[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Andrey Zagoruiko", "author_type": "self", "tags": ["\u044f\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441","tolstoy_summer_camp","\u043f\u0440\u043e\u0433\u0440\u0430\u043c\u043c\u0430","\u043d\u0430_\u0441\u043b\u043e\u0432\u0430\u0445_\u0442\u044b_\u043b\u0435\u0432_\u0442\u043e\u043b\u0441\u0442\u043e\u0439","the_tweeted_times","loginza","\u0431\u0435\u0437_\u043a\u0430\u0440\u0442\u0438\u043d\u043a\u0438_\u0441\u043e\u0431\u0430\u043a\u0438_\u0438\u043b\u0438_\u043a\u043e\u0442\u0430\u043d\u0430_\u043f\u043e\u0441\u0442_\u043d\u0435_\u043f\u043e\u0441\u0442"], "comments": 0, "likes": 20, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "1527" }
Andrey Zagoruiko
11 050

Яндекс запускает Мастерскую для стартапов. Ксения Ёлкина: "Мы 70 лет жили при коммунизме. Научились писать код, а делать из него бизнес – увы, не научились"

Яндекс запускает Tolstoy Summer Camp - "экспериментальную мастерскую для тех, кто хочет научиться создавать и запускать стартапы". Об этом будет объявлено на сегодняшней конференции YaC/m.

Яндекс давно работает со стартапами, но с 2010 года было профинансировано всего 5 проектов: Social Mart, Дзенмани, refine.io, GBooking и Citrea, куплено три: Loginza, WebWizor и The Tweeted Times.

Немного о программе:
Яндекс приглашает всех желающих на летние курсы, которые будут проводиться в московском офисе Яндекса. Работать с проектами будут российские и зарубежные эксперты по высоконагруженным сервисам, big data, патентам, продуктовому и проектному менеджменту. Выпускники проекта получат возможность представить свои проекты независимым инвесторам и вступить в акселерационные программы.



 

Мы, конечно, не могли не взять небольшое интервью у Ксении Ёлкиной, руководители направления стартапов в Яндексе.

Пеганов: Ксения, добрый день. Tolstoy Summer Camp - что это? Кого там ждут, кто там будет, и для чего туда нужно идти?

Ёлкина: Яндекс не первый день смотрит на стартапы. За три года мы их посмотрели несколько тысяч из самых разных стран. И поняли, что нашим российским стартапам просто не хватает элементарной предпринимательской грамотности. Американцы, например, с 10-летнего возраста в школе делают свои проекты. А мы 70 лет жили при коммунизме. Научились писать код, а делать из него бизнес – увы, не научились.

Тем не менее, Яндексу удалось и код написать, и стать одной из крупнейших европейских интернет-компаний. И ведь люди, которые своими руками делали этот успешный стартап, до сих пор работают в компании.

Мы поняли, что глупо не делиться знаниями, глупо не попробовать помочь рынку выпустить в мир несколько новых успешных проектов. Да, мы уже начинали некоторые «воспитательные» активности, частенько участвуем менторами в стартап-мероприятиях, работаем с несколькими проектами, помогая делать хороший продукт. Но в последнее время мы поняли, что если не сделать эту деятельность четко очерченной – временными рамками и пространством – результат размыт и не виден. Поэтому Tolstoy Summer Camp, наша летняя мастерская стартапов, – это такой эксперимент: набираем умных людей, сажаем в одном месте, работаем не покладая рук, смотрим, что получается.

Процесс будет построен так: утром – работа с кураторами и методологами, днем – с менторами, вечером – публичные лекции от спикеров Яндекса и экспертов российского и зарубежного рынков.

В этом проекте будут участвовать многие топы Яндекса, включая тех, кто предпочитает публично не выступать. Кроме того, мы позвали наших партнеров и друзей поработать на проекте менторами, дать мастер-класс. Надо сказать, никто не отказался!

Мы ждём всех, кто хочет создать свой интернет-проект: студентов и работающих людей, москвичей и жителей других городов (мы готовы оплатить проезд и проживание), менеджеров и разработчиков, индивидуальных участников и целые команды. При этом не важно – готова идея стартапа или её ещё нет. Подробности о сроках и условиях можно почитать на странице Мастерской.

Пеганов: В отношении стартапов у Яндекса есть два типа новостей: "Яндекс купил" и "Яндекс профинансировал". Расскажите - кто и на основании чего принимает решение про инвестиции или покупку стартапа? Какие типы проектов вам интересны для поглощения, а какие - для финансирования? О каких суммах идет речь при финансировании?

Ёлкина: Мы покупаем то, что, как говорится, уже «готово к употреблению»: органично впишется в существующую структуру, улучшит существующие продукты или поможет развиваться новым сервисам. То есть состоявшиеся проекты и продукты. И нам всегда интересна хорошая команда. Важно, чтобы люди не «растворились» внутри большой компании, а продолжали мыслить как стартап.

Мы инвестируем в стартап, когда нам нравится то, что происходит с проектом, но выводы о его успешности делать рано. Суммы финансирования ничем не ограничены – мы вкладываем от нескольких тысяч до нескольких миллионов долларов.

 

[caption id="" align="alignnone" width="968"] Один из трех стартапов, купленных Яндексом[/caption]

 

Пеганов: Судя по открытой информации, компания за несколько лет купила всего три стартапа и проинвестировала в пять. Вы наверняка знаете, что, например, тот же Yahoo покупает примерно столько же стартапов, но в неделю. Говорят, что таким образом Yahoo снова хочет попасть в тренд, стать модной и догнать поезд мобильного интернета/приложений. У Яндекса, по крайней мере пока, нет такой необходимости - наверное? Собираетесь ли вы увеличивать темпы приобретения проектов? Или на рынке просто нет достаточного количества хороших стартапов?

Ёлкина: Да, Yahoo большие молодцы, впрочем, и Google тоже. Смотреть на их пайплайн одно удовольствие: умеют рисковать, имеют вижн. Мы пока не научились так лихо покупать проекты, но верим, что многое у нас еще впереди. Эту тему ни в коем случае нельзя оставлять, потому что стартапы - очень важный источник идей для развития компании, её продуктов.

В целом такие «фабрики», маленькие посевные фонды-акселераторы при больших корпорациях – трудное дело, и успешных среди них почти нет. Знаю вот, что инкубатор Microsoft в Израиле - очень открытый и очень успешный проект. При этом MS не берет в проектах доли, и даже свою платформу предлагает стартапам опционально. В России success story я не знаю ни одной пока.

В самой формулировке «стратегический инвестор» заложен конфликт. У стратега вроде как должен быть свой вижн и доступ к технологиям. Но вы попробуйте убедить людей внутри компании оторваться от своих дел и поработать со стартапом на перспективу. Одно дело стратегия руководства, которое решило, что стартапы – это хорошо. Другое дело – повседневные задачи. И все-таки за несколько лет нам удалось доказать, что смотреть по сторонам и общаться с внешними проектами – дело полезное и важное. Сейчас все больше людей внутри компании приходят с запросами на поиск стартапов в том или ином направлении, все с большим интересом наши ребята помогают проектам расти, сотрудничают с ними, а за одно получают массу полезной информации о том, куда движется рынок. Только вот никаких громких заявлений из этой работы мы делать больше не хотим. Когда эта деятельность обретет более ясные (в том числе, для нас самих) очертания, тогда и расскажем, что и как. А пока вот запустили Мастерскую. Только не нужно думать, что это единственная форма взаимодействия со стартап-рынком.

Пеганов: Фаундеры купленных западными корпорациями стартапов любят рассказывать свои истории - как они продались за несколько десятков/сотен миллионов, и ушли, то есть уехали на Феррари из офиса через полгода, начав работу над новыми проектами. Я, к сожалению, не очень много знаю про основателей Логинзы/Вебвизора. Что с ними случилось? Стали ли они миллионерами? Работают еще над проектами?

Ёлкина: В Loginza нам был интересен сам проект, а не человек. Что касается Вебвизора – то его создатель покидал на какое-то время Яндекс, а сейчас снова работает с нами.

Пеганов: Смотрит ли Яндекс на западные стартапы, рассматривает ли возможность их приобретения? США/Европа? А Украина/Беларусь?

Ёлкина: Да, Яндекс смотрит и на западные, и на украинские стартапы. И очень активно (гораздо активнее, чем на российские). При этом Европа кажется нам более перспективным рынком с точки зрения сотрудничества. Да, американцы технологичнее. Но для них мы пока всё же какие-то непонятные медведи с балалайками. Поэтому ищем что поближе. В плане технологий нам очень нравится, например, Израиль – там водятся крутые технологические проекты. В данный момент в нашем пайплайне, кроме израильских, есть стартапы из Нью-Йорка, Лондона, Стамбула, Берлина и Киева.

 

[caption id="" align="alignnone" width="1280"] При чем здесь корги? Because we can![/caption]

#яндекс #tolstoy_summer_camp #программа #на_словах_ты_лев_толстой #the_tweeted_times #loginza #без_картинки_собаки_или_котана_пост_не_пост

Популярные материалы
Показать еще

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления