Daria Burashnikova
1 000
Блоги

Digital-школа: как новые технологии пришли в среднее образование

Владимир Гуровиц, руководитель образовательного направления IT&Design в школе для способных детей «Летово» о «цифре», которая меняет (или не меняет) жизнь школьников.

Поделиться

В избранное

В избранном

«Паскалю» — нет, или информатика уже не та

Казалось, что эпоха «Паскаля» на уроках информатики не закончится никогда, но есть хорошие новости. Хотя многие старшеклассники продолжают изучать этот давно устаревший язык, в ведущих школах ему на смену пришел Python — простой в изучении, но современный и востребованный. Школьники, которые готовятся к поступлению в технические вузы, обычно не ограничиваются одним «Питоном» и осваивают C++. Он очень популярен среди олимпиадников — 95% участников Всероссийской олимпиады по информатике решают задачи именно на нем. В некоторых школах в основной курс информатики включают робототехнику, а также язык RobotC, на котором программируют роботов. Это направление у нас в стране хорошо развито, команды российских школьников занимают призовые места на международных соревнованиях.

Кстати, мем о русских хакерах возник не случайно — в России очень сильная школа программирования и самая долгая история преподавания информатики в мире. Уже в 1959 году в некоторых школах Москвы и Новосибирска старшеклассники изучали программирование и теорию информации. Если по другим предметам мы в «Летово» активно перенимаем западный опыт, то в области информатики для нас за рубежом практически отсутствуют референтные школы. В большинстве европейских, американских и даже азиатских программ этот предмет появляется только в старших классах. Более того, преподаватель по IT одной из лучших школ Британии не смог написать рецензию на нашу программу. Он вернул ее с комментарием, что наш уровень 7-9 классов недоступен даже британским старшеклассникам.

На международных олимпиадах по программированию над командами из России и Восточной Европы одерживать победу удается только китайцам. Причем, речь идет о китайцах со всего мира — это не только КНР, но также Тайвань, Сингапур и даже американские команды, полностью состоящие из китайских детей. Но перенять восточный опыт сложно — во-первых, все материалы на китайском языке, во-вторых, коллеги традиционно не готовы делиться наработками, в-третьих, они очень спортивно настроены. Например, перед международной олимпиадой по любому предмету китайских школьников на три месяца отрывают от школы, вывозят в высокогорье и тренируют решать задачи при недостатке кислорода. Так их мозг приучают работать даже при нехватке физических ресурсов.

Уроки труда: 3D-модели вместо табуреток

Компьютеры все больше приходят в классические предметы. Математики используют софт, чтобы визуализировать чертежи. Биологи изучают строение организма уже не по картинкам в учебнике, а по 3D-моделям, которые можно «повертеть», разобрать на части, заглянуть вовнутрь. Хотя в преподавании информатики западные коллеги нас не превосходят, мы охотно учимся у них интегрировать дисциплины.

Предположим, что нам требуется для проведения опытов какой-то физический прибор. Мы изучаем физическое явление, лежащее в основе прибора, проводим расчеты, изготавливаем на станках детали, самостоятельно собираем устройство и используем его на занятиях. Речь идет о трансформации «советских» уроков труда: вместо условной табуретки ученики в школе будущего создают нечто, связанное со всеми остальными предметами, IT-технологиями, 3D-моделированием.

Отличники в социальных сетях

Когда говорят об отличниках или олимпиадниках, обычно представляют типичных ребят «в толстых очках». Такие школьники действительно не смотрят ролики на YouTube, не переписываются на уроках в мессенджерах, а развлекаются шахматами или решением задач.

Но большинство успешных в учебе детей совсем не такие. Они слушают ту же музыку, что и их одноклассники, смотрят те же баттлы — и даже пишут «панчи» для собственных, так же встречаются с друзьями и катаются на сноубордах. Одного из моих учеников до девятого класса мемы интересовали больше, чем программирование, а в десятом он уже выиграл Всероссийскую олимпиаду по информатике.

Интерактивные доски вместо мела

Школа стала электронной. Хорошее учебное заведение стремится анализировать успеваемость учеников, и бумажной версии журнала или дневника для этого явно недостаточно.

В классах появляются интерактивные доски — обычно они похожи на огромный сенсорный планшет, который можно перемещать по классу. Многие учителя пока продолжают использовать их, как традиционные, и часто остаются недовольны — страдает разрешение и скорость реакции сенсора. В последние годы, правда, появляются решения, позволяющие уходить от единой доски и транслировать общую картинку на планшеты или ноутбуки. Но и эту тенденцию поддерживают не все педагоги. Некоторые из них опасаются гаджетов на столах у учеников. Иногда в школах даже можно увидеть такую картину: в задней части класса висит наклонное зеркало, которое отражает все экраны учеников, а учитель контролирует, что на них происходит.

Школьные книги тоже закономерно уходят в «цифру», но их качество пока оставляет желать лучшего — пока продуктов, которые позволят навсегда забыть о традиционных учебниках, на образовательном рынке нет.

Школа сейчас переживает удивительное время. Интерактивные доски соседствуют в классах с задачниками 1976 года выпуска. Пока одни десятиклассники разрабатывают алгоритмы машинного обучения, другие — пишут калькулятор в Delphi. В некоторых школах тестируют очки виртуальной реальности, а в других — в классах информатики стоят ламповые мониторы. И хотя большинство школ пока отстает от тенденций, “цифра” уже поменяла весь образовательный процесс.

{ "author_name": "Daria Burashnikova", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 9, "likes": 37, "favorites": 16, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "34067", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]