[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 87, "likes": 70, "favorites": 14, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "23212" }
Редакция vc.ru
42 782

«После выхода iPhone 7 мой знакомый работал 11 дней подряд, без выходных»

Рассказ бывшего сотрудника китайской фабрики Pegatron о том, в каких условиях собираются смартфоны Apple.

Поделиться

В избранное

В избранном

Дэцзянь Цзэн

После выпуска из Нью-Йоркского университета студент Дэцзянь Цзэн собрался устроиться на работу в китайскую правозащитную организацию. Перед этим он решил проверить, как изменились условия труда на шанхайской фабрике компании Pegatron, которая занимается сборкой iPhone по заказу Apple, и устроился рабочим.

По словам автора Business Insider Кифа Лесуинга, сборочные цеха Apple в Азии не раз попадали под критику правозащитных организаций и СМИ за переработки и низкий уровень зарплаты.

«В 2014 году на Pegatron обратила внимание BBC, а в 2016 — Bloomberg. После этого на фабрике регулярно присутствуют наблюдатели Apple, которые следят за тем, чтобы сотрудников не принуждали трудиться сверхурочно», — пишет он.

Apple провела 16 аудитов фабрики Pegatron, выяснив, что 99% недель сотрудники работают менее 60 часов, при этом в среднем каждый сборщик работает по 43 часа в неделю.

Кроме того, за последние пять лет компания повысила зарплаты сотрудникам фабрики на 50%, и сейчас они «превышают прожиточный минимум, установленный в Шанхае».

По словам Цзэна, в день ему приходилось работать по 12 часов и спать в общежитии в одной комнате на восемь человек. В месяц он зарабатывал по $450, выполняя единственную задачу — закручивал два винта, скрепляющих iPhone.

Вид на кампус фабрики

«Когда трудоустраиваешься на фабрику, в отделе кадров осматривают твои руки — ведь это основной инструмент рабочего. После этого проверяют знание английского алфавита, поскольку на сборочной линии используют латинские буквы. Моя линия, например, называлась Е26. Но даже тем, кто ошибается, не отказывают в трудоустройстве», — вспоминает Цзэн.

Отказывают только беременным женщинам и кандидатам с татуировкой, если она больше 10 сантиметров. Им сразу советуют отказаться от прохождения платного медосмотра, где соискателей осматривают врачи, снимают отпечатки пальцев и берут кровь на анализ.

Страдающим ВИЧ также предлагают сразу сообщить о своем заболевании, однако, по словам Цзэна, признаются немногие, и он не знает, что происходит с теми, чьи анализы оказываются положительными.

На следующий день улаживают вопросы с бумагами, а на третий день начинается двухдневное обучение, во время которого рассказывают о технике безопасности и об идеалах Apple.

«Все на заводе знают, что хотя юридически работают на Pegatron, фактически создают iPhone и чувствуют себя частью корпорации. Но большинство не понимает, насколько глобальна Apple. Многие воспринимают ее как как компанию, которая "продаёт много iPhone". Уважают Apple те, кто увлекается ИТ», — рассказывает Цзэн.

Учебная аудитория на фабрике Pegatron

После прохождения тестов работникам выдают униформу — синие брюки и черные тапочки. Однако комплект всего один, и в выходные его необходимо стирать. «Но за неделю одежда так пачкается и пропотевает, что на линиях нечем дышать», — вспоминает Цзэн.

Рабочий день у сборщиков начинается в разное время. Цзэн попал в ночную смену и начинал в 19:30. Сперва он собирал iPhone 6s, с августа 2016 года — iPhone 7. В начале его закрепили за сборочной линией в департаменте финальной сборки, тестирования и упаковки. На каждой рабочей линии расположено около ста рабочих мест, и каждый сотрудник выполняет свою операцию.

«Первые несколько дней ты невероятно сосредоточен, потому что не можешь успеть за скоростью конвейерной ленты. Поэтому я был сфокусирован на работе — очень выматывался, но думал только о том, чтобы не отставать. У меня не было времени, чтобы думать о посторонних вещах — только о том, что мне нужно работать быстрее и быстрее», — рассказывает Цзэн.

Рабочие фабрики после получения униформы

По словам бывшего сборщика Pegatron, со временем он настолько привык, что мог работать с закрытыми глазами. Выполнив норму, Цзэн сидел без дела, как и многие другие сотрудники фабрики.

По данным Business Insider, всего на шанхайской фабрике Pegatron работает 70 тысяч человек, однако с открытием новых корпусов это число увеличится до 100 тысяч.

«Людей раздражала необходимость сидеть без дела. На территории фабрики не разрешалось пользоваться электрическими устройствами, и они скучали, потому что даже не могли послушать музыку», — вспоминает собеседник Business Insider.

Иногда они начинали переговариваться друг с другом, и если линейному менеджеру это не нравилось, он подходил и просил сбавить голос.

— Дэцзянь Цзэн

Спустя два часа после начала работы сотрудникам дают десятиминутный перерыв. По словам Цзэна, этого едва хватало, чтобы выпить воды или сходить в туалет, потому что кухня и уборная находились в другом корпусе. Во время перерыва многие сотрудники спали, пусть и недолго.

Еще через два часа сотрудников отпускали на обед, который проводился в большой общезаводской столовой. На прием пищи отводилось 50 минут. «Некоторые болтают с соседями по столу, но большинство стараются поскорее съесть порцию, чтобы осталось больше времени на сон», — вспоминает Цзэн.

По словам собеседника Business Insider, работников в основном кормят овощами, мясом, иногда дают булочки, рис или лапшу. Бывают дни, когда к основной порции добавляют фрукты — яблоки или груши. Цзэн отметил, что еда была невысокого качества, а порции всегда небольшими: «Это разумно. Голод держит людей в тонусе. Но это не очень приятно».

При этом еда платная. Стандартный обед стоит от пяти до восьми юаней (около $1). В ресторанах на территории завода, которые работают для дневной смены, дороже — 20 юаней (почти $3).

Если сотрудник быстро заканчивал прием пищи, он мог поспать, несмотря на то, что это запрещалось. По словам Цзэна, если менеджеры видели, что кто-то дремлет на диванах в лобби, то они сканировали карточку сотрудника и докладывали об этом его непосредственному начальству. За многократные нарушения сотруднику могли снизить оклад, или уволить. Поэтому многие спали сидя.

Я часто видел, как менеджеры кричали на своих подчиненных, за то что их ловили во время сна

— Дэцзянь Цзэн

После обеда работа длится ещё два часа до очередного десятиминутного перерыва и два часа после него. На этом обычный рабочий день заканчивается, но сотрудников просят остаться поработать сверхурочно. Несмотря на то, что переработки оплачиваются, отказаться от них нельзя.

«Все зависит от дня недели. В пятницу приходится работать на два часа больше, в понедельник — на 2,5 часа. В субботу все тоже работают стандартные восемь часов. Получается, что сотрудники проводят на рабочем месте по 12 часов, включая все перерывы», — рассказывает Цзэн.

Сверхурочные оплачиваются в 1,5-кратном размере. В субботу — в двукратном объёме. «После увольнения у меня остались там знакомые. Один парень сказал, что после выхода iPhone 7 он работал 11 дней подряд, без выходных», — вспоминает собеседник Business Insider.

В 7:30 утра работники заканчивают смену. Общежитие находится в 10 минутах езды от завода: ежедневно рабочих забирает и привозит специальный автобус. Цзэнг жил в комнате на восемь человек.

Работники завода заселяются в общежитие

Возвращаясь с работы, он завтракал и принимал душ. Горячая вода была не всегда, иногда отключали и холодную. По его словам, многие рабочие перед сном ходят в интернет-кафе, гуляют, играют в видеоигры или просто лежат с телефоном в своей комнате.

«В общежитии есть Wi-Fi. Но чтобы им воспользоваться, нужно либо скачать приложение, либо перейти по ссылке — за это дают виртуальные монеты. Монеты можно купить за 5 юаней ($0,7). Есть и бесплатные услуги, например просмотр видео», — рассказывает Цзэн.

​ В 10:00 уже хочется спать, потому что за смену очень устаёшь. Но в 18:30 ты снова просыпаешься, и так каждый день. Это превращается в рутину.

— Дэцзянь Цзэн

По словам студента, ежедневная нехватка времени сказывается на жизни и состоянии рабочих. Они не могут уйти в отпуск, когда им нужно — руководство фабрики запрещает — а если сотрудник начинает настаивать, то у начальства к нему складывается негативное отношение.

Профсоюзов на заводе нет. Иногда рабочие начинают говорить об их создании, но как только получают зарплату, теряют интерес к правозащитной деятельности. Кроме того, уверен Цзэнг, для организации такой структуры нужен лидер. А при высокой текучести кадров среди 70 тысяч рабочих ему неоткуда взяться и нет командного духа, необходимого для организации профсоюза.

За время работы Цзэнг подружился со многими коллегами по цеху или соседями по комнате. «Но это всегда разные люди, поскольку расписание составляют так, чтобы сотрудники не работали на заводе с теми, с кем потом делят комнату», — рассказывает он.

Некоторые работники приезжают с жёнами или девушками, но в этом случае им приходится снимать дорогую квартиру за пределами территории, поскольку в общежитии не предусмотрены комнаты для пар.

Коммьюнити-центр для работников завода

За время на заводе Цзэнг изменил свои представления о рабочих: «Вопреки общепринятому мнению, они не необразованны. На смене много рассуждают об истории США, китайско-американских отношениях и о ситуации с Южно-Китайским морем. Параллельно обсуждают фильмы ужасов, жизнь знаменитостей или другие отвлечённые вещи».

По словам собеседника Business Insider, у каждого из них есть своя цель, ради которой они терпят эту работу — отправить детей в хорошую школу или на дополнительные занятия. «На самом деле, никто не любит завод. Для всех это источник заработка. Все думают только о деньгах, забывая даже об усталости», — рассуждает он.

​Мне кажется, работу на заводе стоит рассматривать только как способ предотвратить появление бездомных. Поскольку такая работа не требует навыков, там низкий порог входа, зато тебя кормят и дают жилье.

Поэтому если ты оказался в городе один, у тебя нет друзей или родственников, которые могут тебя поддержать — иди на фабрику. Там ты можешь заработать хоть какие-то деньги, чтобы со временем наладить жизнь.

— Дэцзянь Цзэн

По словам бывшего сотрудника фабрики, никто из сборщиков не хочет оставаться там надолго. Обычно люди работают две недели — месяц, и увольняются. Но если сотруднику удаётся продержаться год или больше, его могут назначить менеджером линии.

«Градация на заводе такая: оператор (самое низкое звено), лидер группы, менеджер линии, менеджер отдела, менеджер подразделения, а на самом верху — директор», — рассказывает Цзэн.

Есть люди, которые проходили эту цепочку, но мы считали, что большее, чего можно достичь — менеджер линии. Для продвижения по карьерной лестнице нужно много времени и сил, но мало кто способен долго продержаться в таком режиме.

— Дэцзянь Цзэн

По словам студента, зарплата по местным меркам низкая, и немногие могут позволить себе купить продукцию Apple: «Они и не хотят её покупать, понимая, что два месяца упорного, изнуряющего труда этого не стоят».

Кроме того, накануне больших анонсов новой продукции Apple контроль на фабриках становится еще более жестким. Например, сотрудники службы безопасности повышают чувствительность металлодетекторов на входе: «Причем настолько, что они срабатывали на девушек, у которых в бюстгальтерах были металлические "косточки". Их не пропускали».

В это время на фабрике присутствовали представители Apple, которые контролировали процесс сборки. Руководство предприятия называло их словом «клиент», и становилось более внимательным как к процессу производства, так и к сборщикам.

«Все становились помешанными на чистоте — мы брали специальный ролик и очищали детали от пыли. Также они следили, чтобы соблюдались все инструкции и регламенты. Также нам запрещали разговаривать или спать», — рассказывает Цзэн.

По словам собеседника Business Insider, во время запуска производства iPhone 7 работы было немного и он скучал, борясь со сном: «Помню один день, когда я три раза засыпал перед конвейером. В третий раз менеджер не выдержал, и сказал мне работать стоя».

Работники фабрики не могут не перерабатывать, потому что им не хватает базового оклада. Цзэн провёл на заводе шесть недель. За месяц с учетом переработок он получил около $450. «Это минимальный оклад для Китая», — рассказывает он.

По словам Business Insider, во время предвыборной кампании президент США Дональд Трамп пообещал вернуть производство обратно в страну. «Не думаю, что это будет рентабельно для Apple, ведь американские рабочие обойдутся компании дороже. Даже если она откроет заводы в США, ей будет дешевле автоматизировать большинство процессов», — рассуждает Цзэн.

После завершения работы на заводе Цзэнг больше не думает, что там может произойти забастовка. Однако даже если это произойдет — это не изменит отношения клиентов к продукции Apple. Кроме того, сам студент тоже пользуется iPhone — у него модель SE.

«Следует больше говорить о том, в каких условиях они собираются. Каждый день, когда вы пользуетесь iPhone, задумайтесь о том, как много людей работают днем и ночью, чтобы создать это устройство», — заключает он.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления