Смотрите на Кинопоиске с подпиской 
Условия: clck.ru/FMQND Условия: clck.ru/FMQND. 18+

Саудовская Аравия — сердце Ближнего Востока и огромный потенциал для русского бизнеса

О явных и неявных возможностях бизнеса на Ближнем Востоке: Саудовская Аравия

Партнер NRG Ventures Максим Шашенков: Саудовская Аравия — это о том, как из консервативного исламского монархического государства и экономики, сидящей на нефтяной игле, реально сделать одну из ведущих стран мира, лидера Ближнего Востока

Максим Шашенков. Партнер NRG Ventures. Саудовская Аравия, 2022

Продолжаю свою серию наблюдений о регионе Ближнего Востока, об арабском мире, о трендах и возможностях в этой части мира для наших бизнесов и людей. Напомню, что ранее я уже делился своими заметками касательно ОАЭ и его возможностей для «русскоговорящего» бизнеса. Сегодня речь пойдет о другой, совершенно отличной от Эмиратов стране, — о Саудовской Аравии.

Саудиты: потенциал, амбиция и смена парадигмы

В трех словах, саудиты — это про потенциал, амбицию и смену парадигмы.

Для русских и русскоговорящих Саудовская Аравия — рынок пока не понятый и недооцененный. Те, кто сумеет сориентироваться в местных реалиях, быстро поймет, что здесь есть огромный потенциал и все только начинается. Роль саудовского рынка и экономики (и самих по себе, и как вход в 450-милионный рынок арабских стран) будет для русскоговорящих стремительно расти, особенно сейчас, когда на Западе часть русского бизнеса стала «токсичной», а многие контакты свертываются.

Русские внушительной толпой ринулись в Объединённые Арабские Эмираты (ОАЭ), и понятно, почему: Эмираты знакомы, изучены и наиболее «вестернизированы» в Персидском Заливе. Многие русскоговорящие уже бывали здесь, да и не раз, на отдыхе и шоппинге. Эмираты «раскручены» внутри бывшего СССР; в Дубае и до ситуации в Украине уже было много «нашего брата».

В Дубае относительно привольно и вольготно: алкоголь в правильных местах — пожалуйста, огромные толпы европейского вида резидентов и туристов, тусовки, свободный тип одежды, ну и море, конечно! Короче говоря, стиль жизни на «пять», если особо не заморачиваться на тему очень жаркого и влажного лета с мая по сентябрь. Дубай — город недешёвый, от слова «совсем» (имею в виду аренду жилья, цены продукты и т.д.), но зато здесь ноль подоходного налога и дешёвые услуги (такси, прачечные, уход за квартирой и прочее).

Жаргонно выражаясь, можно сказать, что в Дубае все «ништяк»; это такой арабский Нью-Йорк или Лондон — космополитичный, многоязыкий, по арабским меркам либеральный, многокультурный, пестрый, шумный. Город-Глобализатор, Город-Будущее. Реальный мост Запада, Востока и Африки. Своего рода «пуп» большого Евразийско-Африканского земного массива. Удобный для перелётов и русским, и европейцам, и южноазиатам, и африканцам. Ведущий логистический и транспортный узел (hub) нашей планеты.

Эр-Рияд, Саудовская Аравия. Источник: www.cgc.gov.sa

Эр-Рияд — иной. Он относительно неброский на фоне Дубая, и в этом он ближе к Абу-Даби. Эр-Рияд пока совсем нетуристический город, и, конечно, он менее «вестернизирован». Эр-Рияд резко уступает Дубаю по количеству небоскребов и «нео-Манхеттеновских» пейзажей. Тут нет моря. Тут нет толп западных и русскоговорящих экспатов и визитеров. Кругом в подавляющем большинстве местные арабы, в Дубае же последних уже заметное меньшинство на фоне моря экспатов.

Но при всем при этом, у Эр-Рияда есть свой уникальный шарм и притяжение. Эр-Рияд — то, что лучше всего передает английское слово authentic. Он настоящий! Не «дисней-лэндовский» как Дубай, не такой искусственный что-ли, более арабский и более домашний. Ну и наконец, Эр-Рияд дешевле по многим показателям, особенно, по аренде жилья.

В Эр-Рияде также много новых модных ресторанов и прогулочных мест, тут есть свои секреты и свои милые закуточки. Тут есть вездесущие в Заливе скопления дизайнерских магазинов, магазинов драгоценностей и прочего, но все это более сдержанно что-ли, менее броско. Меньше, чем в Дубае роскошных тачек, меньше 5-и и 6-и звездочных отелей, меньше «понтов».

Все сразу становится понятно уже в аэропорту, который довольно скромен по меркам воздушной гавани Дубая или же Абу-Даби. Денег в КСА (Королевство Саудовской Аравии), конечно, не меньше, и миллиардеров и миллионеров здесь даже больше, чем в ОАЭ, да и где-либо (сопоставимо с Лондоном, Москвой и пр.). Но тут все немного иное. Все же саудиты — пуритане Ислама, и здесь менее приняты хвастовство и внешняя броскость (showoff).

Эр-Рияд, Международный аэропорт имени Короля Халида. Источник: www.internationalairportreview.com

Но если Дубай — это уже во многом «сделанный» и свершившейся «мираж в пустыне», у Эр-Рияда дорога, пройденная Дубаем в последние 20 лет, ещё впереди. Планы огромны. Самая высокая башня в мире (интересно, что строить новые башни будут и Дубай, и Эр-Рияд, и оба скрывают конечную высоту, дабы обогнать конкурента), два новых огромных торговых центра (по типу Dubai Mall), метро, несколько первоклассных отелей и целое море новых высоких жилых и офисных зданий.

Настоящие возникающие жемчужины Саудовской Аравии — это даже не Эр-Риад, это кластер будущего — NEOM и курортные острова в Красном Море по типу Мальдив (где, кстати, помимо самых изысканных отелей саудиты впервые в их истории планируют разрешить алкоголь). Общая стоимость всех этих проектов более 1 триллиона долларов. Идея сделать из северной части КСА на побережье Красного Моря огромный регион и кластер будущего (не нефтяного!) развития страны, который после 2030 выведет Саудовскую Аравию в 10-ку крупнейших экономик мира и сделает её одной из ведущих стран мира, лидером Ближнего Востока.

NEOM, пики самой высокой горы Al-Lawz. Источник: www.neom.com 

Когда читаешь об этих планах (а все это, кстати, уже активно строится) и во всем разбираешься в деталях, то оставшиеся еще на голове волосы становятся дыбом от масштаба, амбиций, размаха мечты и от того, что можно так широко мыслить. Новые «Тысяча и одна ночь» для западно-евразийского понимания этой части мира, основанной на «ориентализме» (см. Edward Said) 21 века: смесь романтики и экзотики Востока с футуризмом Запада.

Все эти проекты (кстати, разработанные в основном МсKinsey & Co, Bain & Co и многими другими лучшими в мире консалтинговыми компаниями) — это о том, как из консервативного исламского монархического государства и экономики, сидящей на нефтяной игле, реально сделать одного из мировых лидеров ESG (Ecology, Social, Governance) и технологической повестки человечества в 21 веке. И, кстати, сразу замечу — без западной демократии и ценностей, что вообще есть предмет отдельного анализа и размышлений. Как в Китае и во многих странах Востока, в Аравии проходит 4-ая Промышленная Революция без перехода к демократии.

Создание «Неома» и Островов прямо вытекает из программы Saudi Vision 2030 — проект смены парадигмы развития страны, который инициировал и лоббирует наследный принц Мухаммед Ибн Салман (или MBS) c 2017 года. Именно он сейчас фактически руководит КСА и стратегией развития страны. О нем позже.

«Видение 2030» целиком направлено на сокращение зависимости Саудовской Аравии от нефти, диверсификацию экономики, развитие новых технологичных секторов, переход на новые источники энергии, становление рекреационного сектора, строительство инфраструктуры будущего, лучшего в мире здравоохранения и процветающего туризма.

О проекте NEOM

«Неом» будет расположен на 26,5 тысячах кв.км и будет жить на 100% за счет возобновляемых источников энергии. Авторы проекта заявляют, что для 40% населения планеты добраться до города можно будет всего за 4 часа полёта в самолете. Выгодное северное географическое положение «Неома» обеспечит привлекательные природные условия. Здесь будет на 10°С прохладнее, чем в остальной части страны. Вдали живописные горы с заснеженными пиками, с одной стороны песчаные барханы, а с другой — море, несущее прохладный бриз.

Для примера масштабов, проект The Line, один из районов «Неома», станет городом будущего. Он протянется на 170 км от побережья Красного моря до столицы провинции Табук. «Линия» будет в основном питаться солнечной и ветровой энергией и энергией из водородных электростанций, всю рутинную работу там передадут роботам, а для поддержания хорошей экологии автомобильное движение уберут под землю. На небольшие дистанции жители смогут добираться на велосипедах и самокатах, а на дальние — на скоростных поездах.

О проекте The Line

The Red Sea Project — один из самых амбициозных туристических проектов в истории, состоящий из архипелага из 90 нетронутых островов, 200 км идиллической береговой линии, коралловых рифов и внутренних участков с горными каньонами и спящими вулканами. Основная идея проекта «Красное море» состоит в том, что туристы смогут перемещаться с одного острова на другой, встречая на своем пути все — от традиционной арабской кухни и ремесел до археологических реликвий. Набатейский город Мадаин-Салих (Mada’in Saleh), объект всемирного наследия ЮНЕСКО, расположен поблизости и будет обустроен под массовый туризм (по типу Петры в Иордании).

Для тех, кто любит путешествовать по миру, — это место действительно must. Этакое уникальное сочетание Петры, Ullaru в центре Австралии и пейзажей Аризоны и Юты в Северной Америке.

Так вот, подводя итоги этого раздела, советую внимательно следить за КСА. Я первый раз побывал в Дубае в 1994 году на конференции по региональной безопасности Персидского Залива. Тогда мне арабы многие тоже говорили о планах ОАЭ, но я особо не верил. Прошло без малого 30 лет, и тот же Дубай — это уже совсем иной мир, другая вселенная. То же самое будет в Саудовской Аравии; будет по-своему, по-аравийски, но будет! Мы все не узнаем эту страну уже через 20 лет.

Три Столпа Саудитов

Королевство Саудовской Аравии — большой мир с большой палитрой всего и вся, но есть три столпа, которые необходимо обязательно знать для понимания ситуации в этой стране.

Первый — это генезис самого Королевства и отношения королевского дома с ваххабитами, пуританами суннитского Ислама. Ваххабизм — это религиозно-политическое движения суннитов, выступающее под общим лозунгом очищения Ислама от недозволенных новшеств и ересей (среди них и другие течения Ислама, как, например, шиизм, и религиозно-мистические школы типа суфизма, и многое другое).

Саудовская Аравия. Источник: www.visitsaudi.com

Именно военно-политический союз с воинственными и хорошо организованными ваххабитами, позволили роду Аль Сауда и его союзникам одержать вверх над соперниками в борьбе за объединения страны в 18 веке. С тех пор связка саудитов и пуританского Ислама неразрывна.

Что это значит в практическом плане для иностранного бизнеса? Ну, главное: Саудовская Аравия — страна исторически очень консервативная. Здесь действительно ещё совсем недавно женщинам не разрешалось садиться за руль, появляться в общественных местах без сопровождения мужа или родственников-мужчин, работать и прочее. Все это быстро меняется в последние годы с приходом к фактическому управлению страной наследного Принца Мухаммеда Ибн Салмана (MBS), но, в целом, жизнь Эр-Рияда по-прежнему отлична от относительно «расслабленного» Дубая.

Священные города Ислама, Мекка и Медина, расположены именно в Саудовской Аравии, и находятся под протекцией королевской семьи и КСА. Именно отсюда, из сердца Аравии, и началось распространение Ислама и арабской исламской цивилизации на огромные территории Передней и Южной Азии, Северной Африки, а позже и в некоторые районы Дальнего Востока и Африки.

История и генезис их государства дает право саудитам претендовать на лидирующие роли как в арабском мире, так и в Исламе. Историческая пуповина с ваххабизмом также предопределяет неизбежное соперничество с Ираном, бесспорным лидером шиитского мира в Исламе. Для людей, мало знающих различия суннизма и шиизма, достаточно помнить, что острота противоречий и конфликтов двух основных течений Ислама порой доходила в истории до степени ожесточенности конфликта католиков и протестантов в Европе в 16-18 вв.

Иран после Исламской Революции 1979 года стал и остается основной угрозой, противником, соперником и «головной болью» саудовских правителей и элит. Системообразующая ось всей геополитики Персидского Залива — это борьба КСА и союзников (самый близкий из них — ОАЭ) и Исламской Республики Иран за господство в регионе и на Ближнем Востоке.

Вектор истории КСА резко поменялся с фактической консолидации реальной власти в Королевстве Принца Мухаммеда Ибн Салмана. Это такой своего рода Петр Первый Саудовской Аравии. На Западе о нем уже написаны десятки книг, и лучшую из них «Blood and Oil», я очень настоятельно рекомендую — действительно прекрасная работа и читается «на одном дыхании».

Мухаммед Ибн Салман — первый представитель третьего поколения Саудовских монархов. До него власть передавалась исключительно сыновьям Ибн Сауда, основателя Королевства, от брата к брату: Сауд, Фейсал, Халед, Фахд, Абдалла и, наконец, отец МBS, Салман, который официально сейчас является королем. В реальности же Мухаммед реально «правит балом», и понятно, что бал этот на десятилетия.

При MBS поменялось и продолжает меняться многое. Он отражает чаяния молодых саудитов (а 65% населения страны моложе 30 лет) и вырос, в отличие от своих дядьев, уже на интернете, новых технологиях и новом видении мира. Он популярен, знает чего хочет, имеет стратегическое видение и способен бороться за власть и реализацию своих планов. За ним — будущее.

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед Ибн Салман. Источник: BBC NEWS

Мухаммед — принц-реформатор и модернизатор страны, который и выступает инициатором самых смелых проектов будущего (от IPO Аramco, самой крупной нефтяной компании в мире на более триллион долларов, до «Стратегии 2030»). Он жестко «отстроил» других членов королевской семьи и саудовских олигархов (заперев их в отеле Ritz-Carlton до заключения соглашения о компенсации части средств в пользу государства), резко сократил возможности оттока средств из системы через серые схемы, сократил «коррупцию по-аравийски» и направил большие средства в свои амбициозные проекты. Такой вот «мужик». Молодой, смелый, волевой, решительный и думающий.

И Запад, при всех сложностях, это оценил. Трамп свой первый иностранный тур после избрания президентом начал именно в Эр-Рияде, и сопровождал его весь бомонт американского бизнеса: от оружейных и нефтяных компаний до глав JP Morgan, Goldman Sachs, Morgan Stanley и пр. Он тогда привёз целый who is who лист американского бизнеса, который наперебой пытался задружиться с принцем. Демократия демократией, но бизнес — бизнесом. Республиканцы всегда это лучше понимали.

Второй «столп» КСА — это нефть. Именно она сделала Аравию Аравией. Саудиты обладают 2-ми в мире (после Венесуэлы) запасами нефти и с 12 миллионами баррелей в сутки вторые после США крупнейшие в мире производители нефти (Россия идет 3-ей). Именно саудиты задают тон в ОПЕК (Организация стран — экспортеров нефти) и во многом «рулят» на мировых рынках энергоносителей. Нефтяная промышленность — фундамент экономики Саудовской Аравии: 40 % ВВП, 75 % доходов и 90% экспорта.

Источник: Energy Asia

Но о нефти, пожалуй, все. Наша русскоговорящая публика эту тему хорошо понимает и хорошо представляет, как на всем этом можно неплохо «подняться» при населении почти 36 миллионов (на фоне более 330 миллионов у первого производителя, и 145 — у третьего).

Третий «столп» Саудовской Аравии — это отношения с США. Да, именно с Америкой. Британцы первыми начали добывать нефть в Заливе, но большая эпоха нефти КСА началась после встречи Президента Франклина Д. Рузвельта и Короля Абдул-Азиза Аль Сауда на корабле в Персидском Заливе в феврале 1945 года. Американцы и саудиты заключили исторический пакт, который безотказно работал десятилетия. (Ну, кроме кризиса после войны 1973 года и нефтяного эмбарго ОПЕК Западу за поддержку Израиля.) Смысл схемы прост: саудиты пускают американцев к своей нефти, а американцы поддерживают правителей страны, гарантируя их военно-стратегическую безопасность и поставляют самое современное оружие (ибо денег от нефти «пруд пруди»). Прекрасный win-win тандем.

Франклин Д. Рузвельт и Абдул-Азиз Аль Сауд, 1945 год. Источник: US Army Corps of Engineers

Десятилетиями (с 40-х гг прошлого века до начала 21 века) главным для США в регионе был доступ к арабской, прежде всего аравийской, нефти. Саудовская нефть была надежна и огромна и, как мощный резервуар крови, подпитывала тело и мышцы американской экономики. Ради нефти в регионе шли войны, менялись порой режимы, стояли войска и т.д. Саудовская Аравия, да и вся зона Персидского Залива, в действительности (а не только риторично-пропагандистки) была зоной жизненно важных интересов янки. Чтобы спокойно торговать нефтью, Вашингтону нужны были стабильные и не антиамериканские руководители стран Залива. Стабильность эта, особенно после жестко антиамериканской революции в Иране в 1979 году, достигалась огромными поставками оружия в страны Персидского Залива и значительным военным присутствием, включая базы в КСА и Бахрейне.

Все поменялось за последние 10 с небольшим лет, и перемены эти выросли изнутри самой американской экономики. Мощная сланцевая революция по добыче нефти постепенно превратила США из крупнейшего импортера в самодостаточного и даже экспортирующего игрока на этом рынке.

Арабы монархий Персидского Залива владеют Harrods, Shard, большей частью зданий Canary Warf, огромным количеством объектов недвижимости в центре Лондона, долями в банках и компаниях, футбольными клубами и далее по списку.

Вся элита Залива, как правило, образована в США или Британии. Причем на уровне и университетов, и престижных школ. Я постоянно встречаю разных выпускников Оксфорда (мой аlma mater), Кембриджа, военной академии Sandhurst и др. Мой сын в Harrow — и у них в разных классах полно детей принцев из разных стран GCC (Gulf Cooperation Council — Совет сотрудничества арабских государств Персидского Залива), а сын одного моего русского друга вообще жил в одной комнате с правнуком основателя КСА Ибн Сауда. (P.S. Ну их там было много правнуков, надо сказать, ибо по некоторым данным у Ибн Сауда было более 40 жен, так как, чтобы никого не обижать среди лояльных вождей он женился на дочерях всех лидеров крупнейших племен. Все последующие монархи тоже имели несколько жён и море детей, так что правнуков Сауда вероятно уже не одна сотня, если не за тысячу).

Ну, и наконец, немаловажна личная безопасность, охрана и много деликатных бизнес-миссий ведущих лидеров стран Залива (особенно главы ОАЭ и правителя Абу Даби Мухаммеда Ибн Заида) традиционно доверено выходцам и отставникам МИ-6 и СИС (типа российского ГРУ). Короче, отставные Джеймсы Бонды колесят именно по пескам Залива, при этом помимо Vodka Martini, Shaken, Not Stirred зарабатывают отличные деньги на безбедную старость в старой доброй Англии.

В общем и целом, так нелюбимые российской пропагандой «англосаксы» прочно сидят в регионе. Элиты и правители региона их уважают: американцев — за силу; англичан — за историю и ум. И роль последних усиливается по мере снижения фокуса на регионе со стороны американцев.

Русские в Саудовской Аравии: Геополитика

Роль России в глазах Эр-Рияда последние годы растет, и он с Москвой очень хочет сотрудничать.

Лично я был удивлен, насколько позитивно к РФ относятся высокопоставленные бизнесмены, чиновники и военные. У меня теперь в друзьях аж три отставных генерала, с которыми мы прямо «на одной волне». (Кстати, тут многие отставники уходят в бизнесы.)

Почему такое отношение к русским? Ну, первая причина понятна и я ее описал. Роль США подвергается некоторой ревизии в КСА, которое последние полвека было однозначно в орбите интересов Америки и сейчас пытается «наверстать упущенное» с русскими (думаю, наверно, так же и с китайскими, хотя нам проще — мы для арабов все же европейцы).

Москву уважают за «самость» (а может, в чем-то и «альфа-самцовость»), суверенитет, способность не «прогибаться» под Запад. Эта оценка, кстати, типична на Арабском Востоке, и, как я писал в предыдущей части, имеет четкие исторические корни.

Русских не поддерживают, но уважают и за Сирию в эти годы, и за прошлое на Ближнем Востоке (военная помощь и поставки в Египте, Ливии, Сирии, Ираке и т.д.). Саудиты всегда чётко были на «американской стороне», но советских/русских вояк и игроков на Ближнем Востоке оценивают по достоинству и всегда с уважением.

Саудитам не очень интересна ситуация в Украине. Вот прям совсем. Мне кажется, в их мире, где вокруг много разных конфликтов, все воспринимается как данность и неизбежность. Они не про права, больше про волю руководителей. Сильные лидеры в почете. Это скорее ментальность и традиции, нежели отсутствие эмпатии к украинцам.

В русских видят большой рычаг и большого игрока в главном — иранской теме. Задача понятна: не дать Москве слишком задружиться с Ираном в ущерб саудовским интересам.

Что может Эр-Рияд предложить Москве? Это понятно: деньги и инвестиции. Этот процесс было начался, и крупнейший в мире суверенный фонд Саудовской Аравии (PIF) вложил в РФ через Российский Фонд Прямых Инвестиций (РФПИ) большие средства — в плане речь шла о нескольких миллиардах. Однако РФПИ теперь под санкциями, и задача найти иные механизмы взаимодействия с КСА, внесанкционные.

Что можно делать?

Ну, среди прочего, я занят именно этим, — созданием новых возможностей в КСА, и занят успешно.

Максим Шашенков. Партнер NRG Ventures. Саудовская Аравия, 2022

Мы с моими партнерами договорились с важнейшей структурой Саудовской Аравии (детали не имею права раскрывать до официальных публикаций) создать инновационный хаб в Эр-Рияде. Деньги саудиты выделили, «русских» и даже «нерусских» инвесторов мы тоже нашли. Помимо саудовских игроков, непосредственно вовлеченных в реализацию проектов технологического перевооружения экономик КСА, там будут сидеть ведущие саудовские и GCC корпораты с мощными венчурными капиталами и технологическими подразделениями, ну и наши, аналогичные. Имена для профи понятны — те, кто в России реально инвестировал в технологии, стартапы и т.п.

Преимущества также понятны — фондирование более доступно. Кругом много инвесторов. «Русский риск» оценивается более спокойно, чем на Западе. Более того, с «русскими» хотят всячески дружить. Вокруг много капитала и очень амбициозные проекты и планы. Нужен человеческий капитал, технологии, стартапы и пр. Но нужны и люди типа меня, кто вообще понимает, как работает и бизнес, и Ближней Восток, и Россия, и Запад, и кто работал везде. Восток, все же, — «дело тонкое». Бизнес культура тут своеобразная — смесь западной и арабской, но, в целом, очень дружелюбная и открытая

А «выхлоп» понятный: first come — first served. Если даже часть планов MBS и КСА реализуется (а я уверен, что так и будет), то для русскоговорящего бизнеса (а мы тут не будем делиться на русских, украинцев, белорусов, казахов и т.д.) — это уникальная возможность, особенно в области новых технологий, венчура, стартапов и разного рода технологических площадок.

Саудовская Аравия сама по себе — большой и молодой рынок, очень голодный до всего нового и технологического. Более того, наступает этап создания панарабских технологических площадок, а все арабские страны — это, на минуточку, более 450 миллионов человек, что больше, чем рынок Великобритании, США и Канады вместе, и у Саудитов при их деньгах, ресурсах и амбиции (ну, и с нашей скромной помощью) получится стать одним из лидеров этого процесса.

