Никита Евдокимов
7 111

«Diary.ru — не бизнес, и никогда им не был»

Интервью с основателем сервиса Евгением Руденко о причинах падения посещаемости сервиса и планах вернуть ему былую популярность.

Поделиться

В избранное

В избранном

Фото Бориса Мальцева, Kublog.ru

Расскажите, как возникла идея проекта Diary.ru?

У меня есть сайт «Юга.ру» — региональный информационный интернет-портал, работающий с 2001 года. В декабре 2001 года я впервые увидел «Живой журнал» и показал его своим сотрудникам. Они сказали, что могут сделать что-то подобное на базе нашего форума.

Мы собрали первый вариант дневников за пару месяцев и открыли их 5 марта 2002 года как продолжение форума с общей регистрацией и настройками. Уже через полгода посещаемость раздела давала более половины общего трафика «Югов», причём он шёл отовсюду, как из России, так и из-за рубежа. Тогда мы приняли решение их отделить, подобрали свободный домен diary.ru и зарегистрировали новый сайт.

Какой цели вы хотели достигнуть с помощью собственной платформы для блогов? Стать знаменитым, разбогатеть?

Мне и всем, кто создавал сайт дневников, просто было интересно его растить и развивать. Никакой другой цели мы не ставили. Мы и понятия не имели, что сайт может так выстрелить и дорасти до 300 тысяч посетителей в сутки, ведь всё было в новинку.

Почему вы выбрали себе псевдоним «Нос»?

А в нике «Нос» нет никакого особого смысла — взял почти первое слово, которое пришло в голову. Мне было важно, чтобы псевдоним был коротким и не вычурным.

Основной аудиторией проекта стали любители аниме, сериалов, книг и представители молодежных субкультур. Почему так получилось? Вы сознательно привлекали такую аудиторию, или всё произошло случайно?

Аудитория сформировалась сама, мы не стремились намеренно привлечь определенных пользователей по заданным характеристикам. Видимо, здесь им показалось удобнее общаться и писать именно то, что они пишут.

Владельцы дневников могут не раскрывать свои настоящие имена, пол, возраст и места проживания. Это отличает наш сервис от социальных сетей, в которых пользователи часто связаны личным знакомством в реальной жизни, либо с помощью общих друзей.

Пользователей Diary.ru объединяют общие интересы, увлечения, область знаний, сленг, взгляды на жизнь и характер. Даже одиночество может связывать людей крепче, чем страна проживания или город.

В первые годы у нас была, наверное, одна из самых молодых аудиторий среди других подобных сайтов — много школьников и студентов. Сейчас они выросли, получили профессии, некоторые стали ведущими специалистами, руководителями, бизнесменами, обзавелись семьями и растят детей.

Недавно мне показали запись в одном из больших анонимных сообществ с десятками тысяч просмотров в сутки. Его участники ради интереса перечислили свои профессии.

Там были все, кого только можно вспомнить: бухгалтеры, переводчики, ученые, педагоги, врачи, программисты, инженеры, металлурги, дизайнеры, журналисты, пиарщики, политологи, психологи и студенты.

Поговорим о деньгах. На чем вы зарабатывали в самом начале и как изменились доходы со временем?

В самом начале сервис никак не зарабатывал. Мы стали задумываться о монетизации только через пять-шесть лет после старта. Добавили баннерную рекламу и стали продавать расширенные услуги сайта.

Никогда не привлекали на сайт звездных блогеров и коммерческие компании, всегда противились коммерческому контенту и старались выдавливать отсюда его распространителей, спамеров.

Какой была максимальная выручка, и на что именно тратили деньги?

Максимум, что удавалось когда-либо заработать — 1,2 млн рублей в месяц. Львиная доля затрат всегда уходила (и уходит) на зарплату сотрудникам, налоги, хостинг и улучшение техники.

Расскажите о нынешних способах монетизации сервиса.

Источники дохода у нас те же, что и раньше — платные сервисы и баннерная реклама. Но за десять лет мы перепробовали десятки партнерских программ, и все они оказались не слишком доходны, а вид страниц иногда портили изрядно.

Сейчас, когда посещаемость сайта сократилась в несколько раз, доходы от рекламы пропорционально упали, поэтому финансовой основой стали поступления в личные кошельки пользователей на сайте, а также их добровольные вклады в его развитие.

Почему долгое время вы не предпринимали попыток увеличить прибыль?

После 2012 года прибыль стала падать. Несмотря на все наши усилия в течение года, желаемого эффекта не получалось. Я смирился с тем, что в техническом плане нам было тяжело тягаться с соцсетями — в 2011 году пользователи активно начали уходить в них. Развитие дневников практически заморозилось.

Решил, что доведу Diary.ru до конца, а когда деньги закончатся, выполню обещание и за свой счет обеспечу пользователям переписку для обмена контактами, доску объявлений и выдачу архивов без возможности ведения дневников и сообществ на год или два, то есть на любой период, который потребуется.

Почему вы решили продать 50% компании?

В 2005-2006 году тема онлайн-дневников была в интернете на пике популярности. «Яндекс» сделал поиск по блогам и первым для индексации выбрал Diary.ru.

Основатель «Яндекса» Аркадий Волож и руководитель продукта «Яндекс.Браузер» Роман Иванов (Kukutz) с подарками от Diary.ru, 2007 год

Потом открылся рейтинг блогов «Яндекса» и Diary.ru вдруг оказался на третьем месте по числу записей в сутки. Но, правда, спустя какое-то время нас догнали «монстры» — Mail.ru и Ya.ru, потому что у нас с самого начала 55% записей были закрыты от индексации, и их доля постоянно росла. Сейчас, например, у нас до 75% закрытых записей.

В 2006 году я ежемесячно получал по паре предложений от инвесторов, к некоторым ездил на встречи. Больше всего мне понравился вариант фонда DST Advisors Юрия Мильнера. Я поехал в Москву, рассказал об истории сайта и наших планах по развитию, мы быстро поняли друг друга и обо всем договорились: решили распределить доли 50% на 50%.

Он не хотел покупать весь сайт, так как, по его словам, не знал, что с ним делать, а я не хотел продавать весь сайт, потому что он был мне дорог, хотелось продолжать его строить и растить.

Diary.ru сыграл свою положительную роль в планах Юрия — «российского интернет-инвестора №1» в ту пору. Наша посещаемость к моменту выхода Mail.Ru Group на IPO выросла с 500 тысяч до 4 млн уникальных посетителей в месяц, а число просмотров — с 40 млн до 110 млн.

Для показателей Mail.Ru Group это, конечно, были небольшие числа, но в процентном отношении полученные нами инвестиции пропорциональны росту стоимости всей компании при выходе на IPO.

Как вы потратили эти средства?

Полученные в 2007 году деньги нам очень помогли, так как моих собственных средств на развитие не хватало. Сайт задыхался от нестабильной работы и «висел» от перегрузок по нескольку раз в день.

Получив инвестиции (точную сумму Руденко не раскрывает — vc.ru), мы потратили примерно $150 тысяч на необходимое оборудование, расширили команду, сделали масштабируемую версию сайта, добились его более или менее стабильной работы. После этого темпы развития ускорились.

Пятилетний день рождения DIary.ru в московском клубе «Точка», 2007 год. Пришли около тысячи человек

Юрий Мильнер вмешивался в проект?

Нет, как и было оговорено заранее. Он ничего не навязывал, но и не помогал продвигать сервис, поскольку у Mail.ru были свои блоги. Мы лишь отправляли куратору свои финансовые и статистические отчеты для информирования и контроля.

В чем заключались подводные камни, о которых вы не подозревали до сделки?

Никаких подводных камней в сотрудничестве не встретилось ни разу. Могу сказать руководству компании Mail.Ru Group только слова благодарности за помощь и благородство в партнерстве — они сдержали все свои обещания. Жаль только, что мы сами не оправдали их ожиданий — не выросли до желаемого размера и не остались такими большими.

Почему вы решили выкупить долю обратно? Где нашли средства для этого?

Mail.Ru Group — публичная компания, поэтому несет ответственность за свою эффективность и прибыльность перед акционерами. Они решили избавиться от мелких не растущих активов, стали искать покупателя на свою долю, но не нашли. Предложили выкупить её мне.

Я, конечно, видел, что сайт «умирает», но в знак благодарности за то, что они в свое время очень сильно помогли нам, назвал не обременительную для меня сумму, и в декабре 2016 эта сделка состоялась.

Могу лишь сказать, что я заплатил существенно меньше, чем получил от них 10 лет назад.

Сколько времени вы уделяли развитию сервиса раньше, и сколько — в начале 2017 года?

Было по-разному. В первые годы я сидел в нём, что называется, сутками — буквально день и ночь. И не только я, но и все, кто у нас занимался дневниками.

Мы придумывали всё сами, на ходу многократно корректировали и дорабатывали каждую деталь, прислушивались к мнению пользователей, решали то и дело вспыхивающие конфликты, пытаясь оставаться на стороне справедливости.

В те годы строительство любого сайта (тем более такого, где главные не мы, а пользователи) шло не с чьей-то кальки, не по книжкам, а практически наощупь.

Мы создавали то, чего не было ни у кого, и видели результат своего труда — для меня это самое интересное. Ценнее этого ничего в работе нет — это и есть сама жизнь.

Возможно, кто-то скажет: «Ведь были ЖЖ, Li.ru и другие блоги». Это всё чепуха, я же знаю, о чем говорю: мы намеренно не смотрели, как и что делают другие, чтобы не повторяться.

Мы сами придумали много всяких штук, а доводить их до ума нам помогали наши прекрасные пользователи. Даже сейчас среди многолетних владельцев дневников достаточно таких, которые не знают и не используют все возможности Diary.ru. Зато кайфуют те, которые знают.

И самое главное, за все эти годы мы создали неповторимую доброжелательную атмосферу в этой среде, выработали правила на основе принципов, главный из которых — каждый пользуется полной свободой, пока она не входит в противоречие со свободой кого-то другого.

Сейчас сами пользователи и помогают друг другу, и следят за соблюдением законов и правил. Благодаря нашим совместным с ними усилиям в штате Diary.ru осталось всего два администратора, которых нам достаточно, чтобы ответить на вопросы и помочь пользователям.

В начале 2017 года я совсем не бывал в дневниках. Собственно, всё началось раньше — после 2012 года я стал заходить гораздо реже. Тому было много причин, включая усталость и потерю веры в проект. Зато теперь я снова провожу здесь по несколько часов в день.

Какие еще проекты принадлежат вам, кроме «Юга.ру»? И насколько вообще жизнеспособны личные блоги как формат в 2018 году?

У меня нет других интернет-проектов, помимо Diary.ru и «Юга.ру», а насколько жизнеспособны блоги — я не знаю, это покажет только время. Сейчас я верю, что формат личных дневников будет востребован людьми до тех пор, пока существует интернет.

Осенью 2017 года вы объявили о намерении закрыть проект. Вы видели, что показатели сервиса и выручка падают, но почему молчали до последнего?

Я не скрываю, что лишь следил с сожалением за падением всех показателей и мысленно готовился закрыть сайт. Раз пользователи уходят, значит, сайт им не нужен, вести дневники им стало неинтересно.

Мне казалось, это очевидный для всех итог, статистика посещаемости сайта открыта, поэтому не только я — любой мог предвидеть скорый конец. Мы же не говорим друзьям, что однажды они умрут, это все знают и без нас. Примерно так, наверное, получилось и здесь.

Я не предупреждал никого заранее. Возможно, я был не прав, мне пока не приходилось закрывать сайты с большим количеством пользователей. Все мы учимся, пока живем.

Что стало решающим аргументом в пользу решения закрыть сервис?

Решающим стало падение трафика, количества записей, комментариев и выручки на протяжении пяти лет, которые создали у меня впечатление неминуемого завершения жизни сайта.

Я уже признал, что сейчас изменил свое мнение, это была моя ошибочная оценка перспективы. Остановка развития сайта, конечно, сыграла существенную роль.

Поддержка сайта — деликатное дело. Особенно если он создан не для увеличения продаж, обучения или знакомств, а для самой жизни пользователей. У них там своё личное пространство, поэтому очень важно понять их желания и соблюсти баланс — идти в ногу со временем, но развивать осторожно, не уменьшая основной привлекательности и комфорта.

Сайтом нужно заниматься, постоянно держа руку на пульсе. Мы не уделяли достаточно внимания развитию, поэтому привлекательность Diary.ru естественным образом снижалась — сервис старел.

Одной из главных причин падения, наверное, было то, что мы совсем не занимались мобильным трафиком, которого стало уже больше половины. Но теперь-то мы уже начали эту работу.

Не устали ли вы развивать сервис и нести за него ответственность? Всё-таки пользователи и контент Diary.ru не совсем совпадают с традиционными соцсетями — нет ли у вас ощущения, что всё пошло не так, как вам хотелось?

Устал, отдохнул и вернулся. Дневники и не должны совпадать с соцсетями, они служат иным целям, а еще одна соцсеть никому не нужна. Пользователи здесь частично те же, что и в соцсетях, но у них могут быть другие потребности.

Знаю, что я не настоящий бизнесмен, потому что все пропускаю через себя и подсознательно думаю: «А как бы я...? Привлекает ли меня...? Я бы сам стал...?»

Потому и Diary.ru — это не бизнес, никогда им не был. Я хочу жить интересно и заниматься тем, чем хочется. Пользователи доказали, что сайт им нужен, и у меня снова появились интерес, желание и цель.

Сколько предложений о покупке сайта вы получили осенью? О каких суммах шла речь?

Я не считал количество предложений, их было примерно от 10 до 15. А суммы — от «отдайте нам в хорошие руки» до $100 тысяч. Я всем отказывал и лишь с одним покупателем поговорил, но так и не понял, что он собирается делать с сайтом.

Почему отказались продавать?

Понимаете, сейчас для меня и для нашей команды здесь снова появилась жизнь — цель, задача, интерес, ответственность и так далее. Поэтому отказываюсь. К тому же, я сейчас чувствую себя не полным владельцем сайта, а совладельцем, хоть и не формально, поскольку помимо покупки дополнительных сервисов пользователи регулярно поддерживают сайт финансово.

Они инвестируют в него, хотят его долгой жизни и развития, они верят нам. И это тысячи людей. Что будет делать с сайтом новый владелец, поймет ли его и даст новую жизнь или убьёт, — угадать невозможно. В общем, у меня есть некоторая ответственность за Diary.ru.

Кроме того, технически сайт достаточно сложный, имеет массу особенностей и нюансов, а документации на программное обеспечение нет, поскольку ее создание и поддержка в актуальном состоянии параллельно с самим программированием отнимало бы у нас непозволительно много времени.

Сомневаюсь, что кому-то по силам и терпению разбираться в программном коде. Скорее всего, им придется долго переписывать сайт заново, и результат этой работы непредсказуем.

Люди, которые хотели купить или взять сайт в хорошие руки, скорее всего, не понимают предстоящих проблем.

Как вы относитесь к той аудитории, которая осталась на сайте?

Аудитория та же, которая была шесть и десять лет назад, только повзрослела и уменьшилась. Она не однородна. Есть творческие сообщества талантливых художников, сочинителей, графоманов, много представителей фандомов и субкультур, есть увлеченные самой жизнью (эти мне ближе всего) и есть пофигисты.

И во всех группах пользователей есть как инициативные «зажигалки», так и их постоянные активные критики, и молчаливые читатели-отшельники. Здесь много интровертов, нашедших, по их многочисленным признаниям, тихий спокойный уголок в сети.

Они не хотят так называемой социализации — интеграции с соцсетями. Поэтому мы называем себя «асоциальная сеть». В подавляющем большинстве они все — нормальные люди, поэтому остальные характеристики не столь важны.

Интересуетесь ли вы жизнью сообщества?

Я вижу роль нашей команды в том, чтобы создавать необходимые условия и держать управление сайтом в рамках заявленных правил — дать каждому автору дневника максимум свободы с учетом требования соблюдения законов и неприкосновенности прав и свобод других пользователей.

Такой внутренний устрой сообщества сам фильтрует аудиторию — несогласные с ним уходят, хищных и агрессивных бывают единицы, их мы изгоняем, остальные формируют комфортную для себя атмосферу и живут в ней годами.

Понимать аудиторию, чтобы использовать в определенных целях, я все равно не могу, а когда ей что-нибудь нужно, она сама скажет и объяснит. Наши администраторы общаются с пользователями чаще меня, поэтому понимают их лучше. Кроме того, у нас сформировался костяк активных пользователей, с которым мы ежедневно списываемся.

Вряд ли меня можно причислить к большинству нашей аудитории по интересам или образу жизни, но это и неважно. Главное, что я наверняка разделяю с большинством основные жизненные ценности, демократические принципы устройства общества, уважение прав человека и устремлений личности, отношение к закону, морали и так далее.

В ноябре 2017 года вы получили от пользователей 1,7 млн рублей. Расскажите подробнее, на что именно вы тратите деньги. Какие шаги вы намерены предпринять, чтобы сделать платформу прибыльной?

Через два месяца после этого, по состоянию на 1 января 2018, у нас на счете примерно такая сумма и осталась. При этом мы купили и установили новые диски для серверов, запустили на них хранилище картинок. Старые диски уже дышали на ладан и были самым слабым местом в системе. Из-за этого мы в любой день могли потерять все картинки пользователей.

То есть текущие доходы и расходы примерно уравнялись, а 1,7 млн рублей остаются резервом для двух целей: возможного обновления железа, когда оно потребуется, и развития сайта — фонда зарплаты привлеченных специалистов: дизайнера, иллюстратора, верстальщика и так далее.

Основная часть дохода — это денежные поступления от пользователей за платные сервисы, а также их добровольный вклад в развитие сайта. Выручка от продажи рекламы продолжает снижаться и, честно говоря, нам самим, как и пользователям, баннерную рекламу хочется совсем убрать.

Она всюду в интернете раздражает, а в личных дневниках особенно. Но мы сознаем, что «полки нашего магазина» пока полупусты. Поскольку сайт пять лет не развивался, то часть платных сервисов стала малопривлекательной. Поэтому одна из первых задач (наряду с десятком других) — наполнение платного ассортимента интересными востребованными продуктами.

Монетизация сейчас даже не самое главное — наши пользователи доказали это своей поддержкой. Они готовы помогать стабильно работающему сайту, который развивается и шагает в ногу со временем. Но мы отстали, и теперь нужно догонять.

Как после ваших публикаций о закрытии изменилось количество пользователей? Был ли всплеск «возвращенцев», или все наоборот стали массово архивировать дневники и бежать?

Был краткосрочный трехдневный всплеск, и он вполне объясним — наши давние пользователи (да и просто любопытные) натыкались на ссылки в соцсетях и заходили «в последний раз посмотреть на угольки костра», который их когда-то грел.

Обычно сайт обслуживал очередь заявок на создание архивов дневников за 1-3 дня, но в начале ноября она выросла раз в 250, а теперь уже и в 300, что создало проблему.

Надеюсь, что большинство владельцев дневников бежать не собираются, и подали заявки на архивы на всякий случай, в атмосфере общей паники. Если так, то мы просим их отменить заявки. Но, видимо, их доверие к нам подорвано, поэтому число заявок не уменьшается.

Надеюсь, что в этом году у нас появится возможность переписать старый механизм создания архивов и справиться с очередью. В любом случае, все владельцы дневников и сообществ получат свои архивы, но пока мы не можем назвать точный срок.

Вы опубликовали запись о том, что осень 2017 года будет для Diary.ru последней, незадолго до отпуска на Сейшелах. Почему выбрали именно это время? И по какой причине вы отказываетесь вкладывать в развитие проекта собственные средства?

Первые пять лет только я и вкладывал собственные средства. Это имело смысл делать с верой в растущий перспективный проект, но год назад после нескольких лет падения всех показателей Diary.ru для меня уже не был таким.

Я уже признал, что напрасно недооценивал его удивительную жизнестойкость в течение последних пяти лет. Все могло быть по-другому, нужно было им заниматься, но без веры неоткуда было браться силам. Вдобавок, в 2012 году интернет переставал быть свободным, появились эти законы о защите детей от вредной информации и грозные контролеры, перед которыми, казалось, мы не устоим.

Нам посыпались требования органов закрыть какую-то страницу, в основном, правда, из заброшенных архивных дневников, оставшихся открытыми. Эти законы периодически проявляются и сейчас — то и дело наши IP-адреса попадают в список заблокированных Роскомнадзором.

Так, уже в январе 2018 года нам в очередной раз пришлось искать свободные адреса и менять их из-за того, что было совпадение с каким-то онлайн-казино, заблокированным РКН. Diary.ru стал недоступен в Казахстане, мы не могли понять, в чем дело, и только через 10 дней получили почтовое уведомление РКН.

Я не выбирал время, оно само пришло вместе с финансовым отчетом ООО «Дайри.ру», в котором был долг по зарплате за сентябрь и отрицательное сальдо за октябрь.

С начала 2017 года я думал, что это будет последний год в жизни дневников. Простая интерполяция кривой снижающихся доходов и постоянная линия расходов давали пересечение в начале осени. Так и получилось. Всё это время я переживал и пытался мысленно готовиться к неминуемому завершению проекта, не зная, как сказать об этом пользователям, и решил терпеть до последнего.

Думал: «Ну, поругают меня нехорошими словами, придется потерпеть». Но они же не на улице остаются, им всем есть куда идти. К тому же у каждого пользователя есть аккаунты для коммуникации на пяти-десяти других площадках.

Я решил, что за свой счет оставлю два-три сервера, домен, уговорю сисадмина и программиста поддерживать затухший сайт за небольшую часть оклада на такой период, который потребуется, чтобы пользователи могли забрать архивы и обменяться контактами с читателями. Это казалось мне моим долгом.

К отпуску на Сейшелах я вовсе не готовился и еще за два дня до отъезда его не планировал. 28 октября узнал про поездку друзей на яхте, 29-го собрался, купил билеты, написал эту запись про «последнюю осень» и 30-го утром улетел подальше от интернета. Наверное, это было неосознанное бегство от реальности.

А потом случилось чудо. Воистину гениален закон Фёдора Тютчева: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется». Вернувшись из отпуска, я двое суток непрерывно общался с пользователями, несколько раз ввязался в перепалки, наговорил много лишнего, накормив троллей и усилив панику среди тех, кто не привык думать самостоятельно.

Вы писали, что средств хватит до весны 2018 года. Изменилась ли эта оценка за несколько месяцев? Есть ли какая-то надежда на развитие сервиса вне его нынешней сложившейся концепции?

Это не точная интерпретация. Я написал, что с учетом доходов от рекламы, денег, перечисленных за 12 дней неравнодушными пользователями, сайту хватит до середины весны 2018 года. Другими словами — их хватит даже в том случае, если полгода никто не будет переводить ни одного рубля.

Это был гипотетический предел, а не какой-то вероятный вариант. Поэтому я и попросил пользователей перестать заваливать нас деньгами, ведь кто-то в панике мог отправлять последние сбережения, в то время как никакой катастрофы уже нет.

На самом деле, два месяца после этого платежи поступали и продолжают поступать в объеме, достаточном на покрытие текущих расходов, вследствие чего остаток средств на счете ежемесячно не уменьшается, о чем мы извещаем пользователей в дневнике администрации. Поэтому есть надежда на то, что сайт будет жить долго.

Какие функции вы хотели бы добавить в продукт в первую очередь, чтобы сократить разрыв с конкурентами?

Если говорить о конкуренции в традиционном понимании, как о борьбе за аудиторию, то блоги уже не конкурируют с помощью добавления новых опций.

По крайней мере, мы думаем лишь о том, как бы дать своей уже имеющейся аудитории то, чего им не хватает, и я затрудняюсь назвать наших конкурентов именно в блогосфере.

Ведь пользователи массово не станут переходить из ЖЖ в «Беон» или из Livetinternet в Diary.ru из-за того, что там вдруг стало удобнее. Большая часть аудитории блогов массово освоила соцсети и мессенджеры. Когда у пользователя становится слишком много аккаунтов, ему приходится либо оставлять старые площадки, либо делить свое время и внимание между несколькими.

Евгений Руденко и основатель Liveinternet Герман Клименко

Поэтому в сравнении с 2010-2011 годами у блог-сервисов упала не только посещаемость, но и средняя глубина просмотров — с 40-30 до 10 страниц. Однако у нас по-прежнему есть ядро аудитории, это довольно большая группа людей в несколько десятков тысяч человек, которые считают Diary.ru своей площадкой.

Для них мы стремимся усовершенствовать механизмы дневников, которые морально устарели и стали неудобны, для них постараемся разработать новые функции, которых не было.

Если говорить о новых конкурентах — в дни ноябрьского кризиса несколько пользователей Diary.ru объявили о запуске своих сайтов-блогов, то эта новость ничего, кроме любопытства, не вызывает. Боюсь, их создатели не вполне понимают возможные проблемы, которых будет немало. Точно так же, как и потенциальные покупатели.

Как при этом сохранить атмосферу и дух сообщества? Многие пользователи ругали Diary за архаичность, но в то же время многие как раз за это его и хвалили.

Атмосферу дневников на основе когда-то выведенной системы ценностей и принципов управления, как я уже сказал, создает наша команда, а она не меняется, поэтому атмосфера останется прежней.

Пользователи постоянно ставят перед нами взаимоисключающие задачи, требуют от нас разного: некоторым нужно одно, другим — другое. Часто это несовместимые вещи, но все решается благодаря возможности настраивать опции сервиса. А нам в итоге приходится создавать и поддерживать все варианты их хотелок.

Это как раз те интересные задачи из серии «нарисовать семь перпендикулярных красных линий, две из которых зеленые, а остальные прозрачные и одна в форме котенка», которые постоянно ставят нам пользователи. Нам придется попотеть над их решением и набить новые шишки в процессе. Но мы сделаем.

Например, как одновременно преодолеть и сохранить архаичность? А вот — у нас до сих пор есть несколько сотен пользователей, которые используют дизайн служебных страниц 2003 года. Они выбирают его в настройках

В комментариях к новости о закрытии сервиса многие пользователи стали предлагать свои варианты спасения и улучшения Diary. Видели ли вы эти комментарии и показались ли они вам полезными?

Я несколько раз перечитывал комментарии под обеими статьями на вашем сайте и благодарен их авторам как за высказанные предложения, так и за критику, позволившую взглянуть на ситуацию со стороны.

Некоторые советы воплотить невозможно, так как это либо противоречит нашим внутренним соображениям, либо потребует дорогой и долгой реализации — тогда лучше продать сайт, и пусть покупатель пробует последовать советам.

Есть дельные предложения, с которыми мы согласны и со временем обязательно постараемся воплотить, а есть шуточные и довольно смешные.

Если взглянуть на последние 15 лет развития российского интернета — какое событие вы считаете самым важным?

Российский интернет — часть мирового, поэтому основные события у нас с ним общие. Количество пользователей в развитых странах достигло 70-90% от числа населения, в том числе и в России — более 75%.

Это позволило интернету стать важнейшей частью мировой экономики, в него пришли огромные деньги, в нем заняты сотни тысяч людей. Появление смартфонов, бурное развитие сотовой связи и wi-fi привели к тому, что мобильный интернет обогнал десктопный и стал основным.

Невозможно переоценить роль интернета для бизнеса, политики, сферы финансов, образования, медицины, коммуникации, отдыха, распространения информации и вообще любой области жизни. 15 лет назад мы об этом только мечтали. Количество перешло в качество, как давно подметил Гегель.

И какие тренды будущих пяти лет могут повлиять на вас и на Diary.ru?

На рост проекта повлияла бы внезапная тяга у молодых людей к добродетели, мода больше читать, думать, рассуждать, делиться наблюдениями и уважать мнение других. Но это вряд ли произойдет, да?

Если бы я знал тренды ближайших пяти лет, то просто из интереса стал бы знаменит как Фил Коннорс из фильма «День Сурка», а будучи мультимиллиардером, купил несколько островов на Сейшелах и устроил там вольную коммуну для художников, музыкантов и программистов.

#интервью

{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e"], "comments": 37, "likes": 28, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "32239", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]