Почему в России не производят «даже гвозди» и это — нормально

Последнее время я часто слышу негодование по поводу того, что «мы в России, оказывается, не производим поезда/оборудование/педали для КАМАЗов — ну что мы, совсем что ли без рук!? » Хочется прояснить, как эта ситуация выглядит с экономической точки зрения.

Почему в России не производят «даже гвозди» и это — нормально

Если коротко, то тот факт, что мы мало что «производим сами» — это скорее хорошо, признак либеральной экономики, вписанной в общую мировую экономику и глобальную систему распределения труда (а кавычки вокруг слова «производим» я объясню ниже).

Вообще, понятие системы разделения труда — определяющее в данном контексте, и с него стоит начать.

Разделение труда — залог эффективности

Внутри компании — при создании продукта, компетенции и процесс распределены (разделены) между сотрудниками — один держит, другой приколачивает. Только так можно масштабировать производство — это доказал еще Адам Смит на примере производства булавок.

На уровне компании как единого целого происходит похожий процесс — вы не можете заниматься всем сразу, а выбираете во всей цепочке создания ценности какой-то кусочек и его оптимизируете.

Если вы торговая сеть, то ваш бизнес (и бизнес-модель) — это продажа товаров, а цепочка создания ценности выглядит так: найти поставщиков → организовать доставку → спроектировать точки продаж → сделать товар доступным для локального потребителя. Огурцы выращивают фермеры — вы их продаете.

Когда речь идет об очень крупных компаниях, можно говорить о вертикальной интеграции — компания идет «глубже» по цепочке создания ценности и начинает, например, выращивать огурцы и помидоры, как это делает «Магнит». Но для небольших компаний фокус ресурсов и компетенций необходим для роста.

Глобальное разделение труда — залог прогресса

Распределение труда работает и на глобальном уровне — ни один высокотехнологичный продукт не производится целиком в одной стране. Главный конструктор «Боинг» при проектировании нового самолета открывает глобальный справочник поставщиков и ищет наиболее подходящих по цене, качеству, срокам и объемам поставок. А появление тех самых поставщиков обусловлено промышленным, региональным и образовательным контекстом конкретной страны.

Сборка Айфона — это процесс, в котором задействованы десятки стран. А процессоры, которые мы называем в быту «кремниевыми чипами», на самом деле состоят из 97 элементов таблицы Менделеева — ни у одной страны мира нет таких запасов. Многие продукты, которыми мы сегодня пользуемся, были бы невозможны без глобальной торговли и распределения труда между странами и континентами.

Для примера, приведу фрагмент из книги «От двери до двери» Эдварда Хьюмса — о том, как собирается одна лишь кнопка Home (!) на Айфонах:

Путешествие кнопки Home начинается в провинции Ухань, Китай, в компании Lens Technology, Ltd. в городе Чанша, где сверхтвердый прозрачный искусственный сапфировый кристалл используется для изготовления «крышки» кнопки.

Затем сапфировое покрытие приклеивается к металлическому окантовочному кольцу, которое доставляется с завода LY Technology в провинции Цзянсу, а затем отправляется на сборочный и испытательный завод NXP Semiconductors, принадлежащий голландской компании, в Гаосюн, Тайвань. Там сапфирово-металлическое кольцо соединяется с микросхемой драйвера, импортированной с завода в Шанхае, и микросхемой датчика Touch ID с завода NXP по производству кремниевых пластин в Европе.

Далее, кнопочный переключатель, импортированный дочерней компанией Panasonic, доставляется из Японии вместе с пружинящим пластиковым компонентом, называемым «ребрами жесткости», с завода в Шанхае, принадлежащего американской компании Molex. Эти части соединяются на другом тайваньском заводе Mektec, который добавляет свою собственную часть, называемую гибкой схемой.

Затем Mektec отправляет эту сборку в Японию, где на заводе технологического гиганта Sharp все детали свариваются лазером в герметичный и функциональный модуль Touch ID. Готовая сборка отправляется на завод Foxconn в Чжэнчжоу, Китай, виртуальный высокотехнологичный город с 128 439 рабочими, где происходит окончательная сборка iPhone.

«От двери до двери», Эдвард Хьюмс

Любое производство вписано в глобальную экономику и цепочки поставок — не только высокотехнологичное. Например, российские птицефабрики этой весной столкнулись с тем, что яйца закупали в Европе на специальных фермах — и попали под влияние санкций.

У любой компании есть core-бизнес, её основная цепочка создания ценности, а сопутствующие средства производства она закупает — оборудование, материалы, компетенции. И, конечно, любая компания ищет где бы эти средства достать с минимальными издержками.

Экономическая логика VS Импортозамещение

Возьмем, например, ситуацию с производством оборудования для автомобильных заводов. Допустим, у нас в стране это оборудование не делается, а мы хотим его производить. Но эта ситуация проблемна с двух сторон — и спроса, и предложения.

С точки зрения покупателя, выгоднее приобрести уже готовые импортные аналоги — здесь и сейчас, с понятным качеством, уже в 100 000 раз откатанной партии, с гарантией и технической поддержкой.

Для этого не нужны никакие откаты менеджерам и распилы, на которые привычно пеняют — это простая экономическая логика.

Вот вы главный инженер завода, ваша задача — запустить новую линию сборки. Что вы выберете — запуститься через год, но на импортном оборудовании или через три, но на отечественном (и не понятного качества)? А как вы будете свой выбор обосновывать акционерам?

Фронтальное импортозамещение не происходит по банальной причине — оно противоречит простой экономической логике

Не легче выглядит и ситуация со стороны производителя — ведь первое, что делают инвесторы, это оценивают объем рынка. В России всего 16 автомобильных заводов и далеко не все готовы работать с вами, а значит — объем рынка очень мал, чтобы отбить огромные затраты в R&D.

Выход — международные рынки. Но там — конкуренция с компаниями, которые уже десятилетиями специализируются именно на этом оборудовании и у них есть имя на этом рынке. «Дизраптить» этот рынок не очень получится, он довольно консервативный и уже отлаженный. То есть нужно вкатываться прямиком в «красный» океан.

А это значит, что выход на эти рынки еще более тернист. И инвесторы начинают задавать вопросы: «А надо ли оно нам? Может, найдем что-то более понятное и с понятной бизнес-моделью, незанятой нишей? Чтобы хотя бы увидеть траекторию окупаемости инвестиций».

Сложное производство не берется из ниоткуда, по одному только желанию и хотению — к его созданию всегда есть предпосылки, контекст: компетенции, ресурсы, рынок, время и место. Некая уникальная ситуация.

Многие сложные производства работают с самого начала формирования собственных рынков — как какой-нибудь Intel — и за это время проделали огромный эволюционный путь, который нельзя просто взять и скопировать.

Заключение

Резюмирую — совершенно нормально, когда производство вписано в глобальную экономику и распределено между наиболее эффективными её участниками, потому что это позволяет в конечном итоге снижать цены для конечных потребителей (а в некоторых отраслях и просто выпускать продукт в принципе).

Такой сложный производственный цикл, как производство самолета, никогда не станет на 100% замкнутым ни в одной стране — просто потому что на территории страны элементарно не будет всех необходимых для производства полезных ископаемых.

Поэтому, сейчас не совсем понятно, о каком импортозамещении в авиационной отрасли и автопроме идет речь — ведь в какой-то точке эту цепочку все равно придется «разрезать» и разделить производство пусть теперь уже только с «дружественными» странами. Более того, не понятно, что считать критическим уровнем импортозамещения, потому что 95% трактора — это не трактор, а груда металла. А многие поставщики — глобальные монополисты и «продублировать» их не получится.

Спасибо, что дочитали до конца. Если вам интересны подобные рассуждения, подписывайтесь на мой телеграм-канал «Стереомаркетинг».

270
284 комментария

Не увидел главное - про производство гвоздей. А это заявлено в заголовке.

Текст посвящен производству технологически сложных товаров, а не простых. То, что сложные вещи создаются всем миром - это хорошо известная история.

Так почему своих гвоздей нет? Почему в Америке свои гвозди есть, а у нас нет?

142
Ответить

«Северсталь» еще в апреле ответила на слова Матвиенко, что 77% гвоздей на рынке РФ — отечественного производства.

68
Ответить

А как, интересно, "Туполев" и "Ильюшин" могли... В смысле собирать самолёты от заклёпки на фюзеляже до управляющей электроники в рамках одной страны. Они, наверное, просто эту "хорошо известную историю" не изучали ;)

А гвозди в США тоже с большой долей вероятности китайские...

39
Ответить

Говоря о гвоздях, не могу не вспомнить про "жареные гвозди"

18
Ответить

Не надо повторять глупости за другими. Северсталь-метиз производит и гвозди и много чего другого

12
Ответить

Матвиенко не разобралась - гвозди есть, метиз нету. Как раз вот такие простые товары типа гвоздей можно производить и внутри страны, хоть и не каждой, а там, где спроса достаточно.

3
Ответить

До этого комментария я считал занудой и душнилой себя. Спасибо

Ответить