Рубрика развивается при поддержке
Сервисы
Эттон Груп
1545

Сотни тысяч объектов, скриншоты вместо Excel и блокчейн: разработка электронных моделей схем обращения с отходами

В 2019 году в России началась реформа отрасли обращения с отходами. Регионам потребовалась система, в которой были бы учтены все полигоны, все направления и маршруты, объёмы отходов, транспортные плечи, перегрузочные станции и другие показатели.

В закладки

Ефим Климов, директор ИТ-компании «Эттон Груп», разработавшей электронные модели схем по обращению с отходами для семи регионов, — рассказывает, с чем приходится сталкиваться разработчикам.

По замыслу, государство планирует сократить количество твёрдых отходов, снизить коррупционные риски в отрасли и создать единое информационное пространство для взаимодействия всех участников.

Раньше был налажен только вывоз мусора на свалки, а всё остальное происходило децентрализовано и бесконтрольно. Перевозчики сами договариваются с полигонами и свалками, исходя из своей экономики, а не экологических мотивов. Как итог — коррупционные риски, свалки захламляются, ни о какой минимизации отходов речи идти не может.

Самая интересная часть реформы для нас как разработчиков — разработка электронной модели территориальной схемы обращения с отходами для регионов. Она визуально представляет потоки от образователей отходов до мест захоронения и переработки.

На публичной схеме видны все потоки отходов: из каких населённых пунктов, на какие полигоны и в каком количестве отправляется мусор

Наша информационная система называется «Управление отходами». К ней подключаются региональное Минприроды, операторы по обращению с твёрдыми коммунальными отходами, перевозчики, предприятия по обработке и утилизации отходов.

Такая система позволяет не только понимать, что вообще происходит с отходами в регионе, но и рассчитывать тарифы для населения, оптимизировать логистику, моделировать инфраструктурные преобразования и прогнозировать процессы обращения с отходами.

Мы знаем, сколько мусорных баков в деревне Шанешкино.

Чтобы перевести территориальную схему обращения с отходами в электронный вид, схему сначала надо собрать. И это тоже наша работа. Чтобы составить схему, необходимо получить данные от каждой деревни, от каждого предприятия, от каждого участника, который задействован в обращении с отходами.

С этими данными работают экологи в нашей команде, а оптимизацией показателей и разработкой математических моделей занимаются разработчики.

Собственно, со сбором, проверкой и актуализацией данных и связаны основные сложности. Регионы чаще всего не обладают актуальными данными об отходообразователях, количестве отходов, направлениях движения и фактическом количестве отходов, поступающих на свалки.

Дашборд с главными характеристиками: количество отходов, применение раздельного сбора мусора, обращение с отходами и динамика целевых показателей.

Нам приходилось брать на себя функции, несвойственные для разработчиков ПО, и работать напрямую с каждым муниципалитетом и предприятием. Где-то мы хитрили и искали несмежные с отходами источники информации, где-то приходилось объяснять значимость и важность совместной работы.

Десятки параметров о каждом контейнере

В принципе информации, где находятся контейнерные площадки, насколько они оборудованы, сколько баков находится на этой площадке, какого они объёма и других показателей, в готовом виде ни у кого нет. Поэтому её нужно долго и тщательно собирать.

Доходило до того, что мы просили прислать хоть что-нибудь табличкой Excel, а получали распечатанную, подписанную и сфотографированную копию.

Если бы мы собирали несколько параметров, в этом проблемы не было. Но у нас их тысячи. Например, вот показатели, которые мы собираем только про контейнерные площадки:

  • Адрес.
  • Количество и тип контейнеров.
  • Наличие бетонного основания.
  • Наличие крыши.
  • Наличие стен.
  • Образователи отходов.
  • Количество отходов по нормативам.
  • Реквизиты перевозчика.
  • Транспортные средства перевозчика и их технические параметры.
  • Маршрут до места складирования.
  • Связи между всеми этими параметрами.

В одном регионе 15 тысяч контейнерных площадок. И нам нужно знать про каждую. Прибавьте к этому еще 600 тысяч образователей отходов в регионе, и вы оцените весь масштаб проблемы. В ведомствах на сбор всех этих данных нет ресурсов, поэтому мы сами запрашиваем информацию у муниципальных образований и юрлиц.

При этом каждый регион индивидуален, и система пишется едва ли не с нуля. В каждом регионе она работает с многочисленными слоями, сотнями тысяч объектов на карте и множеством параметров, влияющих на эти объекты.

