Твой промокод на КиноПоиск
TOLDYOU
18+

Стратегия пространственного развития России, или как жить по-человечески: экспертное мнение РЭУ имени Г.В. Плеханова

В 2019 г. российские ученые разработали ещё одну стратегию развития экономики РФ под названием «Стратегия пространственного развития РФ до 2025 г.». Чтобы не допускать перестановки первых двух слов в названии, постараюсь кратко изложить основные цели и результаты работы группы ученых, включая сотрудников лаборатории НИО РЭУ им. Г.В. Плеханова и ее заведующего профессора Кузнецову Ольгу Владимировну, высказав своё экспертное мнение экономиста и преподавателя кафедры мировой экономики того же вуза.

В закладки

1. Новая концепция — ещё один костыль для реализации неработающей стратегии регионального развития России и других документов, призванных ускорить экономический рост, уменьшить дифференциацию регионов и победить бедность. Но — темпы роста близки к нулю, региональные различия по уровню доходов нарастают, количество бедных оценивается уже не в 20 млн, а согласно подсчетам экспертов, в 94 млн человек из 140 млн населения России. См. https://www.opentown.org/news/271661/ Это те, кто на свои доходы, может только купить еду, одежду и заплатить за ЖКХ. А это 64% населения страны. А что будет через год, через два, если цены на нефть останутся на уровне 20-30 долл. за баррель?

2. Наши ученые установили, что до 80% всех денежных средств, получаемых регионами из центра, — это прямые расходы федерального бюджета, которые непрозрачны и выбиваются региональными начальниками, использующими свои связи и влияние. Могут ли они распределяться эффективно? Ученые говорят, что при нынешней системе реальное распределение средств будет происходить не исходя из стратегических целей, прописанных на бумаге, а исходя из текущих и иных соображений.

3. К этому можно прибавить абсурдное выделение приоритетных территорий с точки зрения финансирования. У нас таких - 51 субъект Федерации в статусе геостратегических регионов из 85 всех субъектов, в которых еще более 120 приоритетных территорий, а не только остающиеся все время на слуху Дальний Восток, Крым и Северный Кавказ. Да не оскудеет казна! Больше ничего не скажешь.

4. Постоянно происходит отток населения из сельской местности и малых городов в крупные региональные центры, а оттуда — в Москву и Санкт-Петербург и дальше на Запад. Конечно, этот процесс — мировая тенденция роста городских агломераций за счёт периферии, а не российская специфика. В городах есть работа, школы, детские сады, больницы и центры развлечений. Только жизнь в таких городах превращается в одно сплошное мучение — пробки на дорогах, загрязнённый воздух, жесткая конкуренция за рабочие места, многочасовые поездки на работу, ненормированный или интенсифицированный до предела рабочий график, временное жилье, частая смена работы, работа не по специальности, оторванность от родных людей и малой Родины, психологическая неуверенность, приводящая к росту агрессии. То есть все прелести жизни мигранта.

5. И наконец, несмотря на все усилия правительства по созданию свободных экономических зон, промышленных кластеров, точек экономического роста, не удаётся создать территории с устойчивой специализацией, которая обеспечивала бы постоянный рост конкурентных преимуществ производимых в регионе товаров и услуг для расширения последующего обмена и роста доходов. Из центра планировать не получается, на местах нет денег, крупные частные национальные и иностранные инвесторы, покупая или создавая предприятия с нуля, занимаясь строительством инфраструктуры, если не получают крупные бенефиты от государства, руководствуются, естественно, корпоративными, а не региональными интересами.

В результате, условия, в которых живут многие российские граждане, нельзя назвать не только комфортными, но и человеческими, то есть такими, которые позволяют в полной мере сохранять физическое, моральное и психическое здоровье, гармонично существовать в окружающей среде и получать удовлетворение от жизни. Есть ли возможность улучшить условия жизни россиян в обозримом будущем? Мой ответ— и да, и нет.

1. Это абсолютно невозможно сделать в условиях существующей системы распределения власти — сложившихся межбюджетных отношений, отсутствия выборов, доверия населения к власти и желания брать на себя реальную ответственность государственных органов управления на всех уровнях. Как советские колхозники отвыкли от ответственности за каждый выращенный колосок, так и современные начальники отвыкли считать (если только не в свой карман) каждый заработанный и потраченный рубль. Одни — потому что все равно отберут в федеральный бюджет, другие — потому что выделят оттуда же. И никакие стратегии здесь не помогут. Да и сами ученые это понимают. «Никому кроме ученых это пока не нужно, — говорит профессор РЭУ О.В. Кузнецова. — Весь разговор о приоритетах пространственного развития — это будет абстрактный разговор на сугубо экспертном качественном уровне, который слабо связан с реальным процессом принятия управленческих решений». Точка. Поэтому эту часть проблемы оставим решать политикам и специалистам по бюджетному планированию.

2. Исходя из необходимости решения наиболее важной проблемы — проблемы бедности — необходимо правильно определить наибольший с точки зрения территориального охвата объект управления и сконцентрировать на нем принятие управленческих решений и контроль. Выбор такого объекта происходит среди: макрорегионов, федеральных округов, проблемных регионов, субъектов федераций, крупных агломераций, агломераций, входящих в точки роста. В своей стратегии разработчики уповают на использование в качестве «паровозов» экономического развития сорока уже существующих крупных городских агломераций, постепенно связывая их современной инфраструктурой в надежде, что они не только будут втягивать в себя как "пылесос" население окружающей периферии, но и обогащать и поддерживать жизнь в близлежащих городках и посёлках.

Эта идея видится наиболее перспективной, так как соответствует реально протекающим процессам и не требует такого управленческого насилия, как перемещение больших масс населения в отдаленные районы к промышленным новостройкам и для освоения новых земель. Однако для ее воплощения есть ряд условий:

1. Региональные крупные города должны превратиться в не менее современные европейские центры развития науки и культуры, чем Москва, Санкт-Петербург, Вена, Париж, Лондон и пр. Иначе отток населения из регионов будет продолжаться до тех пор, пока все население РФ не сконцентрируется в трёх российских агломерациях — двух столицах и на Черноморском юге России, а оставшаяся часть заграницей. Более того, будущие региональные центры должны иметь набор явных преимуществ перед этими тремя российскими территориями. Каких? Комфортность проживания, низкие барьеры создания бизнеса, не менее высокий уровень среднего и высшего образования, безопасности, качества управления, доходов, развития инновационной и культурной среды и др. Возможно ли это? По крайней мере, без свободы принятия самостоятельных решений относительно способов зарабатывания и расходования денег нет. И конечно, без участия населения в управлении территориями на всех уровнях, начиная с муниципального. Человек должен чувствовать — это моя школа, моя церковь, моя больница, мой стадион, моя управа. Мой опыт показывает, что пять первых человек, к которым я обратилась с просьбой подсказать, как быстрее дойти до районной управы, вообще не знают, где она находится и никогда там не были. А в здании Управы размещается не только ее глава, но и местные депутаты.

2. Опустынивание российских деревень уже не остановить, так как в большинстве из них не создаётся новых рабочих мест. Однако местные органы власти могли бы поспособствовать переселению людей в ближайшие агломерации, выстраивая их с нуля как современные города-спутники с удобной инфраструктурой, и оказывать поддержку в развитии малых и средних бизнесов, ориентированных не только на региональный и в целом внутренний спрос, но и, что важно в условиях интернационализации производства, на требования зарубежных рынков. Вечная проблема российской периферии — она способна создать уникальные востребованные товары, но не способна их масштабировать и монетизировать.

3. Возвращаясь непосредственно к проблеме бедности, отметим, что она решается не ростом дотаций и государственных субсидий. Главное — это дать возможность развиваться местным бизнесам, которые создадут рабочие места, увеличат доходы и массовый спрос и сами начнут принимать участие в поддержке тех, кто по объективным причинам находится в трудных жизненных обстоятельствах. Перефразируя русскую поговорку «сытый голодного не разумеет» можно с не меньшим основанием утверждать — «голодный голодного не разумеет». И вот решая эту проблему, государство должно снизить общую нагрузку на МСП и предоставить преференциальный режим всем новым бизнесам. Можно предложить схему «3 на 5» — 3 года господдержки в форме различных форм субсидирования и 5 лет освобождения от части налогов.

4. И ещё один важный момент. У нас есть все естественные возможности для развития внутреннего и внешнего туризма, который может принести огромные доходы в регионы. В российских публикациях много говорится о том, что развитию этой сферы мешает отсутствие денег и инициативы на местах, низкий уровень внутреннего спроса. Но как известно, бедность часто, хотя не везде и не всегда, сопровождается высоким уровнем преступности. Можем ли мы безопасно путешествовать по нашей стране? Уверены ли мы в том, что, приехав в одну из деревень, встретим радушный приём и в случае конфликтной ситуации найдём защиту со стороны представителей власти? В советское время можно было поставить палатку на берегу реки и чувствовать себя в относительной безопасности. Но сейчас другие времена, которые требуют других подходов. Поэтому быть привлекательным туристическим регионом и, следовательно, иметь имидж безопасной страны — это очень важный вопрос. Безопасность — это фактор и одновременно следствие экономического роста.

В заключение хотелось бы отметить: для того чтобы стратегия пространственного развития России не стала ещё одним мертворожденным планом и маниловщиной, необходимо преодолеть не только информационный вакуум и безответственность в распределении и расходовании денежных средств регионов, но и паралич их властных полномочий.

д.э.н., профессор кафедры мировой экономики РЭУ им. Г.В. Плеханова Людмила Львовна Разумнова

{ "author_name": "Людмила Львовна Разумнова", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 1, "likes": 5, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "subsite_label": "life", "id": 123085, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Sun, 26 Apr 2020 01:32:01 +0300", "is_special": false }
18+
Ходите в кино дома
Проведите 45 дней с КиноПоиск
по промокоду TOLDYOU
Промокод будет скопирован
Промокод действует до 10.07.20 для новых подписчиков онлайн-кинотеатра КиноПоиск HD на 45 дней бесплатной подписки. Условия просмотра: ya.cc/4y4UX
Объявление на vc.ru
0
1 комментарий
Популярные
По порядку
1

Три штриха о безопасности в регионах:
1.Приятели сплавлялись по сибирской реке на надувной лодке. Из кустов раздался выстрел, дробины не долетели несколько метров. "Гостеприимно" попугать хотели?...
2.Другие приятели отъехали от Москвы на 100 км. Машину оставили на дороге, расположились на пикник на склоне к речке. Через 20 минут на двух машинах подъехали местные гопники: платите за то, что сидите на нашей земле. Разборка заняла трое суток.
3.Я лично ехал просёлочной дорогой в Крыму в 1984 году, к жене и дочери из Москвы. Дорогу перегородил КРАЗ, из него высыпали около 20 моряков (??).
- Мужик, дай бензину, заглохли мы. (Время было такое, что бензина на АЗС почти не бывало).
- Ребята, еду на последних литрах ...
- "А если найдём?" (с).
Важно то, что из бензобака моего Жигуля 2102 шлангом достать бензин невозможно. У меня на крыше был большой багажник, на нем прикручен с десяток десятилитровых канистр. Моряки подошли, стали проверять канистры. Почти все были уже пустые. Две в центре они поленились проверить, а там и были последние 20 литров.

Вот уверен, что с расцветом АУЕ в кругах гопоты уже современной, в регионах не стало, и не скоро станет безопаснее.

Штрих о возможностях местного туризма.
Обнаружил я для себя в Вологодской губернии изумительной красоты и чистоты Кубенское озеро. На крохотном островке стоял Храм (сейчас подворье развивается).
По рассказам местных, Белозерская рать, вернувшись с войны 1812 года, выстроила храм, не дожидаясь окончания сорокалетней стройки Храма Христа Спасителя в Москве. (Но это не точно).

Сделал я много фотографий (Храм белокаменный сияет, утки стаями летят, рыбаки в лодки рыб здоровенных тащат, березки ...), показываю французкому туроператору.
Вопросы по региону:
- сколько есть рядом мест в пятизвездочных отелях?
- насколько хороши и сколько стоят там сексуслуги?
Не получился у меня туризм на Кубенское озеро.

Ответить

Прямой эфир