Maria Łacińska
10 443

«Для адекватных инвесторов медиа — это крайне неадекватный способ вложения денег»

Конспект лекции издателя Meduza Ильи Красильщика о том, где искать деньги в медиа.

Поделиться

В избранное

В избранном

Илья Красильщик

Основные проблемы онлайн-медиа

1. Дорогое производство. Нет ничего дороже в интернете, чем создание онлайн-медиа. Если рассматривать экономику как производство интернет-страницы, то выяснится, что в медиа это получается дороже всего. За каждую страницу нужно заплатить гонорар, зарплату, оплатить фотографии и так далее.

2. Старая модель монетизации умерла. Произошло это с приходом кроссплатформенности. Если раньше можно было всё монетизировать с помощью баннеров, то сейчас так не получится сделать. Это неэффективный и ненужный способ для заработка, за счет которого невозможно выжить.

3. Платная модель не работает. В первую очередь это российская черта. В интернет-мире, где вся информация бесплатна, сложно брать деньги за какой-либо вид контента.

Как показывает практика российских изданий, которые перешли на платную модель, они достигли определенного предела подписчиков. И у всех он очень мал — проекту невозможно расти дальше. При этом задача медиа — постоянно расширяться и увеличивать аудиторию.

4. Интернет-платформы издеваются над медиа. Google, Facebook и «Яндекс» сильнее медиа, они постоянно меняют правила игры. Правила игры этих платформ меняются чаще, чем в российском государстве. Facebook оказалась еще более непредсказуемой и ненадежной.

5. Никто не знает, что будет дальше. В медиа нет авторитетов и экспертов, которые мыслят на шаг или даже несколько вперед. Если изучить, что пишут профильные издания (в том числе англоязычные), то выяснится, что никто ничего не понимает.

Если в течение нескольких лет читать медиа и интернет-тренды Reuters Institute, можно понять, что в один год все бегут в одну сторону, а на следующий год — разворачиваются и бегут в другую.

К абсолютному непониманию, что будет дальше, добавляется эффект стадного чувства. Он приводит к тому, что уровень дезориентации в пространстве повышается с каждым годом.

6. Плохой бизнес. Для адекватных инвесторов медиа — это крайне неадекватный способ вложения денег. А если инвестору кажется, что это адекватный способ вложения денег, то, скорее всего, инвестор неадекватен.

Медиа — это, безусловно, бизнес. Но очень плохой.

Meduza сейчас

Данные за февраль 2018 года:

  • Аудитория проекта достигла более 10 млн уникальных посетителей в месяц.
  • Более 2 млн подписчиков в социальных сетях.
  • Больше 100 тысяч подписчиков в Telegram.
  • Почти 1 млн скачиваний приложений для iOS- и Android-устройств.
  • 100 тысяч подписчиков email-рассылки.
  • Кто-то читает с помощью Apple Watch.

Meduza — это почитать, поиграть, послушать и посмотреть. Мы оцениваем проект не по тому, на какой платформе находимся, а по тому, как рассказываем истории.

Meduza — это не сайт, не приложение, не канал и точно не портал.

Проблемы многоплатформенности

Издание присутствует более или менее везде, и мы этим гордимся. Выглядит это со стороны, наверное, солидно, но изнутри это не совсем так.

Проект за 3,5 года невероятно разросся, но иногда мы думаем: «Что мы запустили? Зачем? Что мы имели в виду?» Часто это похоже на систему контролируемого хаоса, а иногда — не очень контролируемого.

Такое ощущение нам дарит многоплатформенный мир. Главная проблема мультиплатформенности заключается в том, что присутствовать везде невозможно.

Присутствие американских медиа в различных сервисах и соцсетях

Если вы думаете, что на каждой из платформ издание создает что-то уникальное и выдающееся, то вы глубоко ошибаетесь.

При этом у американских изданий больше денег и сотрудников. Но с некоторыми платформами медиа работают, что называется, левой пяткой.

Это происходит по причине того, что нет сил на такое огромное количество платформ. Даже с учетом большого количества сотрудников невозможно сделать так, чтобы все сервисы имели равный приоритет. Всё равно что-то будет получаться лучше, а что-то — хуже.

В этом многоплатформенном мире ваша задача — понять, куда бежать.

Правило гей-флага

Для себя Meduza выработала так называемое правило гей-флага, которое позволяет приоритизировать платформы по важности. Мы отобрали 30 сервисов и соцсетей и стали анализировать. Для того чтобы понять нужна ли нам платформа, мы задаем шесть основных вопросов:

  • Как много людей пользуется платформой? Насколько она популярна?

  • Подходит ли нам аудитория? Понимаем ли мы её? Например, в «Одноклассниках» есть огромная аудитория, но она не наша.

  • Будет ли расти аудитория?

  • Как заработать на этой платформе? Каким образом можно монетизировать усилия? Понимаем ли мы, как зарабатывать? Получится ли у нас это сделать не очень большими силами?

  • Платформа нам рада? Например, есть WhatsApp с огромной и интересной нам аудиторией, но он не делает ничего для медиа. В частности, нет и не будет каналов. Есть «Яндекс.Новости», но агрегатор сознательно закрыл возможность присутствия иностранным СМИ.

  • Есть ли идея? Существуют платформы, с которыми не совсем понятно, как работать, но есть крутая идея. А бывает, что всё складывается, но мы не знаем, что делать. Например, YouTube. Всё говорит о том, что надо туда идти, но надо придумать идею.

Главный приоритет у платформ, у которых все пункты совпали. На втором месте сервисы и соцсети, с которыми можно экспериментировать. Но Telegram переезжает в первый пункт. Twitter, вероятно, тоже туда вернется, потому что аудитория снова растет.

Несмотря на логичную схему, нам всё равно сложно работать, так как платформ очень много.

Запуск на новой платформе

Присутствовать везде опасно. Зарабатывать нужно там, где вы понимаете, как рассказывать историю.

Существует много разных рисков — например, потратить деньги и время не на то или запустить то, что будет откровенно плохо. Всё это требует экспериментов.

Эксперимент — это тогда, когда вы видите ту или иную платформу, не понимаете, как с ней поступить и пытаетесь на ней запускаться. Каждый эксперимент можно назвать стартапом.

Стартап — это то, что ищет свою бизнес-модель, которая состоит не только из заработка денег, но и увеличения аудитории. Это связанные между собой вещи.

Запускаясь на новой платформе, вы неконтролируемо увеличиваете нагрузку на собственных сотрудников, которую сложно посчитать. Потому что мы не меряем работу человеко-часами — это бессмысленно в случае с медиа, как мне кажется.

Запуск на любой платформе равнозначен запуску нового медиа. Неважно, делает это один сотрудник или десять. Telegram-канал, Instagram или сайт — это всё новое медиа.

Если нет сил на новое медиа, то лучше не пытаться создавать его.

«Монитор»

Мы поняли, что в мире, где все пользуются разными средствами связи, невозможно полноценно зарабатывать и развиваться, если в этом не заложено технологии.

Я не имею в виду то, как устроены процессы (хотя это, конечно, тоже важно), я говорю о технологическом развитии, то есть ИТ-разработке. Именно на этом строится любое медиа.

Самое важное — это платформа, которую вы разрабатываете. Вы фактически становитесь ИТ-компанией по производству историй.

И не важно, где вы их публикуете — на сайте, в Facebook или Telegram, важно, что вы это осуществляете (если хотите хорошо развиваться и не хотите, чтобы вас разорвало от количества разнонаправленных процессов) внутри собственной платформы.

У Meduza есть «Монитор» — наша админка, CMS, редакционная система и так далее. Фактически это и есть сама Meduza.

На этой платформе происходит всё — от создания материалов до их публикации.

В 2016 году мы решили заниматься видео. Невозможно развивать этот формат, если приходится вручную загружать контент в соцсети. Это приводит к коллапсу.

Теперь мы загружаем видео в «Монитор» и через него распространяем на разных платформах. То же самое с подкастами.

Кроме того, у нас появилось свое решение «Антихайп» для работы в соцсетях.

Умение рассказывать истории

Любое медиа строится на умении рассказывать истории. Если мы говорим про деньги, то единственное, что мы можем предложить — это рассказ историй.

Мы можем зарабатывать только на том, что делаем лучше других. Мы не можем соревноваться в технологиях с Facebook. В любом случае он нас победит.

В первую очередь Meduza конкурирует именно с ним. Конечно, с другими изданиями тоже. Но самое важное, что клиенты могут принести деньги в Facebook или Google, а могут в Meduza.

Мы растим внутри себя экспертизы и оттачиваем искусство рассказывать истории. Не только в случае с формулировками слов, но и в том смысле, как мы распространяем контент, собираем статистику и ищем новые форматы.

Фактически мы предлагаем самый технологичный сервис по рассказыванию историй.

Что это дает нам:

  • Свободу экспериментов. Истории пригодятся везде, а цифровой сторителлинг бесконечно развивается.
  • Поиск новых форматов.
  • Преимущество перед большими платформами. Они не умеют разговаривать. Когда Facebook вылезает и пытается с вами поговорить, то получается нечто странное.

Что это дает клиентам:

  • Редакционные технологии. Статистика и доступ к платформам.
  • Редакционные форматы. Meduza состоит из десятков разных форматов, которые постоянно перерабатываются и оттачиваются.
  • Редакционную интонацию. Meduza одинаково разговаривает на разных платформах. Это нельзя повторить со стороны.
  • Редакционное качество. Подход к проверке информации, редактуре и уважению к читателю. Это то, что делает любую историю хорошей.

В этой системе пока все довольны, единственная её проблема состоит в том, что денег всё равно мало. И кажется, больше не взять их нигде.

Лекция состоялась 2 марта в московском «Медиалофте на Пречистенке».

#лекции #медиа

{ "author_name": "Maria Łacińska", "author_type": "self", "tags": ["\u043b\u0435\u043a\u0446\u0438\u0438","\u043c\u0435\u0434\u0438\u0430"], "comments": 38, "likes": 36, "favorites": 19, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "34170", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]