Почему бы не отвезти мусор по реке

Важно собрать всю информацию в точном виде, потому что именно эти показатели будут влиять на суммы в платёжках для населения: региональные операторы устанавливают тарифы, исходя из стоимости транспортировки мусора, платы за негативное воздействие на окружающую среду и захоронение.

Вот так в системе можно отследить маршрут перевозчика

Кроме непосредственно сбора и визуализации информации, мы предлагаем решения, которые потенциально могут оптимизировать маршруты.

В одном регионе мы увидели такую ситуацию. Есть село, и ближайший полигон от него находится в 20 километрах. Но есть проблема — этот полигон находится в другом регионе, а муниципальное образование не имеет права вывозить мусор туда.

Поэтому ему приходится делать крюк в 200 км из-за реки, чтобы увезти мусор до ближайшего, но своего полигона. Таких ситуаций много, но поскольку регионы не могут проработать и сами прописать межрегиональные маршруты, этим занимаемся тоже мы.

С появлением федеральной информационной системы появится межрегиональное взаимодействие. Отвезти мусор на полигон соседнего региона порой дешевле, легче и менее вредно с точки зрения экологии.

Кроме подобных мер, может помочь и просто другой способ перевозки мусора. Например, в перспективные схемы планирования нескольких регионов вошли наши предложения о перевозке мусора водным и железнодорожным транспортом. Почему бы и нет, если от этого меньше выбросов, это дешевле для населения и удобнее для города?

С помощью нашей системы можно моделировать изменения потоков при запуске новых перерабатывающих комплексов. И в этих случаях не всегда нужно доверять чистой математике: когда мы прогнозируем, что в регионе появится новый объект по переработке мусора, система рассчитывает, что в первое время тарифы увеличатся, и по факту это не является рациональным решением.

Но в долгосрочной перспективе выиграют все, потому что мусор в итоге окажется не на земле, а пойдёт в переработку.

Мусором управляют блокчейн и интернет вещей

Ещё один вопрос — достоверность данных, потому что количество отходов, которые принимают полигоны, часто не фиксируется. Из-за этого тарифы могут рассчитываться неправильно.

Эту проблему мы планируем решить совместно с компанией Bitfury: в 2020 году на ряде мусорных полигонов Владимирской области появятся электронные весовые платформы со встроенными средствами автоматической фотовидеофиксации, а все финансовые расчёты между владельцем мусорного полигона и оператором будут переведены на блокчейн.

Все всё будут видеть, в том числе и жители, и Госэкоконтроль. А с развитием интернета вещей мы сможем оперировать еще и данными с самих мусоровозов.

Единая система для всех

Сейчас задача регионов — закрыть требования законодательства и создать схемы по текущей ситуации. Тем не менее именно наша система служит базой, с которой необходимо начинать любые экологические преобразования.

«Управление отходами» приводит в порядок и каталогизирует, что уже есть в регионах. Регион получает единое информационное пространство, где каждый участник ответственен за свой блок и имеет доступ к необходимым данным.

  • Минприроды через систему работает с обращениями граждан, видит ситуацию в отрасли и контролирует тарифы регионального оператора.
  • Региональный оператор может вести договоры с отходообразователями, оптимизировать маршруты перевозки мусора, отслеживать заполненность контейнерных площадок и мониторить машины, а также потребность в установке новых контейнеров.
  • Муниципальные образования видят ситуацию по контейнерным площадкам.
  • Расчётные центры могут выставлять квитанции гражданам на нашей биллинговой платформе.

Следующий шаг развития системы — интеграция с федеральной электронной моделью.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Эттон Груп", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0435\u0440\u0435\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u043a\u0430","\u043c\u0443\u0441\u043e\u0440"], "comments": 2, "likes": 13, "favorites": 32, "is_advertisement": false, "subsite_label": "services", "id": 91953, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Mon, 11 Nov 2019 09:42:40 +0300", "is_special": false }
Облачная платформа
Основа для цифровизации бизнеса
0
{ "id": 91953, "author_id": 392661, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/91953\/get","add":"\/comments\/91953\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/91953"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 200396, "last_count_and_date": null }
2 комментария
Популярные
По порядку
1

Можно, кстати, вообще заавтоматизировать оплату подрядчиками при завозе мусора на переработку какими-нибудь чипами типа чипов оплаты платных дорог, чтоб еще меньше было возможностей зажать бабло) хотя это, конечно, новый уровень, до такого еще работать и работать

Ответить
1

А ссылка на ресурс где ?

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }