Вадим Скворцов
7 745

Стена-трансформер и уход за садом с телефона: какими будут квартиры будущего

Глава «Дома-перевёртыши» из книги Дэвида Роуза «Будущее вещей».

Поделиться

В избранное

В избранном

Дом должен быть волшебным местом, но в реальности наши пристанища нередко весьма далеки от этого — в них тесно, они изолированы, устроены нерационально, обходятся дорого и постоянно требуют ремонта. Годы жизни, усилий и доделок уходят на то, чтобы превратить их в нечто, заслуживающее почётного звания дома.

Речь уже заходила о некоторых волшебных предметах домашнего обихода — настенных часах, дверных звонках, фото рамках и мебели, но не о домашнем пространстве как таковом. Как можно спроецировать свойства очарования, особенно такие, как доступность и удобство пользования, на 50, а то и на все 200 м² жилого пространства?

CityHome — Протей в гостиной

Позвольте представить вам Марка. Ему 20 лет с небольшим, он только что окончил колледж и устроился на свою первую работу в центре города. Работа ему нравится, и платят неплохо, но всё-таки на собственный дом денег ему точно не хватит, да и снимать квартиру пока не очень по карману.

Марк принимает простое и очевидное решение — возвращается обратно к родителям в их загородный дом. Теперь он проводит по 1,5 часа в дороге по пути на работу и обратно. Его раздражает необходимость платить за бензин, сидение в пробках и чувство вины за лишние выбросы выхлопной трубы в атмосферу. Жизнь с родителями также не очень способствует общению со сверстниками, но жить отдельно он себе позволить не может.

Марку нужен CityHome — новое детище команды разработчиков из медиалаборатории — волшебная микроквартира, обстановка которой может изменяться. CityHome является в высшей степени рациональной и потому недорогой системой, которая представляет из себя пространство 4,5 на 4,5 метра, способное приспосабливаться под любые нужды Марка, будь то учёба, утренняя зарядка, отдых, развлечения или сон. И никаких компромиссов.

Марк управляет своим жилищем при помощи настенного устройства, напоминающего обычные часы с концентрическими кругами на циферблате. Каждый тип деятельности на этих кругах представлен в виде дуги, и, перемещая их по циферблату, почти как стрелки алетиометра, Марк задаёт дому расписание на день.

Утром, как только Марк встаёт, его комната перестраивается в режим утренней гимнастики: постель поднимается к потолку, освобождая место на полу, и на всю стену в реальном времени проецируется зал для йоги с энергичным инструктором. Марк с радостью тратит 30 минут утреннего восхода солнца на упражнения вместе с тремя виртуальными товарищами по тренировкам.

После того как Марк принимает душ и переодевается, квартира быстро перестраивается в режим кухни. Открывается кухонная стенка, и из паза выдвигается специальная секция; на стены проецируются изображения вегетарианских омлетов и фруктовых пюре, чтобы вдохновить Марка на здоровый завтрак.

Дом-перевёртыш. CityHome полностью перестраивается под шесть типов деятельности. Кровать поднимается к потолку, а обеденный стол исчезает в пазу утолщённой стены

После завтрака с потолка спускается рабочий стол, подсветка усиливается, а шторы сдвигаются, чтобы его монитор не бликовал от солнечного света. На дальнюю стену проецируются его коллеги из Индии, у которых как раз заканчивается рабочий день. Также на стене отображается интерактивная доска, на которой записываются основные моменты проделанной работы, чтобы и Марку, и его коллегам было легче разобраться в повестке дня.

После нескольких часов напряжённой работы Марк выходит из дома на запланированные личные встречи. Все они — в шаговой доступности от его жилища (и он прихватывает с собой волшебный зонтик, рукоятка которого вкрадчиво мерцает, оповещая хозяина о скором дожде).

Пока хозяин отсутствует, квартира устраивает уборку, пряча мебель в пазах на потолке и в стенах. Когда вечером Марк будет возвращаться домой с друзьями, квартира почувствует его приближение и расставит мебель в режиме домашних посиделок: из углов комнаты выдвинутся кресла, из пола поднимется барный столик с диодной подсветкой, на стене раскинутся подвижные узоры, как в гелевом светильнике, заиграет музыка. Обеденный стол может быть рассчитан не только на одного Марка, но и раздвигаться в банкетном режиме.

Такое жилище в чём-то похоже на персонажа греческой мифологии Протея — морского бога, который мог менять обличье и превращаться во что угодно: дерево, свинью, леопарда. Кроме того, он обладал всезнанием.

На разработку CityHome меня вдохновила деятельность группы Сhanging Places из медиалаборатории, когда мы вместе на протяжении семестра в усиленном режиме работали над жилищными проблемами Шанхая. Усилия проектировщиков сегодня крайне необходимы как в странах вроде Индии и Китая, где большими темпами идёт урбанизация, так и в перенаселённых городах развитых государств.

Урбанизация — это одна из важнейших сил современности, способная оказать решающее влияние на всех нас в ближайшие десятилетия. Сегодня почти половина населения земного шара живёт в городах, и, согласно прогнозам демографов, к середине этого столетия численность городского населения на планете составит 6 млрд человек.

Мегаполисы Азии растут быстрее прочих, и нередко их жилищный фонд, инфраструктура и бытовые службы работают нерационально. Потому чем более эффективно и гибко устроена ваша квартира, тем счастливее будет ваша жизнь в ней.

В области коммерциализации и маркетинга «домов-перевёртышей» предстоит проделать ещё немало работы. Сегодня Китай лидирует в понимании того, насколько срочно требуется решение этой проблемы.

Как можно придать волшебные свойства постоянно уменьшающимся жилым пространствам, притом что средний класс увеличивается, а вместе с ним растёт и спрос на высокотехнологичную продукцию и услуги? Кроме того, как именно встраивание датчиков, подключение к сети, использование персональных данных и кооперация приборов в рамках систем может создать ощущение волшебства?

Микропространства для макросообществ

Другой подход к проблеме пространственных ограничений и созданию волшебных систем подразумевает новый принцип межевания личного и публичного пространств. Действительно ли каждому нужна отдельная жилая комната, свой тренажёрный зал, кухня и гостиная?

На последнем курсе колледжа в течение одного семестра я жил на 92-й улице Y в Нью-Йорке. Моя комнатушка едва вмещала в себя койку, и всё, что я мог там делать, не выходило за рамки кровати и прилегающей к ней узкой полоски пола. Питание, общение, отдых, чтение и тренировки я перенёс в общественные места: кафе, бары, библиотеки, парки и улицы.

Я был студентом, не обременённым семьёй, и потому все мои потребности были сугубо индивидуальными, личными и находились под моим контролем. Мне нравился тот стиль жизни, и даже сегодня, став человеком семейным, я провожу много времени в общественных местах. В частности, именно там я писал эту книгу и собирал для неё материалы.

Существует много моделей, которые предлагают человеку укромный уголок для частной жизни и одновременно возможность совместного пользования общественными благами. Примеры «микрожилья» встречаются повсюду — университетские общежития, купе в поездах, каюты яхт, самолёты, домики на колёсах, турбазы, палаточные лагеря и так называемые «малые дома».

Последний феномен представляет из себя общественное движение в поддержку строительства маленьких домиков с жилой площадью в несколько десятков квадратных метров, но оснащённых всеми удобствами. Некоторые даже умудряются упаковать всё в прицеп площадью 7 м².

В стране, всегда жившей по принципу «чем больше, тем лучше», начинается новая эпоха, в которой малые формы и компактность тоже могут быть оценены по достоинству. Любопытно, что микрожилье, будь то домик или яхта, привлекает таких людей, которые как раз в состоянии позволить себе что-то просторное.

Миллионеры обожают свои походные палатки, а миллиардеры временами сбегают в свои избушки на берегу озера. Да, избушка Билла Гейтса обошлась ему в $9 млн, но всё же она похожа на таковую, особенно на фоне его особняка на озере Вашингтон жилплощадью 6131 м² и стоимостью $63 млн.

Мораль такова: жилища малого размера обладают своеобразным потенциалом волшебства и очарования. В автомобильной индустрии тенденции схожие. В Америке долгое время только массивные автомобили рассматривались как возможный инструмент очарования.

Со временем, однако, мы уяснили то, что было известно европейским производителям на протяжении десятилетий, — небольшие автомобили могут быть ровно настолько же практичными, привлекательными и обладать такими же интересными историями, как крупные.

Чтобы лучше разобраться в том, как придать волшебные свойства малым жилым помещениям, группа разработчиков CityHome провела опрос на тему того, чем именно люди чаще всего занимаются дома. Мы узнали, что можно выделить шесть основных типов деятельности, которым тут же дали шутливые названия и расположили по порядку — от наиболее трудоёмкой до наиболее пассивной:

  1. Генерируй (работа).
  2. Руби и жуй (готовка и питание).
  3. Порви их всех (тренировки).
  4. Откинься и расслабься (повседневное общение).
  5. Развлекай меня (просмотр кино с эффектом погружения).
  6. Провались в сон и отрубись (послеобеденный сон).

Наш подход основывался на том факте, что людей не интересует пространство как таковое — за исключением богачей, для которых жилища являются главным символом их благосостояния. По большей части люди ищут для себя такое окружение, которое помогало бы им воплощать фундаментальные стремления человеческой натуры: давало бы чувство защищённости, обещало долгую, счастливую жизнь и не мешало творческому самовыражению.

Даже дом Билла Гейтса — гигантский, словно озеро, на берегу которого он стоит, — бесспорно, обладает чертами волшебного очарования. Подобно квартиркам CityHome, он взбирается на вторую ступень очарования благодаря способности к персонализации.

Все жители дома, а также гости получают специальный брелок, при помощи которого могут контролировать некоторые свойства комнат: температуру, освещение и музыку, но самой известной возможностью дома является демонстрация оцифрованных шедевров мировой живописи.

Такое использование стеклянной пластины, приспособленной специально для демонстрации предметов искусства, а не иконок приложений, мне кажется любопытным и не лишённым очарования. Это привычный объект — рама для картины, но дополненная. Простая в использовании, фоновая по своей подаче. Браво, Билл Гейтс! И ведь можешь сделать что-то простое.

Некоторые из этих идей используются в продуктах и услугах, фактически готовых к коммерциализации (некоторые — уже на рынке), и если ещё не служат прямо для создания волшебных домов-систем, то закладывают основу для будущих компонентов и подсистем, которые помогут нам в достижении цели.

Bang & Olufsen: утончённая красота и прозрачность

Когда я был ребёнком, в моём родном Мэдисоне на Стейтстрит было три магазина, особенно пленявших моё воображение: магазин велосипедов Yellow Jersey; магазин фототехники, забитый под завязку объективами, осветительными приборами и химикатами для обработки плёнки, и магазин электроники Happy Medium.

Я вечно переделывал и чинил велосипеды, как свои, так и друзей, и потому настолько часто бывал в веломагазине, что однажды продавец крикнул хозяину: «Эй, Энди, пора бы уже нам нанять этого парня». Он согласился.

В магазине фототехники я всё время мучил продавца вопросами о лучшем оборудовании для своей домашней фотолаборатории, которую я устроил в подвале нашего дома. Она была оборудована просмотровым столом для негативов и зловещей красной лампой для просмотра отпечатков перед отправлением их в ванночку с фиксажем.

Но самым заманчивым был магазин электроники: отчасти потому, что я ничего не мог себе в нём позволить, но в основном из-за некоего устройства, от одного вида которого у меня дух захватывало. Это была великолепная башня из прохладного матового стекла. Когда кто-то к ней приближался, она расходилась на две половины по тончайшему, почти невидимому шву, открывая вашему взору кассетный магнитофон.

Конечно, это было детище Bang & Olufsen. Нигде в то время я не встречал технику, которая ощущала присутствие человека. Это было для меня настоящим волшебством.

Прошли годы, прежде чем я оказался в состоянии позволить себе аудиосистему B&O BeoSound 9000, которая состояла из проигрывателя компакт-дисков, тюнера и предусилителя. Другие бренды предлагали системы, состоявшие из раздельных компонентов — чёрных плоских коробочек, усеянных рифлёными ручками, окошками индикаторов с кроваво-красными стрелочками и мигающими диодными индикаторами. Их холодный механистический стиль был по-своему красив.

BeoSound 9000, однако, закреплялся на стене или полированной алюминиевой ноге-подставке и смело выставлял на всеобщее обозрение панель проигрывателя на шесть дисков, каждый из которых закреплялся лицевой стороной наружу, так что вы могли разглядеть её. B&O демонстрировал диски, а не утягивал их в тонкий паз проигрывателя, как стандартные системы того времени.

Механизм воспроизведения передвигался по панели к выбранному диску, закручивал его, подсвечивая по краям, и из колонок раздавалась музыка. Проигрыватель был завораживающе функциональной системой, устроенной просто и ясно, но более всего меня привлекали в нём черты произведения искусства — он воплощал моё стремление к творчеству в своей строгой пластике механической скульптуры.

Критически важным является тот факт, что Bang & Olufsen в разработке своих продуктов — аудиосистем, колонок, телевизоров, телефонов и многого другого — во главу угла ставит системный подход и человеческие потребности. Девиз компании описывает этот подход так:

Bang & Olufsen. Мы существуем, чтобы радовать вас долгоиграющими волшебными переживаниями.

Составные части работают как система и потому приносят в дом эффект волшебства. Словно уменьшенная версия интернета вещей, различные компоненты систем B&O наделены взаимопониманием и реагируют друг на друга. Если вы слушаете музыку на своём плеере от B&O (вне зависимости от того, кто вы — Билл Гейтс в его 300-метровой гостиной или Марк в его CityHome) и вдруг звонит телефон BeoCom, аудиосистема автоматически делает музыку потише, чтобы не мешать вам разговаривать.

Пока телефон находится в активном режиме, маленькое колёсико на трубке, основная функция которого заключается в прокручивании списка номеров, превращается в контроллер громкости для других компонентов системы B&O в вашем доме.

Таким образом человеческая тяга к общению получает приоритет над электроникой. Глядя на этот относительно скромный пример волшебной системы, становится легче представить себе дом, в котором все предметы обихода осведомлены о присутствии друг друга и подстраиваются один под другой, но в первую очередь — верно служат нам, людям.

Садоводство на дому

Как я уже говорил, волшебный дом должен быть местом, где человек проживёт долгую здоровую жизнь, и важным элементом успеха в достижении этой цели является питание. Раньше дом и источник пищи были либо одним и тем же местом (ферма), либо источник пищи находился в непосредственной близости (рынок или ферма недалеко от дома). Сегодня же наши продукты питания сами свозятся со всего света, чтобы оказаться на прилавках супермаркетов.

В качестве ответа на глобализацию появилось движение в поддержку потребления продукции, выращенной поблизости от дома, благодаря которому в городах и поселениях стали появляться специальные сады-источники такой местной продукции.

Также получило распространение так называемое «городское собирательство» — практика сбора диких растений и грибов, крапивы, плодов, улиток и даже охота на белок. Хотя самому мне таким собирательством заниматься не доводилось, меня всегда поражало, как много съедобной и даже вполне аппетитной пищи можно обнаружить в парках, пустырях, на обочинах дорог и у заборов.

Может ли найти своё применение один из принципов технологического волшебства — дополнение привычного объекта — в реализации нашего стремления к здоровому питанию у себя дома, пусть даже речь и идёт о маленькой городской квартирке?

Дженнифер Брутин Фара, член группы «Изменение среды обитания» из медиалаборатории, увлечена идеей восстановления воспроизводства пищи в среде обитания человека. Её концепт SproutsIO делает возможным огородничество и экологичное питание в стенах вашего дома или офиса.

SproutsIO — это интерактивная система культивации, которая даёт людям возможность выращивать и ежедневно потреблять здоровую пищу. С использованием этой системы можно гарантированно вырастить много различных фруктов и овощей, начиная с клубники и заканчивая китайской капустой.

Дженнифер Брутин Фара
соучредитель SproutsIO
Выращивание здоровой пищи для вас и вашей семьи станет одним из проявлений заботы, на которую будет способен дом будущего

Эта технология представляет собой модульную систему горшков или кассет для рассады, расставленных на нескольких уровнях. Растения питаются взвесью питательных веществ, которая подаётся в дно горшочка, — при этом земля не используется, что позволяет тратить на 98% меньше воды и на 60% меньше удобрений.

Автоматическая система сенсоров отслеживает рост, сравнивает урожайность различных типов растений и собирает эти данные на сервере, доступ к которому вы можете получить через мобильные устройства и даже поделиться отчётами в социальных сетях. Что растёт быстрее и лучше? Овощи и саженцы быстрее растут на аэропонике, чем в почве, что позволяет собирать больше урожаев — до шести в год с одного горшка.

Следующим этапом после создания таких волшебных систем станет домашнее выращивание здоровой пищи в масштабах кварталов и городов. Представьте себе город, в котором каждый дом — это миниатюрная ферма, а жители делятся друг с другом знаниями о садоводстве, следят за успехами друг друга, подбадривают тех, кому нужна поддержка, радуются выдающимся достижениям и работают все вместе как одна слаженная система воспроизводства продовольствия.

Нужна петрушка? Зайдите на сайт системы и проверьте, есть ли она в наличии. Гадаете, созреет ли урожай к приезду гостей через пару недель? Загляните на сайт и сверьтесь с графиком созревания. Проблемы с фитофторой? Салат-латук пошёл пятнами? Загляните на аналитический портал SproutsIO, где собраны данные со всех садовых сенсоров в округе, чтобы выставить оптимальные настройки для оздоровления ботвы.

Только представьте себе — мегаполис, превращающийся в общественный сад, где невидимый каркас технологий создаёт чувство безопасной и здоровой жизни.

Термостат 2.0

В 1941 году индустриальный дизайнер Генри Дрейфус создал первый термостат Honeywell — простой и удобный в обращении прибор. Его описание в экспозиции музея Купер-Хьюит гласит:

К 1953 году термостат обрёл свою современную форму, известную под простым именем Round (круглый). Низкая цена и универсальность сделали модель одной из наиболее успешных разработок Дрейфуса. Лёгкость пользования и обслуживания, простота формы, понятное управление и забота об удобстве конечного потребителя позволили Honeywell стать лидером в области систем управления как бытовой, так и индустриальной техникой.

Однако сегодня энергосберегающий потенциал программируемого термостата пропадает впустую из-за сложности пользования. По степени неудобства современные терморегуляторы приближаются к стеклянным пластинам. На смену модели Дрейфуса пришли прямоугольные коробочки с экранами, множеством параметров настройки, непонятным интерфейсом и часто крошечными кнопками.

Алан Майер, старший научный сотрудник Национальной лаборатории имени Лоуренса в Беркли и один из руководителей Центра энергоэффективности Калифорнийского университета, в 2010 году опубликовал статью «Интерфейс и удобство пользования термостатом: исследование», в которой описал проблему следующим образом:

Порядка 50% всех программируемых термостатов находится в перманентном режиме ожидания, так и не получив от своих хозяев никаких инструкций. Согласно другим исследованиям дома, оборудованные такими термостатами,
потребляли в среднем больше энергии, чем те, чьи хозяева полагались на термостаты с ручной системой управления.

Обладатели программируемых термостатов нередко считают их слишком сложными в обращении, так как производители часто предлагают непонятные, а порой просто противоречащие друг другу символы, термины, операции и иконки. Судя по всему, многие не в состоянии использовать базовые возможности своих термостатов, даже когда речь идёт о назначении периодов обогрева и кондиционирования.

Алан Майер
старший научный сотрудник Национальной лаборатории имени Лоуренса в Беркли

Тони Фадель готов изменить ситуацию. Он является автором порядка 300 патентов и разработчиком (сейчас он занимается предпринимательством), которому довелось возглавлять команду, породившую Apple iPod6 . Ему не приходилось задумываться над устройством термостатов до того момента, как он начал строить дом на берегу озера Тахо.

Его поразило, что прибор повсеместного пользования (в США установлено порядка 250 млн термостатов) был представлен фактически в двух вариантах: самом простом, традиционном; и в виде уродливой стеклянной пластины, излишне сложной и по сути такой же примитивной. Учитывая, что, во-первых, стоимость электроэнергии растёт, а во-вторых, всё больше людей работает не выходя из дома, Тони увидел возможность изобрести термостат заново.

Фадель решил опереться на свой главный принцип: «Если дизайн прибора не привлекателен эмоционально, никто не будет обращать на него внимания». Вооружившись этой идеей, он создал «обучаемый термостат» — HVAC-контроллер (система контроля отопления, вентиляции и кондиционирования, — vc.ru) под названием Nest.

По форме корпуса его изобретение стало реинкарнацией традиционного «круглого» термостата. Выводимая информация подана просто — температура, статус и расписание. Термостат можно настроить вручную, просто поворачивая его как дверную ручку. Nest запоминает время настройки и встраивает его в свой алгоритм.

Также возможно управление при помощи приложения для мобильных устройств. Nest постепенно изучает ваши предпочтения, обнаруживает ваше присутствие и подстраивает температуру в помещении под ваши привычки.

Я установил две системы Nest — одну в нашей квартире в Бостоне, а другую в нашем домике на берегу озера в Нью-Гэмпшире. Со временем выяснилось, что Nest помогает экономить деньги, включая обогрев только тогда, когда хозяева дома, а также даёт возможность тонко настраивать климат-контроль под любые нужды.

Зимой я настраиваю обогрев нашего загородного дома на минимальные значения на время нашего отсутствия. Когда мы отправляемся из Бостона в двухчасовое путешествие на север, я использую приложение, чтобы термостат поднял температуру в домике от обычных +7 до +20 °C. К моменту нашего прибытия загородный дом, спрятанный в заснеженных лесах, уже дышит теплом и уютом.

Эта функция Nest на самом деле важнее, чем может показаться на первый взгляд, потому что облегчает нам, людям, перемещение из одной среды в другую. До того, как в нашем загородном доме появился Nest, мы отправлялись туда, заранее готовясь к тому, что первые пару часов нам придётся прождать, пока отопление разогреет остывший дом.

Иногда мы в спешке разжигали камин, чтобы можно было на минутку погреться, пока мы разбираем сумки и устраиваемся. Даже прекрасный дом не кажется таким уж замечательным, если в нём холодно.

Теперь мы можем запереть квартиру, настроить отопление на температуру пониже, чтобы сэкономить электричество и поберечь природу, сесть в машину с обогревом и отправиться сквозь морозный воздух в наш домик на берегу озера, где, приехав, можно будет сразу отдохнуть и расслабиться.

Следующим логичным шагом было бы расширить систему, связав между собой автомобиль, Nest, телефон и GPS. К примеру, если я отправляюсь в свой загородный дом, машина без моего участия сообщает Nest скорость движения, чтобы дома было +20 °C как раз к моменту моего прибытия. В 2014 году Google купила Nest за ошеломительные $3,2 млрд, что само по себе свидетельствует о ценности волшебных вещей, сделанных со вкусом и умом.

Подобно обучаемому термостату Фаделя, другие технологии и приборы будут со временем всё больше приспосабливаться к человеку. Мы всё меньше будем говорить о необходимости развивать компьютерную грамотность и сфокусируемся на том, чтобы наоборот — компьютеры обладали «человеческой грамотностью».

Технологии станут изучать нас. Отпадёт необходимость сидеть со стеклянной пластиной, тыкая пальцем в иконки и следуя указаниям о дальнейших действиях. Нам не придётся отдавать голосовые или жестовые команды. Устройство соберёт необходимую информацию, построит алгоритм и само сделает то, что от него требуется.

#библиотека #техника #будущее

{ "author_name": "Вадим Скворцов", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u0438\u0431\u043b\u0438\u043e\u0442\u0435\u043a\u0430","\u0442\u0435\u0445\u043d\u0438\u043a\u0430","\u0431\u0443\u0434\u0443\u0449\u0435\u0435"], "comments": 11, "likes": 20, "favorites": 17, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "33226", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]