{"id":13742,"url":"\/distributions\/13742\/click?bit=1&hash=ad37dcbaca11fe3e193e41b0a2c0db52ecf3ed929b6ae631cb8443dedbdf01e6","title":"\u0412 \u00ab\u0422\u0438\u043d\u044c\u043a\u043e\u0444\u0444 \u0418\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u044f\u0445\u00bb \u0442\u0435\u043f\u0435\u0440\u044c \u043c\u043e\u0436\u043d\u043e \u043a\u0443\u043f\u0438\u0442\u044c \u043f\u0440\u0435\u043c\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435 \u043e\u043f\u0446\u0438\u043e\u043d\u044b","buttonText":"","imageUuid":"","isPaidAndBannersEnabled":false}

Создатель EdTech-компании «РОББО» Павел Фролов про робототехнику, технологический суверенитет и разницу менталитетов

Павел Фролов — серийный предприниматель с двумя действующими бизнесами. Двадцать лет он продвигает в России свободное программное и аппаратное обеспечение. В 2012 году Павел основал компанию «РОББО», а в 2015-м — разработал франшизу детских кружков робототехники «РОББО Клуб».

Мы узнали у Павла, как на развитие бизнеса повлияли интенсивы Архипелаг, почему Open Source — это так важно и чем различается технологическое образование в России и за границей.

Почему именно классы робототехники?

Изначально мы занимались развитием свободного программного аппаратного обеспечения, продвигали операционную систему Linux, переводили на нее российские школы и издавали журнал Linux Format. Мы привезли в Россию первые микроконтроллеры Arduino, которые удалось неплохо раскрутить. Также мы продвигали систему Scratch, которая позволяла учить детей программировать.

Пятнадцать лет назад мы запустили первую Scratch-олимпиаду, издали первые книги по Scratch на русском языке. Потом мы все это соединили, и получился проект ScratchDuino, с помощью которого можно управлять роботами и работать с цифровой лабораторией.

Позже мы выиграли конкурс компании Google. Компания пригласила нас в свои офисы в Лондоне и Кремниевой долине.

В Google нас здорово прокачали: мы участвовали в своем первом форсайте, где много чего намечтали. В течение десяти лет все это было реализовано.

Когда мы искали инвестиции, известный предприниматель и инвестор Владимир Файзулин задал нам вопрос: «Что вы будете делать, если школы не купят ваше оборудование или будут покупать очень медленно?» Мы ответили, что при таком раскладе откроем собственные кружки. Так и произошло.

Павел Фролов серийный предприниматель, который продвигает OpenSource — свободное программное и аппаратное обеспечение, резидент бизнес-клуба ЭКВИУМ и совладельцем инвестиционного клуба КАПИТАЛ

Как собирали команду?

Изначально у нас была команда Linux-центра. Это были энтузиасты, которые увлекаются технологиями и разделяют ценности международного opensource-комьюнити. И из этой команды у нас уже и выросла компания.

С нашим генеральным директором Андреем Смирновым мы вместе учились еще в институте. С некоторыми другими людьми мы познакомились в процессе создания команды — их притягивали наши ценности, которые они разделяли.

У нас сформировалась мощная команда. Это подтвердилось на Архипелаге. Многие на акселераторе были удивлены, что это не только я такой крутой, но и команда под стать. Мы завоевали награду «Самые активные участники лидерского трека».

Сколько лет вы ездите на Архипелаг?

Первый раз я поехал на программу «Остров 10-21» в качестве учащегося, потом несколько раз участвовал в роли эксперта. Этот год был необычным для меня, потому что я привез с собой команду.

Что изменилось за это время?

На первом острове Дмитрий Песков спросил у меня, когда моя компания станет единорогом. Единорог — это компания-стартап, получившая рыночную оценку стоимости в размере свыше 1 миллиарда долларов США. Для меня это было неожиданно, потому что я не мыслил такими терминами. Но после этого вопроса я начал понимать, что мы действительно можем стоить больше миллиарда долларов. Благодаря тому, что нас навели на эту мысль, последние пять лет я занимаюсь построением компании-единорога, и даже начинает получаться.

На Архипелаге в ходе панельной дискуссии эксперты обсудили, на каких принципах должна строиться работа с сообществами и проектами в рамках киберфизической платформы «Восток»

Архипелаг оправдал ожидания?

Главной целью было найти новых партнеров в лице образовательных учреждений — как частных, так и государственных. Оказалось, что наш проект интересен многим организациям, потому что сеть кружков по программированию и робототехнике способна привлекать детей и их родителей.

Чем шире будет такая сеть в России и за рубежом, тем лучшую подготовку будут получать школьники не только в области информатики, но и в области физики и математики.

Таким образом образовательные учреждения могут повысить свою привлекательность для жителей. В целом мы подписали более 30 соглашений о сотрудничестве с командами регионов, с вузами, с компаниями — лидерами НТИ. Также мы провели более 25 публичных выступлений, более 25 переговоров и дали около 15 интервью.

Как лидеры НТИ мы получили возможность прокачать нашу бизнес-модель. С нами длительное время занимались десяток экспертов. В итоге мы уехали с Архипелага с четким пониманием того, какая у нас сейчас стратегия и как мы будем ее реализовывать. На текущей стадии развития компании мы не смогли бы себе позволить таких экспертов — они очень крутые. Однако акселератор сделал это возможным.

Теперь уже совершенно точно ясно, что «РОББО» станет единорогом.

Оборудование «РОББО» мож­но раз­би­рать. Это позволяет по­нять прин­цип его дей­ствия

Что вас удивило на Архипелаге?

Я прочитал визионерскую лекцию «Будущее свободных технологий, или Летучий корабль инноваций». Получилось забавно — после нее с нами связались представители Коммунистической партии Германии, попросили разрешение перевести лекцию на немецкий язык и опубликовать у себя на сайте под заголовком «Социализм 2.0». Чтобы узнать почему, посмотрите саму лекцию.

Какие советы можете дать молодым стартапам?

Я бы посоветовал стремиться к созданию не только востребованных и эффективных, но и технологически независимых продуктов. Долгое время наши молодые предприниматели использовали в своих разработках западные технологии. Однако сейчас, оказавшись без поддержки иностранных провайдеров, они вынуждены искать новую технологическую базу. Выжить смогут не все.

Между тем давно существует другой путь — использование технологий Open Source. Так молодые предприниматели получают не только неисчерпаемый запас технологий, но и свободу развития: они независимы от вендоров и проприетарного (частного) софта.

Технологическая независимость, как продемонстрировали события последних месяцев, — гарантия работоспособности проекта даже в самых сложных условиях.

Оказалось, что «РОББО» — единственная компания в мире, которая взяла на себя амбицию делать все самостоятельно, начиная от разработки операционной системы и заканчивая олимпиадами и коммерческими франшизами.

Все технологии и оборудование «РОББО» разработаны и произведены в России, в Санкт-Петербурге

Как вы оцениваете перспективы технологического суверенитета России?

Чтобы Россия смогла снова стать технологическим лидером и значительно повысить качество образования, важно, чтобы в стране появлялось новое свободное программное обеспечение. И конечно, нужно готовить суверенных разработчиков технологий.

Кроме того, в странах БРИКС, Иране и Аргентине нужно создать международный технологический фонд, нацеленный на поддержку открытых инноваций и стандартов разработок и «умных вещей».

В промышленных масштабах оборудование «РОББО» не выпускают: его «штампуют» небольшими партиями на контрактном производстве

На каком этапе «РОББО» находится сейчас?

В данный момент мы решаем задачу масштабирования. У нас уже есть два готовых продукта. Первый — «РОББО Класс». Это комплексное решение для образования с применением современных технологий. Класс подходит для детских садов, школ, колледжей, техникумов и вузов. Второй — «РОББО Клуб». Это коммерческая франшиза для постоянного бизнеса, где дети занимаются робототехникой и программированием, рисуют модели для их воплощения на 3D-принтере . И сейчас в рамках второго продукта мы разрабатываем франшизу частной школы, которая будет называться ROBBO Academy Future Skills. Это школа для технологических предпринимателей будущего. Преподавать мы там будем сами.

6 компонентов суверенной платформы «РОББО»

  1. Наше образовательное ПО, которое делаем в Петербурге. Относится к Open Source.
  2. ПО, которое начинается с операционной системы Linux и включает весь набор софта для организации учебного процесса, инженерного творчества и программирования. Также относится к Open Source.
  3. Методики и системы подготовки педагогов.
  4. Онлайн-платформа для обучения при поддержке Российского фонда развития информационных технологий. В прошлом году мы подключили к ней симуляторы виртуальной реальности.
  5. Наша собственная международная олимпиада. Сейчас она оказалась важна для России, так как наших соотечественников выгнали из всех международных олимпиад. Совместно с Кружковым движением НТИ мы проектируем новые международные олимпиады, например олимпиаду «Марс». Еще мы проектируем международный конкурс Generation I для поколения инноваторов. Это конкурс прототипов для детских конструкторских бюро — участники решают проектные задачи для крупных организаций.
  6. Коммерческая франшиза бизнеса. С помощью нее мы занимаемся масштабированием. Сейчас «РОББО» есть уже примерно в 30 странах. Мы интересны на уровне правительств — у нас есть офисы в Финляндии и Японии. А летом мы выиграли конкурс в Южной Корее.

Под­го­тов­ка обо­рудо­вания «РОББО» к занятию за­нима­ет ме­ньше ми­нуты

Как выращивают преподавателей робототехники?

Вопрос кадров острый, но решаемый. У нас есть бесплатный онлайн-курс для преподавателей робототехники. На него уже зарегистрировались больше 20 тысяч человек. С помощью него мы набираем кадровый резерв.

Также в наше поле зрения попадают те, кто готовит учеников к олимпиадам Кружковых движений. Их мы тоже включаем в отчеты, которые регулярно отправляем в региональные министерства образования и в АСИ. Кроме того, у нас хорошая система подготовки и переподготовки кадров.

А что сейчас в России с технологическим образованием?

Если говорить про технологии, наша система образования на голову выше других стран. Я много путешествую и могу сравнить.

В Финляндии и в Японии до нас вообще не было уроков программирования в школах.

Однако российская система обучения готовит не суверенных инженеров, а пользователей зарубежных технологий, то есть тех, кто будет либо чинить иностранных роботов, либо делать что-то свое из иностранного софта и железа.

Сейчас мы активно работаем при поддержке АСИ, чтобы это исправить. Наша цель — модернизация системы образования современными технологиями на базе Open Source. У АСИ есть проект «Смартека», где происходит обмен лучшими практиками. Недавно там появилась практика нашей компании.

Дети в минской школе занимаются в инженерном классе с оборудованием «РОББО»

Школы в регионах готовы покупать классы робототехники за несколько миллионов рублей?

Они хотят, но не всегда у них есть на это деньги. Большая часть покупает наши классы за счет какого-либо дополнительного финансирования.

  • Сообщество выпускников может скинуться и сделать подарок. Такие примеры были в Уфе и Архангельске.
  • Помогают благотворительные фонды — недавно школы спонсировал фонд «Наше будущее», основанный президентом компании «Лукойл». Похожие истории есть и в других странах. Например, в Финляндии при поддержке фонда We Foundation мы предоставили оборудование сразу в 25 школ.
  • Выделять деньги могут из федерального бюджета — например по национальному проекту «Образование».
  • Идем по пути частного партнерства и запускаем кружок робототехники по нашей социальной франшизе в случае, если школа хочет получить наши классы, но не может себе их позволить. Большое количество школ либо сотрудничает с «РОББО Клубами», которые находятся поблизости, либо проводят занятия прямо у себя в здании.
Компания «РОББО» получила грант РФРИТ на внедрение платформы VR-моделирования робототехнических устройств Varwin Robotics для массового создания мультимедийных интерактивных онлайн-курсов по робототехнике на основе VR-технологий

Продукты «РОББО» для разных стран одинаковые или различаются?

Под каждую страну продукт приходится собирать заново. В Финляндии, например, один учитель ведет все уроки до 7-го класса. Причем у него солидная зарплата и очень высокий статус в школе: никто не может ему что-то приказать сделать — он принимает все решения сам и несет полную ответственность за всех детей в школе до 7-го класса.

Когда он слышит, что в школе нужно запустить урок робототехники, его это повергает в шок. Нам пришлось успокаивать и уговаривать учителей, потому что, даже если они не являются экспертами в области программирования, этот предмет необходимо все же в школе ввести.

Совместно с организацией Innokas и Хельсинским университетом мы разрабатывали методики, которые позволили учителям и детям вместе осваивать программирование, потому что учителя тоже не знали этот предмет. Методика была опробована более чем в 50 финских школах, и всем понравилась.

В Японии сейчас главная проблема детей — большая загруженность. Мы просто не могли найти окно в расписании для урока робототехники. В итоге нам удалось занять место английского языка. Чтобы научиться программировать, нужно знать английский, так как дети собирают программы из английских блоков. Таким образом, получается двойная польза.

LEGO Education уходит из России. Чем «РОББО» отличаются и смогут ли заменить?

У «РОББО» есть несколько преимуществ. Во-первых, «РОББО Платформа» создана для обучения детей программированию и робототехнике — это конструктор, который позволяет за несколько минут собрать робота и написать для него первую программу. Так как «РОББО» использует открытое программное обеспечение, для робота можно писать новые модули и более сложные программы. В свою очередь, ПО Lego закрыто, и дети не могут понять, как все это работает.

Во-вторых, на нашем оборудовании дети изучают малейшие электронные компоненты роботов и после этого могут сами их строить. А наборы Lego рассчитаны на то, что у ребенка есть как таковой инстинкт строительства.

В-третьих, на занятиях в «РОББО Клубе» дети вовлекаются в программирование при помощи игры и работают с интересными проектами по робототехнике. Роботы Lego приобщают детей к программированию только интуитивным путем.

В-четвертых, «РОББО Клуб» создала полноценную учебную программу от 7 до 15 лет, которая постоянно совершенствуется, и для самостоятельного обучения сделала руководство пользователя. У Lego нет четкой образовательной программы, и все продукты сопровождаются кучей документов.

Почему необходимо снизить порог самозанятого до 12 лет?

Мы хотим, чтобы ребенок начинал свой путь у нас с пяти лет. Сначала он два года изучает игровую робототехнику, потом три года базовую, еще два года проектную. Сюда же подключается Robbo Academy Future Skills. Там мы дополнительно преподаем финансовую грамотность, изучаем эмоциональный интеллект, обучаем лидерству, предпринимательству, английскому и математике для инженеров и IT-специалистов.

Таким образом мы готовим ребенка к тому, чтобы в 12 лет он уже мог открыть свой стартап.

Наша задача — сделать так, чтобы ребенок полюбил технологии до того, как подсядет на Майнкрафт и другие компьютерные игры. Сейчас зависимость от игр — это главная проблема детей и родителей, они уже даже обращаются с ней к психологам.

У нас программа строится так, чтобы ребенок в 12 лет открыл стартап, а к его восемнадцатилетию проект уже выстрелил и ребенок мог стать миллионером. Для того чтобы это было осуществимо, нужно снизить порог самозанятого.

Доля отечественных комплектующих в оборудовании «РОББО» — 50–60%

В издании ComNews вы отмечали, что темпы роботизации в стране после ухода зарубежных вендоров не сильно, но замедлились.

Дело в том, что сами по себе отечественные роботы дешевле иностранных, однако стоимость их интеграции в российское производство выше. Тем не менее приобретать отечественных роботов российским компаниям выгоднее, чем зарубежных. Однако чтобы изучить их и подготовиться к их интеграции, российским компаниям, которые уже используют зарубежных роботов или собираются их покупать, нужно время. Отсюда и замедление роботизации.

РОБОТ Электроник работает в «РОББО» и помогает на мероприятиях и уроках в школе РОББО Клуб. Он умеет общаться, показывать видео и картинки, двигаться, разговаривать и улыбаться

Как вы расставляете приоритеты для масштабирования?

На данный момент нам проще смотреть в сторону заграницы. Там правительства в нас больше заинтересованы, все вопросы решаются проще и выше запрос на инновации. Наша команда получает приглашения переехать в другие страны, и приходится лавировать, чтобы сохранить российскую суверенность.

Мы работаем по принципу воды: течем туда, где для нас есть место.

За какие заслуги вы получили премию «Экспортер года — 2022» и что она вам дала?

Премией была отмечена наша образовательная экосистема, которая состоит из оборудования и софта на базе открытого кода, методических материалов собственной разработки компании, коммерческой франшизы сети кружков программирования, робототехники и 3D-печати, международных олимпиад и онлайн-платформы для обучения школьников.

Премия позволит привлечь к платформе еще большее внимание зарубежных заказчиков, в результате чего спрос на нее и наши лидерские позиции в сегменте образовательной open source робототехники станут еще выше.

Как на «РОББО» влияют шоковые экономические ситуации?

Сейчас японское министерство экономики приостановило субсидирование школ для приобретения «РОББО Классов». Также прямо на середине проекта было приостановлено финансирование по гранту от Евросоюза на разработку программы обучения индустрии 4.0 для финских школьников.

Одновременно с этими мерами правительств мы повернули вектор на Китай.

В августу команда «РОББО» выступила в мультимедийном центре Sputnik Беларусь

Вы выиграли конкурс «Экспорт — Цифровые технологии» и получили 20 миллионов рублей на адаптацию продуктов для рынка Китая. Расскажите про проект.

В апреле 2022 года «РОББО» открыл представительство в Китае. Чтобы реализовать проект, мы подключили его сотрудников и представителей российской компании. В целом около 15 человек.

Сейчас представительство открывает в стране «РОББО Клубы» — новые кружки программирования и робототехники для детей. Одновременно идет регистрация товарных знаков в республике, поиск партнеров и апробация бизнес-модели, в которую вносятся изменения с учетом специфики региона. Также в Robbo China набирают офисных сотрудников и преподавателей. С 2023 года в компании планируют начать первые продажи франшизы «РОББО Клуба».

Параллельно проходит локализация продуктов «РОББО». В частности, дорабатываются и переводятся на китайский язык учебно-методические материалы, маркетинговые тексты и сайт, рассчитанный на местную аудиторию.

В Китае будет протестирован новый для «РОББО» билингвальный формат обучения: занятия будут проходить на китайском и английском языках.

Среди особенностей, с которыми можно столкнуться при работе с рынком Китая, — завышенные зарплатные ожидания специалистов не только высокой, но и средней квалификации, а также высокая стоимость аренды офисов.

Торгпред пообещал вам найти дистрибьюторов в Саудовской Аравии. Как вы смотрите на эту перспективу?

Рынок Саудовской Аравии весьма перспективен для «РОББО». Мы уже продали здесь первые франшизы «РОББО Клуба» и активно ищем дистрибьюторов. Барьеров для выхода в арабские страны мы не видим и очень благодарны местным торговым представительствам России за поддержку.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null