[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Юрий Синодов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 29, "likes": 37, "favorites": 22, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "28101" }
Юрий Синодов
7 265
Блоги

Стоит ли инвестировать в Telegram-каналы

Long story short: если вы не в теме — то однозначно нет. Если вы журналист — возможно.

Поделиться

В избранное

В избранном

Небольшая вводная про хайп

Ажиотаж, возникший после истории о продаже и перепродаже канала «Бывшая» в Telegram, который продали сначала за 1,2 млн рублей, потом за 5,5 миллионов, привел к тому, что медиа, которые и раньше неровно дышали к Telegram-каналам, начали считать их серьёзным медиабизнесом и с очень серьёзным выражением лица стали освещать происходящее внутри и вокруг Telegram-каналов.

Давайте поговорим об этом.

Сразу скажу, что интерес медиа к Telegram не отражает интереса аудитории к каналам в чатах. Это касается как классических СМИ, которые используют чаты как ещё один способ доставки контента, так и самостоятельно существующих каналов. Если доля журналистов и ИТ-специалистов, использующих Telegram, стремится к 100%, то среди остального населения более популярны Viber, WhatsApp и вполне себе классический, хотя и относительно мало распространённый именно на мобильных устройствах Skype.

Если вы недоумеваете из-за того, почему вокруг все говорят про какой-то Telegram и какие-то каналы, а сами не видите в этом ничего интересного — это нормально. Это даже не старость.

Дело в том, что среди Telegram-медиа большая их часть представляет не медиа фактов, а медиа мнений или аналитики, при этом анонимных. Из данных, опубликованных газетой «Ведомости», видно, что среди топовых политических каналов четыре из десяти, в том числе и самый популярный, ведутся авторами, не указывающими свою личность.

4 из 10 топовых политических каналов Telegram ведутся анонимами

Это нормально: право автора писать анонимно или под псевдонимом закреплено в Гражданском кодексе РФ. Но для читателя ценность анонимных оценок событий весьма спорная вещь, поскольку по любому событию с вероятностью, приближающейся к 100%, можно найти абсолютно любое мнение.

На этот счёт те же «Ведомости» в своей внутриредакционной догме прямо запрещают использование оценочных суждений анонимизированных источников в публикациях: «Неназванный источник ни в коем случае не может комментировать репутацию другого человека или организации». Похожие ограничения есть в «Коммерсанте» и РБК.

Это правило логичное: комментатор, когда он не подписывается своим именем, может наговорить всё, что угодно, не рискуя своей репутацией, при этом усиливая свои слова за счёт бренда и аудитории издания, так как не все читатели отделяют мнения от фактов.

Поэтому я выработал простое правило по чтению анонимных каналов в Telegram: читать каналы с мнениями нет большого смысла. Мы не знаем, на что влияет это мнение и откуда оно взялось. Хотя если эти мнения хорошо аргументированы и базируются на отсылках к проверяемым фактам, которые вам неизвестны и интересны — это может быть полезной информацией. Но каналы такого типа это редкость. Обычно высказываемые в каналах суждения возникают из ничего по принципу «пол-палец-потолок».

Главный редактор журнала РБК Валерий Игуменов не полагается на анонимную аналитику

А теперь про попытку инвестировать в Telegram-каналы

Появление людей, желающих быстро раскрутить и продать каналы на фоне медиахайпа вокруг Telegram, понятно, но тоже вызывает вопросы.

Telegram-канал как объект инвестирования очень специфичен. Он точно не подойдёт венчурному фонду. И скорее не подойдёт для серийного бизнес-ангела.

Может быть подходящим для медийного холдинга средней руки или рекламного агентства, специализирующегося на рекламе в целевую аудиторию, схожей с читателями канала.

Почему так?

Во-первых, ты покупаешь аудиторию внутри экосистемы Telegram и возможности роста и способов коммуникации сразу оказываются ограниченными.

Во-вторых, инвестор планирует раз в десять увеличить свои вложения. Инвестировав два-три млн рублей, планирует заработать 20-30 миллионов. Для каналов Telegram это, на мой взгляд, пока нереалистичный сценарий.

В такие игры, как продажа выращенного с нуля аудиторного ресурса за несколько миллионов или его быстрая перепродажа с быстро выросшей ценой, вполне можно играть. Но только имея сильную экспертизу в наращивании аудитории или при наличии конкретного заказа от покупателя.

Дмитрий Калаев
директор акселератора ФРИИ, эксперт «Школы инвестиций» ФРИИ

Ровно по указанному пути выращивания идут создатели тематических канальных медиа вроде @pilotsamoleta, @bortprovodnica и других — имитируют причастность авторов к модным и хайповым профессиям, немного подогревают друг друга читателями, закупают трафик для первоначальной раскрутки — на выходе получают каналы с заметным числом подписчиков.

Но!

Во-первых, нет никаких подтверждений тому, за какие суммы переходят из рук в руки каналы в Telegram. Если вы рассчитываете «быстро что-то купить, потом налить трафика, потом продать в десять раз дороже», то вас может ждать сюрприз. Покупатель может не найтись ни по цене «в десять раз выше», ни по начальной цене.

Во-вторых, возможности заработка из расчета на подписчика постоянно падают (на этот счёт есть альтернативное мнение Фёдора Скуратова из Combot.ru, ниже). Это происходит во всех медиа. Нет никаких причин, почему этого не произойдёт в Telegram. Если у вас нет навыков по набору подписчиков — покупка Telegram-канала не очень хорошая идея: медиаинфляция удешевит ваше приобретение в разы буквально за год.

В-третьих, Telegram не даёт практически никакой аналитики по читателям. На текущий момент все методы аналитики в Telegram-каналах — косвенные. Напрямую получить информацию о поле и возрасте читателей — уже невозможно. Получить охват канала за день, месяц, неделю, год — тоже невозможно. Можно получить только охват постов.

Это приводит к проблемам и при привлечении рекламодателей, и при продаже каналов как бизнеса.

Девальвации каналов, по-моему, не произойдет, скорее наборот. Telegram больше по своей структуре и динамике развития напоминает «Живой журнал» времен 2007-2010 годов, с теми же схемами монетизации в формате коротких и длинных обзоров.

Рассматривать монетизацию каналов в Telegram и инвестиции в них надо с точки зрения медиа. Купить себе РБК — дорого и сложно в отношении окупаемости. Канал в Telegram стоит от миллиона — покупай и развивай как СМИ. Более того, смену редакции могут даже не заметить, если это не выльется наружу. С каналами типа «Бывшей» так не получится, он авторский, а вот все остальное...

Фёдор Скуратов
Основатель Combot.org

В целом, покупая Telegram-канал, вы покупаете кота в мешке: вы не знаете ни способов привлечения трафика, ни его целевую аудиторию. Не знаете, сможете ли вы удержать (а тем более продолжать приобретать новых) подписчиков так, как это делали старые владельцы канала.

Думайте. И делайте это почаще.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления