{"id":13563,"url":"\/distributions\/13563\/click?bit=1&hash=7a1c2765d377f463a7849b32148c496d0d86e5839a4216a090578d9381a4c980","title":"\u041a\u0430\u043a\u043e\u0439 \u0414\u041c\u0421 \u0432\u044b\u0431\u0440\u0430\u0442\u044c, \u0435\u0441\u043b\u0438 \u0441\u043e\u0442\u0440\u0443\u0434\u043d\u0438\u043a\u0438 \u0440\u0430\u0437\u044a\u0435\u0445\u0430\u043b\u0438\u0441\u044c \u043f\u043e \u043c\u0438\u0440\u0443","buttonText":"","imageUuid":"","isPaidAndBannersEnabled":false}
IP view

Цитирование произведений

Вокруг цитирования в последние годы велось большое количество дискуссий между практикующими юристами, правообладателями и пользователями. Относительную ясность внесло недавнее Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 №10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», в пункте 98 которого строго констатируется:

«допускается возможность цитирования любого произведения».

Казалось бы, точка в споре поставлена, и впредь обсуждать здесь нечего. Однако противники теперь уже официальной точки зрения высшего органа судебной власти никуда не исчезали — они продолжают приводить в защиту своей позиции весомые аргументы, которые заслуживают внимания.

Сегодня мы попытаемся вернуться к истокам и проследить, как один из самых тривиальных на первый взгляд вопросов стал яблоком раздора, разделившим юристов на два лагеря.

Рекомендуем дочитать настоящую статью до конца и поучаствовать в опросах по тексту.

Понятие «цитирование» и корни дискуссии

Любое исследование не может быть начато без определения главных задействованных в нём понятий. Поэтому прежде всего необходимо раскрыть значение термина «цитирование».

Кратко обобщим имеющиеся варианты лингвистического толкования цитирования, содержащиеся в самых авторитетных толковых словарях русского языка:

Цитата — точная, дословная выдержка из какого-либо текста, высказывания, сочинения [1] [2] [3].

Любой желающий может ознакомиться с дефинициями и найти необходимые подтверждения, обратившись к соответствующим источникам, список которых приведен в конце настоящей статьи, исходя из нумерации в квадратных скобках.

Резюмируем, что ни один из известных толковых словарей русского языка не допускает возможности цитировать что-либо, кроме текста.

В правоприменительной практике издавна сложилось две основные позиции по рассматриваемой проблеме.

Долгое время в разрешении споров, связанных с заимствованием в форме цитирования, господствующей считалась точка зрения (далее также — точка зрения 1), базировавшаяся на вышеупомянутом лингвистическом толковании термина «цитирование». В её основе лежало достаточно логичное разграничение понятий «цитирование» и «иллюстрирование», зафиксированных соответственно в пп. 1 и 2 п. 1 ст. 1274 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Обозначенное разграничение, по нашему мнению, было вполне целесообразным: пределы иллюстрирования в сравнении с пределами цитирования являются более строгими и допускают свободное использование в гораздо более редких случаях, чем при цитировании. Стоит уточнить, что именно данную точку зрения 1 до недавних пор неоднократно разделяли судьи Суда по интеллектуальным правам (далее — СИП) и Московского городского суда.

Продемонстрировать точку зрения 1 считаем возможным на примере дела № А40-142309/2015. Истцом выступил известный блогер и фотограф Илья Варламов (о котором мы еще долго будем говорить ввиду его активности по преследованию за нарушение исключительных прав на произведения), ответчиком — ВГТРК (владелец телеканалов «Россия 1», «Культура», «Россия 24», «Карусель»). Объектом заимствования в данном деле выступили фотографические произведения. Примечательно, что изначально Арбитражный суд города Москва (далее — АСГМ) занял альтернативную позицию, о которой речь пойдет ниже, констатировав:

При этом законодательство не содержит каких-либо ограничений, связанных с видом объектов авторского права, которые могут быть процитированы, и не исключает цитирование фотографий. Цитированием является включение в свое произведение чужого произведения (его части). Поскольку фотография может быть включена в другое произведение, в том числе и в текстовое, становясь при этом неотъемлемой его частью, то такое включение может быть признано цитированием. …

Таким образом, суд первой инстанции не признал нарушение ответчиком исключительных прав истца, отказал в удовлетворении заявленных требований. При обжаловании в вышестоящую инстанцию Девятый арбитражный апелляционный суд (далее — 9ААС) согласился с доводами АСГМ, оставив его решение в силе и не привнеся в дело каких-либо дополнительных аргументов.

Качественно другую позицию, в которой отражалась рассматриваемая в настоящий момент точка зрения 1, занял СИП. Опираясь на словарные данные, кассация дала следующие разъяснения:

То есть цитирование — это дословное повторение какой-либо части именно авторского текста, а не иной графической формы (фото-видеоизображения).

Таким образом, использование фотографий, полностью выраженных в графической форме, не является цитированием, так как фактически они использованы в качестве иллюстрации к статьям, что допускается только в учебных изданиях в соответствии с положениями подпункта 2 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ.

При этом иллюстрирование – это дополнительный материал, усиливающий восприятие читателя, однако его отсутствие не сказывается в целом на информационной составляющей произведения, в то время как цитата является его неотъемлемой частью, то есть не может быть изъята из такого произведения без значительного причинения ему ущерба и искажения смысла.

В связи с этим суд кассационной инстанции полагает, что к рассматриваемому спору положения подпункта 1 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ не применимы, поскольку спорные фотографии, согласно обстоятельствам дела, были использованы ответчиком в качестве иллюстраций самих статей.

Сделав соответствующие заключения, СИП отменил решение АСГМ и отправил дело на новое рассмотрение.

Учитывая правки кассационной инстанции, во второй раз АСГМ удовлетворил исковые требования, признав использование спорных фотографий неправомерным и не подпадающим под свободное заимствование в порядке цитирования. Очевидно, что при дальнейшем обжаловании новую позицию АСГМ (точку зрения 1) поддержал теперь и 9ААС. Однако стоило делу вновь дойти до кассационной инстанции, как СИП, противореча по сути самому себе, представил уже иную аргументацию по рассматриваемой проблеме:

Из содержания данной нормы следует, что любые произведения науки, литературы и искусства, охраняемые авторскими правами, в том числе фотографические произведения, могут быть свободно использованы без согласия автора и выплаты вознаграждения при наличии четырех условий: использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях; с обязательным указанием автора; источника заимствования и в объеме, оправданном целью цитирования. …

Согласно изложенным выше нормам права произведение может относиться к областям науки, литературы и искусства независимо от его достоинства и назначения, а также от способа его выражения. То есть статья, иное текстовое произведение, фотография и так далее, являются способом выражения произведения. …

Поскольку фотография может быть включена в другое произведение, в том числе и в текстовое, становясь при этом неотъемлемой его частью, то такое включение может быть признано цитированием.

Основываясь на изложенных выводах, СИП отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отказал в удовлетворении исковых требований, признав использование спорных фотографических произведений правомерным заимствованием в порядке цитирования.

Итогом дела стало Определение Верховного Суда РФ, в котором высшая судебная инстанция подтвердила законность последней позиции СИП, противоположной точки зрения 1.

Точка зрения 1 в арбитражной практике также фигурировала, например, в деле № А46-9718/2015. Важные дополнения привнёс Восьмой арбитражный апелляционный суд:

В данном случае фотографиями истца ответчик усиливал эмоциональное воздействие своих статей на читателей, иными словами, увеличивал чужими фотографиями ценность своих информационных материалов, что не подпадает под допущения статьи 1274 ГК РФ.

Если согласиться с мнением ответчика о допустимости отождествления цитирования текста с размещением фотографий, последние использовались в целях иллюстрации публикаций ответчика.

Суд апелляционной инстанции отмечает, что согласно позиции Суда по интеллектуальным правам, выраженной в постановлении от 26.08.2015 № С01-594/2015 по делу № А73-13567/2014, цитирование - это дословное повторение какой-либо части именно текста, а не иной графической формы (фото-видеоизображения). Таким образом, использование фотографий, полностью выраженных в графической форме, не является цитированием, так как фактически они использованы в качестве иллюстрации к статьям, что допускается только в учебных изданиях в соответствии с положениями подпункта 2 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ.

Указанное дело также дошло до СИП, который вновь подтвердил законность точки зрения 1, разрешающей цитировать произведения исключительно текстового характера.

Неоднократно встречалась точка зрения 1 и в ряде постановлений судов общей юрисдикции. Так, в Апелляционном определении от 20 мая 2013 года по делу № 11-11791 Московский городской суд, соглашаясь с судом первой инстанции в части удовлетворения исковых требований о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на фотографии, лаконично указал:

Из диспозиции п.п. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ следует, что цитированию подлежат лишь те произведения, которые можно приводить в оригинале, либо в переводе, то есть произведения текстового (информативного) характера. Фотографические произведения полностью выражены в графической форме и потому цитированию не подлежат.

Ответчик опубликовал фотографии №№ 1 – 16 полностью, в том же виде, в каком их опубликовал истец, в связи с чем доводы ответчика о цитировании произведений истца являются несостоятельными.

Схожие с точкой зрения 1 позиции имели место в Апелляционном определении Московского городского суда от 30 октября 2012 года по делу № 11-24671, Апелляционном определении Оренбургского областного суда от 20 сентября 2017 года по делу № 33-6696/2017.

Приведённой точке зрения 1 противостояла другая позиция, изложенная ещё в Определении Верховного Суда РФ от 05.12.2003 по делу № 78-Г03-77, основанная на действующем тогда Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах» и отвергающая лингвистическое толкование термина «цитирование» (далее также — точка зрения 2):

В целях свободного распространения информации закон допускает свободное использование произведения путем цитирования.

Цитирование производится для иллюстрации, подтверждения или опровержения высказываний автора, допустимо в указанных в Законе целях (научных, критических, информационных целях и в обзорах печати), только из обнародованных произведений и в объеме, оправданном целью цитирования. …

По мнению суда, применительно к настоящему делу изображение титульного листа агитационной листовки А., помещенное в статье "Лишнее звено. Домкомы А." может рассматриваться как цитата.

Под цитированием понимается включение одного или нескольких отрывков из произведения одного автора в произведение другого автора. В частности, как цитату следует рассматривать графическое воспроизведение части произведения изобразительного искусства. К последним относятся произведения живописи, графики, дизайна.

Точку зрения 2 взяли на вооружение многие правоприменители, в том числе и некоторые судьи СИП, она получила официальное закрепление в п. 20 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2017), вышеупомянутом п. 98 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 №10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 №10). Ниже мы более подробно рассмотрим судебные акты, в которых освещалась возможность цитирования любых произведений.

Резюмируя, стоит сказать о том, что в многолетнем противостоянии между двумя юридическими воззрениями победила та сторона, которая настаивала на буквальном толковании нормы ГК РФ, игнорируя словарное значение слова «цитирование», в соответствии с которым цитированию могут подлежать только текстовые произведения. Выясним, какие положительные и отрицательные последствия принесли данные разъяснения и как они повлияли на права и законные интересы правообладателей и пользователей.

Условия цитирования в современных реалиях

Предваряя анализ конкретных примеров актуальной судебной практики, мы хотим, тем не менее, заострить внимание читателей ещё на одном немаловажном вопросе, касающемся условий цитирования. Отметим, что данный аспект, несмотря на имеющиеся правовые позиции высшей судебной инстанции, до сих пор остаётся до конца не урегулированным и дискуссионным.

Базовой и наиболее популярной относительно условий правомерности цитирования на настоящее время считается позиция, изложенная в рамках разрешения дела № А40-5830/2017 всеми инстанциями, в том числе Верховным Судом РФ. Согласно упомянутой позиции, охраняемые результаты интеллектуальной деятельности могут быть свободно использованы без согласия автора и выплаты вознаграждения исключительно при наличии четырех условий:

1. произведение должно использоваться в информационных, научных, учебных или культурных целях;

2. при заимствовании обязательно необходимо указывать автора объекта авторских прав;

3. при заимствовании обязательно необходимо указывать источник, из которого взят соответствующий материал;

4. заимствование в форме цитирования должно осуществляться в объеме, оправданном целью цитирования.

Перечисленные критерии, за исключением ссылок на авторов и источники заимствований, носят оценочный характер и ориентированы на усмотрение конкретного правоприменителя (ниже будут приведены некоторые взгляды судов на них). В рамках данного аспекта статьи видится интересным порассуждать на тему правильности оформления ссылок при цитировании.

Вышеобозначенный подход [4] [5] по сути полностью дублирует пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ и соответствует ему, что не является удивительным. Однако учитывая, что использование произведений в цифровую эпоху переходит из плоскости банального воспроизведения (копирования) бумажных экземпляров объектов авторских прав в плоскость заимствований контента в сети Интернет, уместно ли всегда применять к спорным ситуациям буквальное толкование закона?

Дискуссию в обсуждение о том, как правильно необходимо оформлять ссылки при цитировании, не так давно внесло дело № А40-5830/2017. Так, АСГМ в своём Решении признал правомерным цитирование только с указанием ссылки на сайт, без указания имени автора, мотивировав свою позицию следующими аргументами:

Целью спорной Телепередачи являлось информирование той части телезрителей, которая по каким-либо причинам не смогла посмотреть Прямую линию с Президентом … . Очевидно, что Телепередача является как информационной, так и дискуссионной. …

То есть, спорные фотографии были использованы исключительно в информационных и дискуссионных целях, в объеме достаточном для того, чтобы обозначить всю глубину проблемы (9 из 47 фотографий, размещенных самим Истцом). ...

Действующее законодательство не определяет четких критериев, регламентирующих размещение при цитировании имени автора и источника заимствования его произведения, в связи с чем, лицо, свободно использующее такое произведение в установленных законом случаях вправе определять содержание указания на имя автора и источник заимствования по своему усмотрению.

Учитывая, что фамилия автора фотографий и адрес страницы Интрнет-сайта, на которой эти фотографии обнародованы автором, совпадают, титр varlamov.ru полно отражает как имя автора, так и источник заимствования.

В иске о защите исключительных прав, таким образом, было отказано ввиду соблюдения ответчиком правил правомерного заимствования произведений по пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ. Указанное дело дошло до Верховного Суда РФ, все инстанции поддержали АСГМ.

Позже в практике появилось еще одно дело № А52-5015/2017, в рамках рассмотрения которого мнения судов на проблему правильности оформления ссылок при цитировании разделились. ООО «Восьмая заповедь» обратилось с иском о компенсации за нарушение исключительных прав к ООО «КВС» и ООО «МТК». Первоначально спорная фотография была обнародована самим автором на сайте «sport-accent.ru», при этом информация,идентифицирующая автора фотографии, на указанном сайте отсутствовала. После первоначального опубликования фото Псковская городская Дума разместила на своём сайте «pskovgorod.ru» статью с использованием спорного объекта авторских прав в целях информирования посетителей сайта. Затем уже ответчики на одной из страниц своего веб-сайта «iluki.ru» разместили ту же спорную фотографию с указанием в правом нижнем углу надписи «pskovgorod.ru» (без указания имени автора). Разрешая спор и отказывая в иске, Арбитражный суд Псковской области (далее — АСПО) так мотивировал свою позицию:

Довод истца об указании ответчиками недостоверного автора в публикации, а также о возможности публикации фотографии, ранее размещенной в средствах массовой информации,только после проверки соблюдения данными СМИ авторских прав (прав на результаты интеллектуальной деятельности) является безосновательным как в силу отсутствия предусмотренного законом механизма такой проверки, так и в силу отсутствия у ответчиков полномочий, позволяющих истребовать соответствующие документы у pskovgorod.ru либо иных хозяйствующих субъектов.

Ответчики не являются контролирующими органами в сфере деятельности средств массовой информации либо использования авторских прав.

Кроме того, в силу части 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений презюмируется. У ответчиков не имелось оснований сомневаться в добросовестности pskovgorod.ru. Доказательств обратного истцом не представлено.

Оценив содержание опубликованных материалов, суд признает размещение спорного произведения исключительно в целях информирования текущего события и в объёме, оправданном информационной целью. …

Таким образом, следует признать, что ответчиками соблюдены четыре необходимых условия: использование произведение в информационных целях, с обязательным указанием автора, источника заимствования, в оправданном целью публикации объёме, что исключает возможность взыскания с них заявленных средств.

Решение АСПО было поддержано и оставлено в силе Четырнадцатым арбитражным апелляционным судом (далее — 14ААС). Однако кассационная инстанция (СИП) с доводами нижестоящих судов не согласилась и постановила отправить дело на новое рассмотрение в АСПО, аргументируя свое мнение следующим:

норма статьи 1274 ГК РФ не ставит правомерность использования произведения в зависимости от возможности или невозможности установления авторства, а императивно устанавливает возможность свободного использования произведения (в том числе в информационных целях) исключительно с обязательным указанием автора произведения.

Вывод судов о невозможности установления авторства на спорное фотографическое произведение не является основанием для освобождения ответчиков от ответственности за незаконное использование произведения.

После возвращения дела в АСПО иск о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на фотографическое произведение был удовлетворён, новое Решение оставил в силе 14ААС.

В нашем распоряжении имеется и более свежее дело № А40-297866/2018, в котором ООО «ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ГРУППА «ВК-МЕДИА» (истец) выступило против АО «КЛИНСКИЙ ИНСТИТУТ ОХРАНЫ И УСЛОВИЙ ТРУДА» (ответчик). В публикации, размещенной на веб-сайте trudcontrol.ru, была использована фотография, правообладателем которой является истец. При размещении на своем сайте «trudcontrol.ru» статьи с использованием спорной фотографии ответчик указал ссылку на сайт истца («Глобус Серов: события и комментарии» и «Источник: serovglobus.ru»), а также имя и фамилию автора статьи (но при этом не указал автора фотографии). АСГМ, отказывая в удовлетворении исковых требований, заключил:

Закон не содержит требования о том, чтобы ссылка на цитируемое в информационных целях произведение была активна. Это требование истца противоречит действующему законодательству.

И статья, и фотография сопровождены ссылкой на источник опубликования: serovglobus.ru. Следовательно, исключительные права истца не нарушены. …

Обстоятельства, связанные с указанием (неуказанием) имени автора под фотографией, относятся к авторским правам. Истец не вправе в своем исковом заявлении ссылаться на нарушение авторских прав фотографа в связи с неуказанием под фотографией его имени. Неуказание имени фотографа под фотографией не нарушает прав правообладателя - истца.

9ААС оставил Решение АСГМ в силе и уточнил: «При этом под статьей и фотографией была указана ссылка на источник заимствования - газету «Глобус», в связи с чем, суд первой инстанции правомерно установил использование фотографии Серовского транспортного прокурора цитированием фотографии в информационных целях, в форме обзора печати». В данной момент дело находится на рассмотрении в СИП.

Таким образом, несмотря на относительную ясность в вопросе правильности оформления ссылок при цитировании и наличие выделенных из закона 4 критериев, в практике до сих пор присутствуют разные мнения на этот счёт.

Сообщество IP view, учитывая реалии современной цифровой эпохи, придерживается позиции, в соответствии с которой для соблюдения нормы о цитировании необходимо и достаточно оставление ссылки на источник заимствования (без указания ссылки на автора произведения).

Закон не предусматривает обязанности для всех субъектов, пользующихся ресурсами сети Интернет, всегда и во всех случаях указывать авторов при опубликовании соответствующих произведений, поэтому зачастую на практике у лиц, желающих осуществить правомерное заимствование в ограниченные сроки, возникают существенные проблемы с поиском авторов, результатом которых выступает фактическая невозможность реализации предоставленного ГК РФ права на свободное использование. Включение в отечественное законодательство нормы о правомерном цитировании преследовало конкретную цель — обеспечить доступность знаний и результатов интеллектуальной деятельности. Излишнее эксплуатирование буквального толкования пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, на наш взгляд, абсолютно не содействует доступности знаний и произведений, а напротив — является препятствием, мешающим многим лицам разумно и законно пользоваться достижениями общества в творческой сфере.

К тому же, главенствующие ныне позиции правоприменителей относительно необходимости соблюдения четырёх обязательных критериев при цитировании не отвечают на ряд вопросов:

  • каким образом нужно ссылаться на автора, если автор обнародует своё произведение анонимно, что допускается п. 1 ст. 1265 ГК РФ?
  • каким образом нужно ссылаться на автора, если автор произведения неизвестен?

Предлагаем Вам поучаствовать в нашем обсуждении.

Как Вы считаете, каким образом должно осуществляться правомерное цитирование?
Указание источника заимствования (ссылки на сайт) является достаточным, указание автора не требуется.
В строгом соответствии с ГК РФ: с указанием источника заимствования И автора произведения.
Показать результаты
Переголосовать
Проголосовать

Дело Ильи Варламова и цитирование фотографий

Теперь исследуем актуальную судебную практику по цитированию разных видов произведений. И поскольку формированию правовых позиций высшей судебной инстанции по данному вопросу способствовало дело Ильи Варламова, посвященное возможности цитирования фотографий, считаем логичным начать именно с заимствования фотографий.

Пожалуй, самым ажиотажным можно признать дело А40-142345/2015, в котором известный блогер и фотограф Илья Варламов выступил с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на фотографии к ООО «АРХИ.РУ». АСГМ, выступивший в деле в качестве первой инстанции, отказал в иске, мотивируя свое Решение тем, что цитирование фотографических произведений, как и любых других охраняемых произведений, действующим гражданским законодательством допускается, а поскольку ответчик при соответствующих заимствованиях указал и имя автора, и источник заимствования, осуществил цитирование в целях и объеме, разрешённом ГК РФ, суд не усмотрел в его действиях нарушения исключительных прав истца.

9ААС отменил Решение АСГМ по делу, сославшись на уже упоминаемую ранее точку зрения 1, указав, что применение нормы о цитировании возможно только в отношении произведений текстового характера. СИП также разделил позиции нижестоящий инстанций, признав использование фотографий в данной ситуации в качестве иллюстрирования.

Верховный Суд РФ, оставляя решение АСГМ в силе и отменяя судебные постановления 9ААС и СИП, категорически констатировал:

«выводы судов апелляционной и кассационной инстанций, основанные на определении слова «цитирование», данного в словарях, о возможности цитировать только литературные произведения, не соответствуют положениям подпункта 1 пункта 1 статьи 1274 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Именно представленная выше позиция, отраженная в Определении Верховного Суда РФ № 305-ЭС16-18302 от 25.04.2017 по делу А40-142345/2015, получила закрепление в п. 20 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2017) и далее в п. 98 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 №10.

После публикации вышеназванных разъяснений правоприменительная практика по цитированию различных видов произведений, главным образом — фотографических, по понятным причинам существенно расширилась.

Так, суды также допускали цитирование фотографий в делах № А40-49024/2019, № А60-48002/2017, № 4г/1-11038/2019 (Определение Московского городского суда от 9 сентября 2019 года).

Цитирование фильмов

Цитирование фрагментов аудиовизуальных произведений стоит на втором месте после фотографий по частоте встречаемости в правоприменительной практике.

ООО «КРЦ «ЭФКО-Каскад» (истец, исключительный лицензиат компании-правообладателя «Profitfilm») обратилось в АСГМ с требованием о защите исключительных прав на аудиовизуальное произведение к соответчикам ФГУП «ВГТРК», ООО «ЦЕНТРАЛЬНАЯ СТУДИЯ» и ООО «М-ПРОДАКШН ГРУПП» (дело № А40-32542/2018). Фрагменты видеофильма компании-правообладателя «Profitfilm», исключительным лицензиатом которого является истец, были использованы в передачах «Авторская программа Аркадия Мамонтова. Пальмовые берега» и «Авторская программа Аркадия Мамонтова. Пальмовые берега 2», которые в свою очередь были продемонстрированы в рамках телевизионных программ «Вести.doc. Пальмовые берега» и «Специальный корреспондент. Пальмовые берега 2» соответственно. Данные передачи являются информационными программами, представленными в форме журналистского расследования, которые направлены на информирование общественности о социальных и политических проблемах. Отказывая в иске, АСГМ указал следующее:

В целях иллюстрации результатов журналистского расследования в области производства заменителей молочного жира из аудиовизуального произведения Творческого объединения Profitfilm (продолжительностью 15 минут 15 секунд) были использованы несколько видеокадров, общей продолжительностью 14 секунд в передаче «Авторская программа Аркадия Мамонтова. Пальмовые берега» и 49 секунд в передаче «Авторская программа Аркадия Мамонтова. Пальмовые берега 2».

Из приведенного соотношения следует, что кадры аудиовизуального произведения Творческого объединения Profitfilm были использованы со стороны ВГТРК в объеме, оправданном целью цитирования.

Дело дошло до Верховного Суда РФ, всеми инстанциями Решение АСГМ было оставлено в силе.

В деле № А08-11943/2017 снова ООО «КРЦ «ЭФКО-Каскад» (истец) обратилось с иском о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на аудиовизуальное произведение к МАУ «Телерадиокомпания Бирюч» (ответчик). На телеканале «Бирюченские вести», учредителем которого является ответчик, вышел в эфир сюжет, содержащий фрагменты видеофильма «Энергия жизни», исключительные права на который принадлежат истцу. Суд отказал в удовлетворении требования на том основании, что факт правомерности использования фрагментов спорного аудиовизуального произведения истца уже был установлен рамках дела № А40-32542/2018, имеющего преюдициальное значение. В вышестоящих инстанциях Решение не оспаривалось.

ООО «КРЦ «ЭФКО-Каскад» также проиграло еще одно дело в судах общей юрисдикции по тем же объекту и основанию [6].

Дело № А17-4559/2017. ООО «Издательство «Роща» (истец) обратилось с иском к ООО «ТРК Барс» (ответчик) о признании незаконным использования кадров в аудиовизуальном произведении, о прекращении использования видеороликов. Истец являлся правообладателем видеоматериалов электронного издания Остров 2009 «Счастье – это когда тебя понимают». Длительный период времени ответчиком производилось использование ряда видеоматериалов, входящих в состав данного электронного издания, путем их размещения на информационном портале «Ивановоньюс» (http://www.ivanovonews.ru) в составе телевизионных репортажей. Отказывая в иске, Арбитражный суд Ивановской области усомнился в удовлетворении спорного объекта критериям охраноспособности и заключил, что использование ответчиком в рамках своих репортажей фрагментов предполагаемого аудиовизуального произведения истца осуществлялось в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ (с указанием на ООО «Издательство «Роща» и информационный ресурс, с которого заимствовался видеоролик). В вышестоящих инстанциях Решение не оспаривалось.

Недавно в СМИ широко афишировалось инициированное компанией ООО «КИНОДАНЦ» дело против известного кинокритика Евгения Баженова (псевдоним — «BadСomedian»), который известен обзорами на различные отечественные и зарубежные фильмы. Основной мотив спора, судя по документам, освещенным самим кинокритиком и интернет-изданиями, касался именно цитирования аудиовизуальных произведений и мог внести новые краски в существующую дискуссию, например, в части допустимых объемов правомерного заимствования. В итоге сторонам удалось заключить мировое соглашение, а Красногорский городской суд так и не приступил к полноценному рассмотрению данного дела.

Цитирование музыки

Цитирование музыкальных произведений в практике встречается гораздо реже по сравнению с вышеприведенными видами произведений. Тем не менее, нам удалось встретить редкие разъяснения судов и по данному аспекту заимствований.

В качестве наиболее яркого примера приведём дело № А76-13283/2012, в рамках рассмотрения которого затрагивался вопрос правомерности цитирования музыкальных произведений. В Арбитражный суд Челябинской области с иском о защите исключительных прав на музыкальное произведение к Государственной Магнитогорской Консерватории обратилось небезызвестное Российское авторское общество (далее — РАО). На сцене зала Магнитогорской консерватории в постановке детского музыкального театра «ПИККОЛО» состоялся показ мюзикла «Белоснежка и Леший», авторами которого являются композитор Бровко В.Л. и поэт Калинина Т.А.. По запросу авторов РАО направило в адрес ответчика претензию, которая была оставлена последним без удовлетворения.

Арбитражный суд Челябинской области (далее — АСЧО), отказывая в удовлетворении исковых требований, указал, что, поскольку ГБОУ ВПО ЧО «МаГК» (академия) им. М.И. Глинки» (подразделение которой осуществляло постановку) является образовательным учреждением, реализующим программы музыкального и хореографического образования, в учебный план музыкальной школы-лицея при консерватории входят дисциплины «Сценическая речь» и «Основы сценического действия», а постановка мюзикла «Белоснежка и Леший» осуществлялась исключительно в учебных целях, рассматриваемое использование музыкального произведения с текстом в рамках постановки должно охватываться ст. 1274 ГК РФ, допускающей свободное цитирование и иллюстрирование объектов авторских прав.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд (далее — 18ААС), оставляя решение АСЧО в силе, подчеркнул, что «исполнение музыкального произведения «Белоснежка и леший» на сцене консерватории производилось в обучающих целях, а потому не может быть признано нарушением авторского права, с учетом характера обучения детей и утвержденной программы сценического мастерства в школе-лицее».

СИП судебные акты нижестоящих инстанций отменил, отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции и отметил:

«произведение, которое можно использовать свободно в учебных целях, должно быть размещено в другом произведении в качестве пояснения того или иного вопроса, содержащегося в основном используемом произведении учебного характера. Следовательно, свободно используемое произведение не должно являться основным объектом использования, а лишь быть включенным в основной объект (основное произведение) для пояснения некоторых вопросов, содержащихся в основном используемом произведении. …

Из материалов дела следует, что ответчик организовал живое публичное исполнение мюзикла, а не публичное исполнение видеозаписи и других предполагающих фиксацию форм использования произведений, предусмотренных в подпункте 2 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ.

Произведение (мюзикл) использовался не в целях пояснения какого-то сценического правила в рамках обучающего занятия о правилах сценического искусства, а представлял собой основной объект использования.

Таким образом, публичное исполнение мюзикла в целях приобретения учащимися навыков общения со слушателями, выступления в спектаклях на большой сцене консерватории для постижения навыков актерского мастерства не может рассматриваться как допустимый случай свободного использования, предусмотренный в подпункте 2 пункта 1 ст.1274 ГК РФ, а является незаконным использованием произведения без согласия» правообладателя.

Ответчиком была осуществлена попытка обжалования судебного акта СИП в надзорном порядке в Высший Арбитражный Суд РФ, которая не увенчалась успехом. После возвращения дела в АСЧО, первая инстанция приняла обратное Решение и удовлетворила исковые требования частично. 18ААС, СИП и Верховный Суд РФ при обжаловании нового Решения АСЧО оставили его в силе.

Цитирование живописи

На настоящий момент меньше всего примеров посвящено цитированию произведений живописи/графики. Тем не менее, нам удалось отыскать некоторые судебные споры, стороны в которых предпринимали попытки применения нормы о цитировании к отношениям, связанным с заимствованием произведений изобразительного искусства.

В Арбитражный суд Свердловской области (дело № А60-45357/2018) с иском о взыскании компенсации за нарушение исключительного права к ООО «Радио-Экофонд» (ответчик) обратился индивидуальный предприниматель Кожин Семён Леонидович (истец). Истец является правообладателем произведения изобразительного искусства - картины «Масленица. Проводы зимы. XVII вв.». Ответчик незаконно использовал спорное произведение путем публикации на своём сайте «vsenovostint.ru». В возражении на исковое заявление ответчик заметил, что указал автора спорной картины в виде активной ссылки серого цвета, размещенной под статьей, в составе которой было использовано соответствующее произведение изобразительного искусства, в связи с чем, по мнению ответчика, к обозначенным правоотноошениям подлежал применению подп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, допускающий свободное использование в форме цитирования любых видов объектов авторских прав. Исследовав имеющиеся в деле доказательства, суд не усмотрел необходимых ссылок на автора произведения и источник заимствования, как того требует названная норма, поэтому исковые требования были удовлетворены. В вышестоящих инстанциях Решение не оспаривалось.

В другом деле № 33-18458/14 попытку обратиться в Останкинский районный суд города Москва с подобным иском в защиту исключительного права на живопись к АО «Первый канал» (ответчик) предпринял гражданин Мишенин Д.О. (истец). Являясь правообладателем картины, истец заявил, что ответчик незаконно использовал его результат интеллектуальной деятельности в заставке к телепередаче, транслировавшейся на данном канале. Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования, поэтому ответчик обратился в Московский городской суд с апелляционной жалобой. Апелляционная инстанция, оставляя в силе Решение Останкинского районного суда города Москва, отклонила довод ответчика о возможности ввиду крайне малого объема использования спорного объекта авторских прав (менее 1 секунды) применения к рассматриваемым правоотношениям нормы о свободном использовании произведений в порядке цитирования, подчеркнув:

В рассматриваемом случае ни имени автора, ни источника заимствования ответчиком указано не было. Кроме того, вне зависимости от сути телепередачи «***» - полемической либо иной - заставка к названной телепередаче полемическую цель не преследует, в связи с чем, положения приведенной выше статьи к правоотношениям сторон неприменимы и оснований для освобождения ответчика от гражданской ответственности за допущенное нарушение исключительных прав истца не имеется.

Выводы

Итак, мы исследовали достаточно дискуссионную тему, посвященную правомерности цитирования произведений.

В настоящее время официальная позиция Верховного Суда РФ признает цитирование любых видов произведений, хотя долгое время считалось, что исходя из лингвистического толкования слова «цитирование» такое заимствование может осуществляться только в отношении текстовых произведений.

До конца не разрешённым остается вопрос о правильности оформления ссылок при цитировании. Несмотря на преобладание в практике мнения, в соответствии с которым для правомерности цитирования требуется ссылаться и на источник заимствования, и на автора используемого произведения, в цифровой действительности XXI века постоянное обременение в виде обязанности поиска авторов произведений для реализации предоставленной законом возможности свободного заимствования результатов интеллектуальной деятельности видится нам, скорее, непреодолимой преградой, нежели благоприятным условием соблюдения баланса между правообладателями и пользователями. К тому же, обозначенная превалирующая позиция до сих пор неспособна ответить на все вопросы, которые могут возникать при цитировании.

Следует уточнить, что Сообщество IP view всегда выступает за расширение пределов свободного использования. Однако в данном контексте мы хотели донести до читателей мысль о том, что действующее законодательство, по нашему мнению, нуждается в уточнении терминологии в части свободного использования. Имеющийся понятийно-категориальный инструментарий, наличествующий сегодня в ГК РФ и сводящийся только к терминам «цитирование», «иллюстрирование», не является достаточным для характеристики использования всех видов объектов авторских прав, различных по своей сути.

Необходимо также отметить, что сейчас в правоприменительной практике по цитированию большее количество дел посвящено цитированию фотографий и аудиовизуальных произведений. Малое количество дел по цитированию музыкальных произведений и произведений изобразительного искусства, вероятно, свидетельствует о том, что применение к перечисленным видам объектов авторских прав модели цитирования не является уместным в принципе. Цитирование, например, произведений градостроительства, произведений дизайна или картографических произведений нам представляется вообще неосуществимым.

В заключение предлагаем Вам ответить на главный вопрос дискуссии.

Какие произведения возможно цитировать?
Любые произведения (не только текстовые).
Только произведения текстового характера, остальные цитировать нельзя.
Показать результаты
Переголосовать
Проголосовать

Список использованных источников:

[1] Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. - 4-е изд., дополненное. - М.: ООО «А ТЕМП», 2006. — стр. 876.

[2] Толковый словарь современного русского языка, Д.Н. Ушаков – М.: “Аделант”, 2014. – стр. 750.

[3] Большой толковый словарь русского языка. / Сост. и гл. ред. С. А. Кузнецов. — СПб.: «Норинт», 2000. — стр. 1464.

[4] Решение Арбитражного суда Свердловской области от 11 июля 2019 года, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 октября 2019 года по делу №А60-2997/2019.

[5] Решение Арбитражного суда Свердловской области от 16 марта 2018 года, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 июля 2018 года, Постановление Суда по интеллектуальным правам от 11 января 2019 года, Определение Верховного Суда РФ № 309-ЭС19-5024 от 13 мая 2019 года по делу № А60-48002/2017.

[6] Апелляционное определение Московского городского суда от 26 сентября 2019 года по делу № 33-39518/2019.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null