[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Ilya Pestov", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u043b\u043e\u043a\u0447\u0435\u0439\u043d"], "comments": 5, "likes": 15, "favorites": 12, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "28682" }
Ilya Pestov
3 877
Блоги

«Курс биткоина — наше эмпирическое понимание криптовалюты»

В чем противоречие цифровой валюты.

Поделиться

В избранное

В избранном

Буквально каждый день мне попадаются материалы на тему криптовалют. Сейчас об этом говорят не только гики или люди, непосредственно связанные с технологиями, но и рядовые пользователи интернета. Самый будоражащий для них тезис — первый курс биткоина к доллару США, установленный New Liberty Standard 5 октября 2009 года, был равен $0,0007 и вырос с тех пор в миллионы раз.

Многие с иронией вспоминают ту историю с американцем, который купил две пиццы за десять тысяч биткоинов в 2010 году. Но экономика — наука о балансах. Не было бы таких персонажей, меняющих BTC на пиццу, — не стоил бы биткоин сегодняшних денег. А верующих в необеспеченный трудом заработок становится всё больше.

Факт, что ежегодная доходность в мире венчура под 20% — очень хорошо, не способен заставить усомниться в незыблемости успеха какого-либо ICO. Лишь лучшие в мире инвестиционные фонды сделали 100 иксов на лучших в мире компаниях.

Безусловно, за блокчейном будущее, а криптовалюты уже изменили и продолжают менять мир. Но какое будущее конкретно у биткоина? Крупные финансисты вроде генерального директора JPMorgan Джейми Даймона называют биткоин пирамидой. А генеральный директор BlackRock Лоренс Финк вообще сказал, что курс биткоина является индексом отмывания денег. Первый управляет активами на $2,5 трлн, второй — на $5,7 трлн.

Скептиков много, но гораздо больше последователей криптовалюты. Есть люди, которые умеют играть с рисками, но призовые места здесь не для всех. По аналогии плюсовых игроков в покер — всего около 5%.

Биткоин — пузырь или нет

Уже существует столько мнений по этому поводу, и зачем ещё одно от некого меня? Я не профессионал, но эта статья — попытка журналистики факта, где средством для вывода будут исключительно цифры и ваша логика. Эта статья не является ответом с попунктными объяснениями на вышеизложенный вопрос. Эта статья — не утверждение, а скорее вопрос к читателю.

Недавно от корреспондента Vice Motherboard стало известно, что средняя транзакция в биткоин требует около 215 кВт. В качестве средней цены одного кВт/ч возьмём девять центов (стоимость электричества в Китае). Получается — $19,35 за одну транзакцию. Мне стало интересно спроецировать это значение на деятельность компании Visa. В 2016 году через процессинговые центры Visa было совершено 83 млрд транзакций, а компания получила $6,7 млрд доходов.

За прошедшие сутки в сети блокчейн было около 425 тысяч транзакций. Путём примитивных калькуляций с CSV получается, что за последний год их было около 100,5 млн. Из этого следует, что примерно $2 млрд за год необходимо потратить на электричество для содержания процессинга BTC. Если бы количество денежных переводов с биткоином было равно количеству операций в Visa, то для этого бы требовалось более $1,5 трлн в год. Аномальность суммы очевидна.

Однако в системе биткоин есть лимит на скорость выполнения транзакций, который теоретически позволяет проводить до семи транзакций в секунду. Связано это с ограничением размера блока в один Мб, установленным Сатоси Накамото для защиты от хакерских атак. Среднее и медианное значения количества операций за последний год уже требует скорости примерно в три транзакции в секунду. Кстати, планы с SegWit2x приостановлены.

Суточное количество подтверждённых транзакций в логарифмическом масштабе за последние два года

Фактически биткоин предназначен для низкочастотных операций с внушительными суммами и не способен достигнуть глобализации уровня Visa. Капитализация биткоина недавно превысила $100 млрд, а сумма денег в дневном обороте на тот момент составила более $900 млн. После этого мне захотелось проанализировать отношение данных приблизительного объёма транзакции к капитализации рынка за последние два года. В итоге получилось среднее значение в 2% (медиана — 1,7%).

Какие выводы можно сделать на основе полученного результата?

  • Лишь около 2% биткоинов циркулирует по сети в то время, как остальные 98% неподвижно лежат на счетах в ожидании роста.
  • BTC растёт не в соответствии с законом о спросе и предложении. Для сравнения: у Visa общий объём — $9 трлн, объём платежей — $6,3 трлн, что составляет 70% от общего числа.
  • Рост денежного объёма транзакций пропорционален росту капитализации биткоинов и не увеличивается в процентном соотношении.
Соотношение объёма транзакций и капитализации за последние два года

Ранее я был убеждён в том, что рост BTC связан с распространением криптовалюты. Но оказалось, что это не так. Моё утверждение — «не было бы таких персонажей, меняющих BTC на пиццу, — не стоил бы биткоин сегодняшних денег» — теряет всякий смысл. Хочу подчеркнуть, что я сейчас не задаюсь вопросом о том, чем обеспечена стоимость BTC. Тем не менее, было крайне любопытно определить причинно-следственную связь, и корреляция капитализации с уровнем сложности вычислений очевидна:

Графики сложности вычислений и капитализации за всё время существования биткоин

Получается удивительная закономерность. С одной стороны, себестоимость транзакций (сложность) растёт в соответствии с денежным объёмом этих транзакций, увеличивающимся вместе с рынком, который по большому счёту формируют майнеры.

С другой стороны, этот «платёжный баланс» обеспечивают всего 2% биткоинов от общего числа. Причём если капитализация системы будет сопоставима с уровнем Visa, то на перевод, эквивалентный всего лишь $1, где-то извне потребуется примерно $1400 на электричество. А ведь помимо этого ещё есть комиссии в биткоине, затраты на интернет, оборудование и прочее.

Сложность добычи биткоина регулируется искусственно и прямо пропорциональна совокупной вычислительной мощности сети. В утверждениях о том, что биткоин — пузырь, вы наверняка слышали предыдущий тезис. Да, если от сети отключатся все, кроме одного старого компьютера, он будет добывать биткоины точно с такой же скоростью, как и вся сегодняшняя сеть. Фраза «если отключаться» — здесь ключевая. В ином случае блоки могут начать перебирать в обратную сторону, и сеть будет взломана.

Известно, что скорость добычи биткоина постоянна и не зависит от совокупного объема вычислительных мощностей. Поэтому мне захотелось посмотреть на изменение уровня сложности добычи и доходы майнеров. Я построил график, отражающий, сколько единиц сложности приходилось на один доллар на протяжении всей истории Bitcoin.

Оказывается, что с почти экспонентным ростом сложности вычисления рентабильность майнинга смогла повыситься в последнее время. Связано это с поразительным ростом курса BTC.

Зависимость доходов майнеров от сложности вычислений в логарифмическом масштабе

При такой рыночной ситуации иррациональность обеспечения операции, где сумма меньше стоимости выполнения самой операции перестаёт быть абсурдной. Но как долго и как быстро ещё смогут расти эти мощности для повышения курса и гарантирования своего же смысла — неизвестно. Плюс ко всему Block Reward Halving приближается с каждым днём.

Нет никаких сомнений в том, что стоимость электричества на одну транзакцию имеет предел. А если фермы станут закрываться — начнут снижаться и вычислительные мощности. В следствии этого себестоимость одной операции может понизиться до некой нормы, когда обеспечение переводов перестанет казаться аномальным.

Обвалится ли стоимость BTC после этого

Конечно же да, ведь мы определили корреляцию капитализации с майнерами и выявили этот замкнутый круг. Но не факт, что биткоин начнёт падать в цене. Как мы узнали, росту биткоина нисколько не препятствует противоречие с законом о спросе и предложении. Пропускная способность не позволяет соответствовать тем 20% Адама Смита.

Так с чего вдруг наша закономерность должна сохраниться? Биткоин стоит ровно столько, сколько за него платит рынок. А экономика, как однажды сказал Сорос, не может быть объективной, ибо её конечным звеном всегда будет субъективный человек. Курс биткоина — наше эмпирическое понимание криптовалюты. Удивительно, насколько противоречива сама идея. И это прекрасно. Но силуэт пирамидальной формы продолжает мерещиться.

#блокчейн

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления