[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Артур Азизов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 2, "likes": 2, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "27405" }
Артур Азизов
282
Блоги

Безумные договоры: 5 самых распространенных ошибок при составлении смарт-контрактов

Технология блокчейн, ставшая модной темой для обсуждения в деловых кругах, может служить основой не только для майнинга криптовалют, но и для заключения так называемых "умных контрактов". Некоторые энтузиасты хайпа вообще считают, что скоро смарт-контракты на блокчейне вытеснят обычные. Но при этом, рассуждая о смарт-контрактах, люди допускают некоторые ошибки. CEO компании B2Bx Артур Азизов столкнулся с самыми распространенными ошибками и описал их в своей колонке.

Поделиться

В избранное

В избранном

Смарт-контракты на блокчейне представляют собой компьютерные алгоритмы. И тексты их пишут не юристы, а программисты. Поэтому описание ошибок, которые допускают при их составлении - прерогатива специализированных изданий. Мы же расскажем о типичных ошибках в ожиданиях от смарт-контрактов. Ведь это вовсе не цифровой аналог стандартного контракта. У него много своих особенностей.

Ошибка номер один: не учесть сферу применения смарт-контрактов

На самом деле, в отличии от традиционных договоров, предметом которых может быть все что угодно, смарт-контракты пригодны для описания очень узкого числа операций. Самое лучшее, что могут сделать смарт-контракты, это заменить необходимость использовать счет-аккредитив. Например, совершается сделка купли-продажи, а продавец и покупатель не доверяют друг другу. Так происходит во время покупки недвижимости или заключении договора долевого участия в строительстве. Вот тут начинает работать смарт-контракт. Программа проверяет наличие криптовалюты на счету у покупателя, начинает ее перевод на счет продавца (таким образом покупатель не сможет быстро все потратить на другие цели), затем программа отслеживает внесение записи в ЕГРН (или регистрацию договора ДУ) и завершает перевод средства на счет продавца.

Данная операция станет проще, когда реестры недвижимости будут переведены на технологию блокчейн (о чем, например, недавно сообщила Украина).

Однако заключать смарт-контракты можно только в отношении объектов, которые либо существуют в электронном виде, либо имеют какой-то цифровой аналог. Если же речь идет о сугубо офф-лайновом товаре (например, вагоне с апельсинами), то дело затрудняется. Конечно, можно счесть, что контракт исполнен, если программа получит подписанный акт приемки-продажи. Но таким образом, теряется объективность, независимость от человеческого фактора и автоматизм процесса. А если вмешательство человека неизбежно, то все преимущества смарт-контрактов идут насмарку.

Ошибка номер два: забыть про денежные единицы

Поскольку смарт-контракты существуют на базе блокчейн, соответственно, все расчеты по ним могут осуществляться только с помощью криптовалют. А где взять криптовалюту тому, кто не занимается майтингом? Ведь бирж, позволяющих обменивать криптовалюту на фиатные деньги и наоборот, в мире довольно мало (они есть в Японии, Люксембурге). Хотя с легализацией криптовалют разными странами и открытии новых бирж, данное препятствие снимется.

Ошибка номер три: надеяться на корректировки смарт-контрактов

При заключении традиционных договоров часто возникают ситуации, когда что-то надо исправить, уточнить, изменить. В этом случае к договору пишут "приложения". Но в технологии блокчейн нет "администратора", который мог бы внести исправления в контракт, нет центра, который может остановить запущенную программу. Это знают программисты, но могут забывать люди, дающие им техзадания.

Пока что за время существования умных контрактов был только один случай, который потребовал ручного регулирования. В июне 2016 года злоумышленники взломали систему компании The DAO, начав выводить токены на свои кошельки, что вызвало не только обрушение DAO, но и снижение курсов эфириума и даже биткоина. Такую возможность для атаки дала ошибка при написании смарт-контракта.

Показательно, что для исправления ситуации не переписывались смарт-контракты (это невозможно в принципе). Чтобы защитить интересы инвесторов была применена крайняя мера - хард-форк ("ответвление", использование кода определенного проекта в качестве старта для другого). Все участники системы были оповещены о том, в каком блоке будет произведено изменение, а так же имели возможность проголосовать "за" или "против" (голоса распределились как 85% и 15%). В результате хард-форка из Эфириума образовался Эфириум Классик.

Отношение пользователей и специалистов к форку до сих пор неоднозначное, некоторые считают его ошибкой, подрывающей доверие к системе. Ясно одно: в более "рядовых" случаях при обнаружении ошибки в смарт-контракте переписать его будет невозможно! Единственный вариант - написание "корректирующего" смарт-контракта, что, естественно, предполагает добрую волю участников сделки.

Ошибка номер четыре: забыть про законы

В офф-лайновом мире любой контракт потенциально можно оспорить в суде. Договор, признанный недействительным, утрачивает свою силу и стороны возвращаются в первоначальное положение.

Однако признание недействительным смарт-контракта не повлияет на его «юридическую силу» и не позволит каким-либо образом отменить его действие, а участники системы будут по-прежнему видеть информацию о транзакции.

Хотя сегодня не было ни одного громкого дела, когда законы какой-либо страны вошли в противоречия с написанными компьютерными алгоритмами. Но, возможно, такое случится по мере легализации криптовалюты в разных странах мира. Подобное развитие событий надо иметь в виду, тем, кто планирует работать со смарт-контрактами.

Ошибка номер пять: надеяться на конфиденциальность

Использование криптовалют предполагает полную анонимность участников платежей. А вот детали транзакций, наоборот, являются доступными и открытыми. Например, в Интернете можно найти разбор смарт-контракта, обеспечивающего он-лайн игру в рулетку и расчет выигрыша. Энтузиасты, проверившие код, сделали вывод, что казино играет честно и не обманывает игроков. Но не всегда такая открытость идет на пользу бизнесу.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления