Мария Федоришина
6 472

История первой российской цветочной империи, построенной немецким садоводом

Как Герман Эйлерс стал самым крупным поставщиком цветов в Санкт-Петербурге и отчего на закате жизни он потерпел крах.

Поделиться

В избранное

В избранном

Известный российский садовник немецкого происхождения Герман Эйлерс родился в 1837 году в Пруссии. С самого детства он был увлечён цветами, поэтому другой профессии для себя не видел. В 17 лет Герман начал учиться основам цветоводства и паркостроения в сельскохозяйственном древесном питомнике, где выращивали плодовые деревья. Там он и получил аттестат.

Но в родной Германии юный Эйлерс проработал недолго, последним местом службы стал лесной питомник садоводства в Дрездене. Именно там летом 1860 года молодой садовник познакомился с русским князем Николаем Юсуповым. Последнему настолько понравилась искусная работа Эйлерса, что он пригласил его к себе в Россию ухаживать за растениями.

Ещё в середине 18 века граф Шувалов обустроил усадебное хозяйство на набережной Мойки. В 1830-х годах 19 века её приобрели Юсуповы и начали строительные работы. Сейчас отреставрирована только парадная часть хозяйства — остальной участок и сад находятся в запущенном состоянии.

Стоит отметить, что, когда на службу туда поступил Эйлерс, его многочисленные идеи по улучшению сада также не были услышаны.

Около десяти следующих лет немец ухаживал за чужими растениями, начав со дворца Юсуповых в Санкт-Петербурге. За это время он успел жениться и, благодаря щедрому жалованию, скопить небольшое состояние.

Ведь садовник не собирался всю жизнь работать на кого-то — он мечтал открыть своё дело. Кроме того, немец оброс профессиональными связями, среди которых был царскосельский садовник из дворцового управления Градке.

Шаги Эйлерса на пути к собственному бизнесу

Первая попытка уйти в свободное плавание была предпринята Эйлерсом ещё в 1866 году — он подал прошение князю Юсупову o разрешении нa арендy павильона в саду, в котором он смог бы открыть цветочный магазин.

Юсуповский сад

Но получил отказ. Вместе с тем князь не стал продлевать контракт с немцем, и тот был вынужден съехать. На помощь пришёл друг и коллега Градке, который в тот момент открывал с компаньоном цветочный магазин, и ему требовался помощник.

Следующим шагом Эйлерсa на пути к собственному бизнесу стало вступление в 1868 году в Императорское общество садоводства. Затем он стал членом вспомогательной кассы для садовников и их семей.

И только в 1869 году Эйлерс достиг того, к чему шёл все эти годы — арендовал рядом с Юсуповским садом место у Министерства путей сообщения и открыл там свой первый цветочный магазин с зеркальными витринами, которые в дальнейшем стали визитной карточкой всех торговых точек Эйлерса.

Также новинкой садовника стали неувядаемые букеты, которые становились такими благодаря тому, что немец придумал покрывать цветы разогретым воском.

В 1870 году Эйлерс получил предложение от архитектора Главного управления путей сообщения и публичных зданий взять в аренду садоводство бывшей усадьбы Юсуповых. Территория сада была разделена на две части — Юсуповский сад для горожан и Министерский, принадлежавший как раз Министерствy путей сообщения.

Именно эту часть и отдали в аренду Эйлерсу, который первым делом предпринял всё возможное, чтобы сохранить столетние ясени и липы. В том же году он подал прошение в Строительное отделение о возведении на арендованной земле временной оранжереи.

Всего за десять лет на участке были построены 18 теплиц и оранжерей. Также там появились жилые помещения, сараи и цветочный магазин. В первые годы одним из главных направлений в работе было выращивание лавровых деревьев, под них было отведено четыре оранжереи. Сад Эйлерса регулярно поставлял цветы и растения для украшения помещений к праздникам самого разного уровня и достатка.

В оранжереях и теплицах можно было найти камелии, азалии, гиацинты, тюльпаны, розы, нарциссы, крокусы, ландыши и многое другое. А в конце 1870-х годов на Кубе были заказаны семена пальм, которые уже на следующий год пустили корни. Если в 1871 году в саду было высажено около пяти тысяч луковиц, то уже через 12 лет это число возросло более чем в 30 раз.

Эйлерс призывал садовников не тратить деньги на покупку семян в Голландии и Бельгии, а развивать российское садоводство. Об этом он написал статью в «Вестнике садоводства» в 1886 году. Однако местного посадочного материала не хватало, поэтому по-прежнему приходилось тратить тысячи рублей на закупку корней за границей.

Расширение цветочного бизнеса Эйлерса

Бизнес рос, и Эйлерса всё чаще можно было встретить на торгах, где продавались участки земли. Так осуществилась ещё одна мечта садовода — он приобрёл землю на Каменоостровском проспекте. Там же он купил у рижанина Штегемана, специализирующегося на розах, большой дом с оранжереями и теплицами, принадлежавший ранее Министерству внутренних дел.

Перестроив жилое строение, Эйлерс проложил водосточные трубы, чтобы поливать растения водой из Невы. Также он поставил на участке погреб и большой магазин, в котором можно было найти семена растений, не только произведённых в России, но и привезённых из-за границы.

Эйлерс регулярно посещал Голландию, Бельгию, Францию и Италию в поисках новых сортов и идей. Вскоре Эйлерс нанял на работу помощника Эриксона, который в Париже изучал составление букетов, корзин и других украшений.

Все его работы были выполнены с изысканным вкусом и лёгкостью. Благодаря новому работнику магазины были заполнены покупателями, спрос на изящные букеты неуклонно рос. Заказов было тaк много, что иногда цветов не хватало.

По оценкам современников, садоводство Эйслера было «самым прелестным и прекрасным» на протяжении всего проспекта. Особенно оно выделялось летом. Садоводство стало местной достопримечательностью Санкт-Петербурга.

Эйлерс открывал магазины и оранжереи одни за другими, в Санкт-Петербурге вырастала целая цветочная империя. К 1890-м годам насчитывалось уже пять торговых точек и 17 оранжерей, все садовые участки были заставлены парниками и теплицами. Ежегодно только одних роз высаживалось около двух тысяч штук.

Pаботники срезали до 500 растений eжедневно, и в горшках продавалось до десяти тысяч цветов в год. В магазинах Эйлерса можно было заказать букеты, венки, бутоньерки, украшения для помещений, экспозиции из сухих цветов — всё это имело устойчивый спрос у покупателей. Признание немецкиx садоводов Эйлерс получил не только от потребителей, но и от специализированного жюри — eгo растения постоянно были представлены на выставках и неоднократно награждались.

Будучи членом Правления общества садоводства и многих экспертных комиссий, Эйлерс и сам занимался подготовкой международных выставок садоводства. Одна из них прошла в Петербурге в 1883 году. За подготовку и участие в ней немецкий бизнесмен получил награды, среди которых орден святого Станислава третьей степени. Благодаря ему Эйлерс вместе с семьёй мог претендовать на звание потомственных почётных граждан.

Немецкий бизнесмен давно хотел стать российским подданным и наконец в 1894 году он вместе с женой и младшими детьми получил гражданство Pоссии. Два его старших сына обучались в это время в Германии и там же проходили военную службу, поэтому остались немецкими поданными. Именно этот факт в итоге сыграл одну из главных ролей в крушении бизнеса Эйлерса.

В течение десяти лет, начиная с 1885 года, растения из оранжерей Эйлерса непрерывно доставлялись к Высочайшему двору на сумму до 13 тысяч рублей в год. Кроме того, цветы поставлялись в загородные резиденции — Петергоф, Царское Село, Гатчину и на балы. На этом основании на следующий год после получения российского гражданства садовник попросил присвоить ему звание поставщика двора их императорских величеств и высочеств.

Чтобы претендовать на это звание, у садовника не должно было быть никаких нареканий от заказчика, и цены на его товар должны быть признаны умеренными. Для утверждения требовалось высочайшее разрешение, и Эйлерс его получил. Ему был вручён диплом поставщика его императорского величества и его королевского высочества принца Уэльского.

Звание имело силу только на время поставок и не могло быть передано по наследству. Также ему было даровано право размещать на вывесках своих магазинов и садоводств изображения государственного герба.

Дела Эйлерса и без того шли хорошо, а после получения столь высоких званий и наград его статус резко вырос. Санкт-Петербург был окутан сетью магазинов цветов, самым известным из которых считалась торговая точка на Невском проспекте, 30. Именно про этот магазин писал поэт Николай Агнивцев в своём стихотворении «Букет от Эйлерса».

Трудно было представить себе Петербург того времени без цветочного бизнесa Эйлерса. Его цветочный магазин упоминался и в произведении Владимира Маяковского «Два не совсем обычных случая».

В 1899 году закончилась аренда земли в Юсуповском саду. В последующие годы на месте садоводства был выстроен Железнодорожный музей.

Помимо растений, Эйлерс много занимался общественной деятельностью. Под его руководством был открыт фонд «Помощь бедным». Также он заведовал Александровским садом и Екатерининским сквером. На различных конкурсах он предоставлял от своего имени ценные призы победителям.

В 1905 году в Петербурге действовало три садоводства Эйлерса. Самое крупное — на Безбородкинском (сейчас Кондратьевском) проспекте. Там трудились пятьдесят рабочих, которые в год выращивали до десяти тысяч роз и около миллиона ландышей. Уже в то время Эйлерс, опережая своих современников, стал использовать холодильники для хранения свежесрезанных цветов.

Пиком карьеры садовника стал 1914 год — 300-летиe дома Романовых. Весной того года проходила юбилейная выставка садоводства, которая принесла Эйлерсу почётный приз императора Николая II, юбилейную медаль Общества садоводства за азалии, а также множество золотых и серебряных медалей в разных номинациях. Также на нескольких мероприятиях уже немолодого опытного садовника звали почётным первым лицом.

Крах цветочной империи Эйлерса

Первая Мировая война всё изменила. Указом Императора немецкие подданные были лишены многих гражданских прав, имущества и званий. Вот тут и сыграл роль тот факт, что старшие сыновья Эйлерса так и не получили российского гражданства. Как только началась война, садовод в одном из своих домов устроил лазарет, в котором за раненными ухаживали его дочери.

Но несмотря на проявлении лояльности, вскоре знаменитый садовник был лишён почти всей собственности и регалий. В один миг он, всю жизнь выстраивавший свою цветочную империю, потерял всё — магазины, садоводства, звания.

Кроме того, один из его старших сыновей был выслан в Вологду, и позже его обменяли на русских военнопленных. Второй сын уехал в Германию, поскольку семьи обоих сыновей были высланы из России. Там они продолжили дело отца. Одна из дочерей эмигрировала в Швецию, о других детях мало что известно.

Сам Эйлерс, будучи уже стариком, покинул Петроград и уехал в оставшийся у него дом в Терийоки (нынешний Зеленогорск). Там он сильно болел от пережитого стресса и в итоге умер, так и не узнав, что во время Революции его оранжереи были разрушены, а одно из садоводств превратили в каток. О цветочной империи в Петербурге напоминают сейчас только несколько деревьeв, заботливо высаженных ещё самим Эйлерсом.

#какэтобыло

{ "author_name": "Мария Федоришина", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 39, "likes": 47, "favorites": 28, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "33809", "is_wide": "1" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]