Саудовская Аравия. Источник: World Bank Group

За последнее время нам в венчурном фонде NRG Ventures удалось наработать обширные контакты во всех странах региона, прежде всего, в Саудовской Аравии и ОАЭ. Более того, часть команды ранее длительный период работала в этом регионе. Это дает нашему фонду возможность претендовать на роль своего рода моста для русскоговорящих технологических стартапов, которые хотят выйти на рынки Персидского Залива. Момент как никогда удачный: из-за нарастающей напряженной ситуации между Россией и Западом роль Ближнего Востока в глобализации российского бизнеса значительно выросла. По мере того, как мир углубляется в экономическую рецессию, Персидский Залив оказывается в наиболее выгодной позиции как бенефициар роста цен на нефть и финансовый центр, имеющий достаточные ресурсы для того, чтобы плавно пережить грядущую рецессию. Вероятнее всего, и геополитический конфликт в мире, и неизбежный финансовый кризис приведут лишь к усилению роли Персидского Залива в мировой экономике и политике. И в этой связи его значимость для российского, или, шире, русскоговорящего бизнеса будет неуклонно расти. NRG Ventures предлагает компаниям с русскоговорящими основателями доступ как к центральным финансовым ресурсам, так и к крупным корпорациям региона, что позволит таким компаниям успешно начать и развивать свой бизнес в этой части мира.

Специфика бизнеса Арабского Востока заключается в том, что стратегическое партнерство там имеет ключевое значение, и многое основано на доверии. Именно таким доверием пользуется фонд NRG Ventures, который готов стать стратегическим партнером русскоговорящих основателей технологических стартапов по продвижению их интересов в регионе.

Со следующей недели NRG Ventures начинает проводить серию бесплатных вебинаров про выход на рынки Ближнего Востока с участием непосредственно основателя фонда и тех портфельных компаний, которые уже работают в этом регионе и смогут поделиться личным опытом ведения там своего бизнеса.

Первый такой вебинар состоится 14 июля в 18:00 (по Московскому времени). На нем мы расскажем про потенциал Ближнего Востока для русскоговорящих основателей и выход на рынки региона на примере стартапа UVL Robotics. Зарегистрироваться на него можно по ссылке.

NRG Ventures — венчурный фонд нового поколения, ориентированный на международные технологические стартапы, основанные иммигрантами из стран постсоветского пространства. NRG Ventures проактивно работает со стартапами, помогая им выйти на корпоративных клиентов в Европе, США и на Ближнем Востоке.

Подписывайтесь и следите за новостями фонда:

Website: www.nrgvc.com

Telegram: www.t.me/nrgvc

0
4 комментария
wlad

Проблема лишь одна и она так же огромна как и в России.
Придёт в голову следующему принцу какая нибудь идея и всё до свидания.

Ответить
Развернуть ветку
Red Flag

Классная статья.

Я только не согласен с тем, что СА к 2030 году войдёт в топ 10 экономик мира. У СА сейчас ВВП 1 триллион или 18 место в мире. Чтобы сейчас занять 10 место, нужно для этого иметь 2 триллиона долларов.

Отношения с США сейчас не самые лучшие. СА не хочет радикально увеличивать добычу нефти, тогда как США не хочет делать СА союзником вне НАТО. По сути гарантии безопасности от США только лишь устные. Если Катар, Кувейт, Бахрейн, имеют статус вне НАТО, то СА этого статуса нету, а значит в случае конфликта с Ираном, особенно если отношение значительно ухудшатся, то Штаты будут в стороне.

Суверенный фонд Саудовской Аравии не крупнейший в мире. Он занимает 10 место в мире с списке суверенных фондов на декабрь 2021 года.

Ответить
Развернуть ветку
Mikhail Zalysin

Цитата: "Он жестко «отстроил» других членов королевской семьи и саудовских олигархов (заперев их в отеле Ritz-Carlton до заключения соглашения о компенсации части средств в пользу государства)". В связи с этим возникает вопрос: "отжать" бизнес - это такая норма жизни? Что там с правовой защищённостью? Если у местных средства отнимают, то что уж говорить об иностранцах.

Ответить
Развернуть ветку
Prosto Zurab

Автор, не существует такого течения как "ваххабизм", это ярлык, придуманный последователями измененного ислама со своими правилами, к примеру религия у кадыровцев, или некоторых кавказских народов. "ваххабизм" никогда не был чем-то отдельным от саудов, сауды и были "ваххабитами", если так называть.

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 4 комментария
null