[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Alyona Sukharevskaya", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0438\u043f\u0440","\u044d\u0444\u0444\u0435\u043a\u0442\u0438\u0432\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c","\u0433\u0440\u0430\u0447\u0438\u043a_\u0430\u0434\u0436\u0430\u043c\u044f\u043d","wakie"], "comments": 10, "likes": 23, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "22721" }
Alyona Sukharevskaya
3 978

«Если мы и соберемся, то за пределами США»: основатель Wakie о том, как команда тестирует разные форматы удалённой и совместной работы

Команда сервиса социальных звонков Wakie живёт и работает как минимум в пяти разных странах. Основатель проекта Грачик Аджамян рассказал vc.ru о попытке команды в течение двух месяцев пожить и поработать вместе и о том, почему даже несмотря на все плюсы жизни на теплом Кипре, для его сотрудников и бизнеса географическая свобода важнее.

Поделиться

В избранное

В избранном

Эволюция Wakie

Изначально мы запускали Wakie как международную версию проекта «Будист». В какой-то момент поняли, что нашим пользователям интересно не только просыпаться от звонка незнакомого человека, но также хочется поговорить с ним перед сном или на какую-то важную тему. В качестве эксперимента в конце 2015 года у Wakie появилось четыре темы для разговоров: «пожелать спокойной ночи», «обсудить личную жизнь», «рассказать о своей стране» и «спеть песню».

Пользователи начали делать какое-то колоссальное количество «тематических» звонков, а мы стали добавлять все больше тем для разговоров. Довольно скоро стало понятно, что людям вообще не стоит ограничивать темы для звонков, а нужно дать им возможность общаться с собеседниками на любые темы.

Поэтому в конце 2016 года у нас появилась новая версия, которая позволяла самостоятельно выбрать тему и подобрать наиболее интересного собеседника для этого разговора из любой точки мира. Это было, пожалуй, самое сложное, что наша команда делала в жизни — и сам продукт и перевод всей нашей аудитории на новую платформу потребовали колоссальных трудов и нескольких бессонных месяцев.

Но дело того стоило – активная аудитория сервиса за эти месяцы выросла почти на 50%, а пользователи совершают уже более 5 миллионов звонков в месяц. Wakie, конечно, не социальная сеть в привычном смысле. Соцсети в основном посвящены поддержанию отношений с людьми, которых ты знаешь в реальной жизни, а Wakie это продукт, в котором первично не с кем ты общаешься, а о чем. Со времен Y Combinator за Wakie называют social app for phone calls (социальное приложение для телефонных звонков).

В новой версии можно не только позвонить незнакомому человеку, но и написать ему личное сообщение после звонка. Если он одобрит запрос, вы сможете пообщаться в чате. Новая фича, которая появится совсем скоро, позволит продолжать разговор неограниченное количество времени с тем пользователем, с которым ты уже общался (сейчас так сделать нельзя).

Мир большой и оказывается, что наиболее интересным собеседником может быть человек другой религии и ментальности, который находится за десятки тысяч километров. При этом он разбирается в интересной для тебя теме лучше всех знакомых. ​

На выявление таких «совпадений» мы и делаем сейчас ставку: обучаем нейросети обрабатывать «топики» (темы), которые создают люди в приложении, их интересы, чтобы наилучшим образом удовлетворить потребность в общении по заданной теме и подобрать наиболее интересного собеседника.

Изначально Wakie начинался как простой «социальный будильник», а теперь перерастает в средство для общения на любую тему. Google, Apple, Amazon и другие крупные игроки пытаются создать персонального ассистента (Google Home, Siri, Alexa), который бы мог ответить тебе на любой вопрос. Но пока их попытки только разочаровывают. Машина обрабатывает запрос пользователя довольно глупо и разочаровывает советами о том, что разговор стоит ограничивать примитивными задачами вроде «поставь напоминалку в календарь» и «включи музыку».

Мы же верим в живой интеллект и человеческий жизненный опыт. Поэтому наш ассистент не пытается сам решить твой вопрос, но знает миллионы людей с разным жизненным опытом и может «познакомить» тебя с релевантным человеком. Магия этого процесса в том, что собеседник находится за считанные секунды, и вы сразу начинаете телефонный разговор.

«Тамада» для мира

Исторически так сложилось, что сотрудники Wakie, как и пользователи, «разбросаны» по всему миру и работают одновременно в пяти странах. Члены команды, отвечающие за бизнесовую часть проекта и отношения c партнерами, живут в США, разработчики — в нескольких городах России, в белорусском Минске и в Черногории. Менеджер проектов вместе с семьей живет на Кипре.

Ежедневно в 9 утра по Москве мы проводим Scrum-звонок для всех 15 сотрудников, на котором очень коротко, буквально по одной-две минуте на человека рассказываем, кто что делал вчера и планирует делать сегодня — чтобы все понимали, кто и чем занят, задавали друг другу вопросы.

Самое смешное в этом общении — бот в нашем мессенджере, которого зовут «тамада». Спрашиваем его: «"Тамада", кто сегодня поведет наш Scrum?» И «тамада» называет имя. Каждый день звонок ведёт новый член команды, а не один и тот же человек.

Во время этой ежедневной «встречи» вылезают все вопросы и несогласия, которые дальше перетекают уже в рабочие процессы и обсуждения. Есть система, где ставятся задачи, контролируется их выполнение, есть менеджер проектов. В общем, в процессах у нас ничего магического нет, всё довольно стандартно.

Второй компонент, который позволяет нам, работая из пяти стран, оставаться продуктивными и организованными — это зрелость наших сотрудников. Каждый член команды – очень самостоятельный человек, эффективный «без плетки». Я искренне влюблен в каждого из членов команды. При этом наш замечательный проджект-менеджер четко ставит и грамотно распределяет задачи, но при этом каждый волен сам строить свой график и решать, за какую задачу взяться.

Мы всегда подбирали людей близких по духу, ориентируясь в первую очередь на их компетенции, поэтому ни географию, ни зарплатные ожидания на первых этапах собеседования даже не обсуждаем. Что называется: сначала влюбиться, а практические вопросы обсуждать уже «после свадьбы».

Свобода людей для нас всегда была принципиальным фактором. Они должны быть «в своей тарелке», а не ходить на работу через силу. Так, наш московский сотрудник в какой-то момент «отпросился» на три месяца на Кипр, и его отпустили с условием, что в случае необходимости он вернется в Москву в тот же день. В результате на Кипре ему и его семье так понравилось, что они остались там жить насовсем.

Большую часть времени все работают в дистанционном режиме, но раз в два месяца всегда собираемся на небольшие командные встречи в каком-нибудь приятном городе мира. Эти встречи нужны, чтобы поддерживать связность команды и синхронизировать видение стратегии развития компании. В команде очень добрые отношения, поэтому первые дни этих съездов особенно эмоциональные: люди дарят другу подарки, обнимаются и просто хорошо проводят время вместе. Думаю, без таких живых встреч мы бы могли «разложиться» как команда.

«Ты никогда не узнаешь, если не попробуешь»

На каждую такую встречу ставится какая-то сложная задача, которую «дистанционно» решали бы год. Причём «слёты» у нас бывали двух типов: для решения конкретной задачи — в них, как правило, участвовала только та часть команды, которая непосредственно занимается этой проблемой. Это также мог быть общий съезд, который используется для синхронизации процессов в команде.

Но во время последнего митапа в декабре 2016 года в Сочи мы задумались: что если мы чего-то не придумываем, не делаем или движемся медленнее, потому что наша команда большую часть времени сидит по разным городам?

Никогда не узнаешь, что теряешь, если не попробуешь. Поэтому наша команда решила поставить эксперимент: пожить вместе в течение двух месяцев в каком-то приятном месте. При этом создать максимально комфортные для совместного проживания и работы условия. А затем посмотреть, что этот опыт может дать нашему проекту.

Так мы вместе с семьями, женами, животными и всей командой оказались в арендованном на два месяца особняке на Кипре.

Стартап без интернета

Выбор и согласование места съезда потребовал много сил. С одной стороны, нам нужно было комфортное для всех место с хорошей погодой и морем, которое подойдет сотрудникам с детьми, с другой — нам важно создать условия нормального офиса. В результате Кипр победил остальные варианты, потому что наш проджект-менеджер живет на острове и был готов взяться за организацию нашего «шабаша».

Вместе с моим партнером и братом Татулом они проделали колоссальную работу, чтобы эта поездка состоялась. Мы планировали её с декабря прошлого года, ведь нам надо было снять одновременно и рядом кучу квартир, найти где-то неподалеку виллу, в которой будет расположен офис. В ней, помимо рабочего пространства, есть три спальные комнаты, в одной из которых живу я сам.

Опять же, надо было убедиться, что семьям всех членов команды всё нравится. Банальный случай: одного из парней не пропустили на границе с его собакой, заявив, что по законам Кипра прививка от бешенства должна была быть сделана за три месяца до поездки, а он сделал её за два.

Подобных мелких бытовых и организационных проблем, на самом деле, масса: например, вчера вечером у нас на вилле перестала идти горячая вода, и вот я уже сутки жду, пока её починят. Ночами здесь сумасшедше холодно, а обогреватели нам принесли только сегодня. Или ты долго выбираешь помещение для офиса, а там внезапно оказывается плохой интернет, которого не хватает на всю команду, и люди просто не могут обновлять код. Для технологического стартапа это критическая проблема.

Я очень горжусь семьями наших ребят: все бытовые трудности они переносят как бойцы. В прошлом году у команды был похожий опыт с Мексикой — они ездили туда почти на три месяца, пока мы с Татулом проходили программу в Y Combinator. В этом году с организацией у нас всё гораздо лучше.

Здесь на Кипре мы с командой пытаемся понять, что из себя представляем сейчас, куда идём дальше, и выработать ближайшую повестку. Для нас это попытка убедиться, что проект развивается не по инерции, а трезво оцениваем все факторы, которые знаем о своем продукте, пользователях и мире, чтобы максимально эффективно двигаться к нашей цели.

Мы, конечно, пытаемся выработать на Кипре некий «революционный» план на будущий год, но в идеале 90% времени должно уйти уже на обсуждение и реализацию этого плана, чтобы совершить качественный скачок от нынешней стадии развития нашего продукта до уровня, на который хотим подняться.

Тест-драйв до «свадьбы»

Конечно, наша главная цель сейчас — понять, нужно ли нам стремиться жить рядом в одном городе и стране. Если за эти два месяца мы сделаем какой-то колоссальный прорыв и будет очевидно, что он бы не случился, не будь вся команда вместе, будем решать вопрос о переезде в один город.

Куда конкретно — надо обсуждать отдельно, но, вероятнее всего, за пределы США. Жить в Долине неоправданно дорого. А команды, раскошеливаясь на местных разработчиков, вынуждены экономить на всём остальном.

В истории нашей компании был момент, когда Wakie не стал работать с фондом Andreessen Horowitz, потому что они настаивали на переезде всей команды в Штаты. Мы подумали и решили, что нам это просто не нужно.

Возможно, после Кипра мы поймём, что нам нужно задуматься о распределении команды на два офиса в мире. Может быть, поймём, что достаточно просто чаще собираться — 2-3 месяца пару раз в год. Пока наш эксперимент длиною в два месяца только начался, и рано говорить о его результатах.

А может быть, мы поймём, что отлично справляемся и без совместного проживания и времяпрепровождения. Я бы сравнил наш кипрский эксперимент с моментом, когда молодая пара съезжается до свадьбы, чтобы понять, смогут ли они вообще жить друг с другом, или быстро устанут. Страха, что нам будет сложно вместе, у нас нет — многие сотрудники работают с нами уже несколько лет. Но нам нужно выяснить, сможем ли мы, объединившись, стать эффективнее.

Конечно, есть аргументы против того, чтобы жить и работать всем в одной стране. Мы по-прежнему планируем ездить «туда-сюда»: весь наш бизнес и инвесторы находятся в Америке (Wakie привлек около $6 млн инвестиций от таких фондов как SV Angel, First Round Capital и других фондов), поэтому нам нельзя оттуда уходить.

Кипрский опыт может многое изменить в нашем будущем. Не имея результатов эксперимента, я стараюсь серьезно не думать о переезде всей команды в одну локацию. Это был бы дорогой и долгосрочный проект, инвестировать в который без серьезных оснований не стоит.

#кипр #эффективность #грачик_аджамян #wakie

Статьи по теме
«Мегафон» запустил сервис для общения с носителями английского языка через Wakie Грачика Аджамяна
РБК выяснило, каким бизнесом занимаются выходцы из «Яндекса» и Mail.Ru Group
Итоги года: 8 интернет-компаний, покинувших Россию
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления