интеллектуальной собственности, и получается так, что у недобросовестных патентодержателей не только мяч на их стороне, но и счет в их пользу.

Поэтому важно еще до суда идентифицировать патентный троллинг, чтобы показать на спорщика пальцем и сказать: «Я знаю, кто ты. Ты — патентный тролль», – тем самым «забрав мяч». Сделать это можно, внимательно изучив, чем патентный тролль отличается от нормального правообладателя интеллектуальной собственности.

Признаки патентного троллинга

Во-первых, тролли, как правило, покупают патенты у обанкротившейся или оказавшейся в трудном положении фирмы и сразу подают в суд на другую компанию. В иске говорится, что выпускаемый продукт ответчика нарушает приобретенный патент.

Во-вторых, тролли, нападая на производителей, сами таковыми не становятся. Если же выдают лицензии, то на заведомо грабительских условиях, как в примере с «нераскаявшимся капиталистом Мартином Шкрели». Расценки взлетают в десятки, а то и в сотни раз.

В-третьих, у троллей нет исследовательской или инженерной базы, необходимой для совершенствования приобретенных технологий, поэтому вся их работа сводится к нападению на технологические компании.

В-четвертых, тролли нацелены на патенты-репликанты, исключающие любой вид деривации. По сути, они пытаются играть в Монополию, поэтому им нужны технологии, которые чрезвычайно трудно копировать с небольшими отклонениями и нарушение которых легко доказать в суде.

В-пятых, тролли регистрируют пачками товарные знаки с использованием часто встречающихся словосочетаний или символов. И хотя вымогатели практически не используют эти ТЗ, они требуют огромные откупные от компаний, использующих в своем бизнесе похожие бренды. В полной мере это относится и к незапатентованным полезным вещам, на которые тролли тоже получают патенты – точно так, как в случае с «двигателем Селдена».

Все вышеперечисленное подпадает под понятия юридически значимых действий, которые могут иметь юридические последствия для патентных троллей.

Патентные тролли в России

В отличие от Америки, российская история патентного троллинга является более скромной, прежде всего из-за социалистической формы производства в СССР. Судиться с Советским Союзом – владельцем народной интеллектуальной собственности, – граждане по понятным причинам побаивались.

Но в девяностые и нулевые этот нечистоплотный бизнес начал стремительно распространяться в РФ.

В 1999 году компания ООО «Технополис» получила российский патент на обычную стеклянную бутылку, зарегистрировав ее как «сосуд стеклянный». После чего «дети капитана Селдена» стали требовать от производителей пива и безалкогольной продукции 0,5% от выручки за право «воспользоваться его интеллектуальной собственностью».

Потребовалось время, чтобы коллегия Палаты по патентным спорам прекратила действие лишенного здравого смысла патента на бутылку.

Тем не менее, не всегда российское правосудие дает по рукам патентным троллям.

В 2018 году Роспатент встал на сторону Азамата Ибатуллина и аннулировал товарный знак Top Gear («Главная передача»), принадлежащий британской BBC, признав, что тот схож с обозначением TopGear, зарегистрированным Ибатуллиным раньше.

Несмотря на то, что вначале президиум Суда по интеллектуальным правам (СИП) решил, что BBC законно получил бренд Top Gear и широко использует его в своем бизнесе, позднее СИП все-таки встал на сторону хозяина TopGear, тем самым отдав победу патентному троллю.

Таких споров в России накопилось много. Как следствие, в ряде ответственных адвокатских бюро появился опыт противодействия патентному мошенничеству. Учитывая, что тролли, как правило, юридически подкованы, они уходят в сторону, если им будут представлены аргументы, доказывающие злоупотребление патентным правом. Но лучше всего заранее обезопасить свой бизнес от вымогателей, зарегистрировать безопасный товарный знак или получить нужный патент.

Что делать, если патентный тролль настаивает на суде?

Судится с троллями накладно и нервно. Из российской практики в этой связи можно вспомнить иск патентного тролля IPAT к «Лаборатории Касперского» и еще 34-м айтишным корпорациям.

Американская компания IPAT настаивала на нарушении двух ее патентов, полученных еще в 90-х годах прошлого века.

Дело интересно тем, что все 34 компании, кроме «Лаборатории Касперского», сдались и согласились выплатить истцу компенсацию. Но в ходе судебного разбирательства, длившегося 3,5 года, «Лаборатория Касперского» победила, принудив IPAT не только отозвать иск, но пойти на уступку с условием with prejudice, что означает отказ от подачи повторного иска.

Термин with prejudice появился в США в ответ на бесконечные иски. Более того, в 2014 году в Америке был принят закон, наказывающий истцов, если доказана несерьезность патентных исков. В этом случае все издержки ложатся на троллей. Но здесь речь идет скорее о дилетантах, так как профессиональные тролли не дают судам усомнится в своих «серьезных» намерениях. Тем не менее, дальше американцы не пошли, посчитав ужесточение правосудия угрозой свободе инновационного предпринимательства.

Действительно, введение дополнительных фильтров, при регистрации патентов и товарных знаков оказывает тормозящее воздействие на инновационную деятельность. С другой, система интеллектуальной собственности во всем мире, включая Россию, скатывается к кризису как раз из-за свободы и простоты получения патентов.

В целом фирмы и лица, подходящие под определение патентных троллей действуют в рамках правовой системы, но их агрессивная политика вредит бизнесу и нарушает социальный контракт по стимулированию и защите инноваций. Об этом важно говорить на судах, делая упор на социально опасном деянии троллей.

В ходе иска Ибатуллина А. В. к владельцу сети магазинов «Муравей» Демерчяну С.А. было выдвинуто требование о прекращении охраны товарного знака бизнесмена и выплате 800 тыс. руб. в пользу истца.

Ибатуллин А.В. настаивал на сходстве до степени смешения со своим ТЗ, но его шаги однозначно подрывали бизнес ответчика, который относился к своему делу добросовестно. Суд, состоявшийся летом 2020-го года, встал на сторону настоящего правообладателя ТЗ «Муравей» и, кто знает, возможно даже спас бизнес Демерчяна, сохранив рабочие места и налоговые отчисления.

Таким образом, бороться с патентным троллингом в России можно и нужно, используя в том числе и мировой опыт доказательства злоупотребления патентным правом, а также оперируя понятием «добросовестность», которое в данных спорах становится веским аргументом.

Кстати, в ЕС патентный троллинг распространен куда меньше, чем в США, где судятся много и по любому поводу. В Америке в патентных спорах стороны рискуют лишь гонорарами адвокатов, тогда как в Европе в подобных разбирательствах действует правило «проигравший платит все издержки». В итоге исков ради исков в Старом Свете меньше и тролли более осторожны в своих планах. Безусловно, этот опыт был бы полезен и российскому правосудию.

Елена Купцова
Руководитель управления патентования "Гардиум"
0
9 комментариев
Написать комментарий...
Примитивный вентилятор

Вроде и как очевидные и известные вещи пишут, но читать приятно -) 

Ответить
Развернуть ветку
AlexW

Правильная мысль, что с патентными троллями нужно обязательно бороться. При должной подготовке это вполне возможно, а также можно вчинить ему иск за ущерб.

Ответить
Развернуть ветку
Denis Mayorov

Если вы не Микрософт, то для вас расходы на суды будут превышать требуемую сумму. Вы можете создать репутацию непримеримого, но это будет стоить денег. Это надо учитывать.

Ответить
Развернуть ветку
AlexW

Вопрос где, это происходит, если в сутяжной Америке, то да, но и там можно пройти, Касперский как раз там и устроил Сталинград патентным троллям, причём так, что их стараются стороной обходить. А если у нас, то вполне можно доказать и за недорого. И патент отозвать, если есть хоть одно реальное доказательство. 

Ответить
Развернуть ветку
Denis Mayorov

Изобретение должно обладать новизной и изобретательским уровнем. Вы не можете запатентовать то, что "используется повсеместно". Более того, вы не сможете запатентовать то, что очевидно специалисту в данной области. А если и сможете, то не получите ничего, кроме расходов на суды и отозванный патент.

Ответить
Развернуть ветку
AlexW

Даже больше, если вы что-то новое опубликовали, например, в интернете и можно определить дату, и не запатентовали, то через 6 месяцев ни вы и никто уже не сможет это запатентовать. 

Ответить
Развернуть ветку
Кшиштоф Граблевский

Гардиум, вы лучше расскажите, почему вы себя нарекли федеральным бюро. Ведь такое указание может вызвать ассоциации о принадлежности к государственным органам и вы точно об этом знаете. Вы что, имеете намерение вводить потребителей в заблуждение?

Ответить
Развернуть ветку
Гардиум, патентно-адвокатское бюро
Автор

Спасибо, что обратили наше внимание. Это название уже несколько лет как неактуально. Можете убедиться на нашем сайте, что мы его не используем - gardium.ru. Причину вы назвали сами.
К сожалению, на VC самостоятельно переименовать аккаунт у нас нет возможности. Просьбу о смене названия направили администраторам.

Ответить
Развернуть ветку
Виолетта Янтарная

Здравствуйте! У меня возник вопрос по названию "патентный тролль". Если это патенты, то они выдаются на три объекта. Но при чем здесь тогда товарный знак, если он относится к средствам индивидуализации, и не патентуется, а регистрируется (как я знаю)? Применение звания "патентный" будет по отношению к ним актуально?

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 9 комментариев
null