ЮК Зарцын, Янковский и партнеры
2 747
Блоги

Четыре мифа о некоммерческих организациях

Роман Янковский из юридической фирмы «Зарцын, Янковский и партнёры» рассказал о том, что такое НКО и какие особенности есть у этого типа организаций.

Поделиться

В избранное

В избранном

В интернете полно статей о подходящих для бизнеса формах (мы тоже об этом писали). В большинстве этих статей речь идёт о выборе между ИП и коммерческой организацией (ООО или АО), но про некоммерческие организации (НКО) почти ничего нет. Можно сказать, что это «сумеречная зона» российского корпоративного права.

Мы решили восполнить пробел и развеять распространённые мифы. Если статья понравится — пишите об этом в комментариях, продолжим разрушать легенды.

Миф первый: некоммерческих организаций мало и у них нет денег

По официальной статистике, НКО составляют по численности до 17% российских юридических лиц. Некоммерческих организаций в несколько раз больше, чем тех же акционерных обществ; оборот у них соответствующий.

К некоммерческим относятся не только благотворительные и религиозные организации, но и весь общественный сектор, почти все образовательные организации, все государственные поликлиники, потребительские кооперативы (парковки, ТСЖ, дачные кооперативы и так далее), институты развития вроде ФРИИ или АСИ и множество других самых разных структур.

При этом сфера НКО очень плохо урегулирована. Не в смысле «не урегулирована вообще», как криптовалюты, а в смысле, что регулирование очень фрагментарное и внутренне противоречивое.

Центральный закон «О некоммерческих организациях» покрывает максимум половину видов НКО, остальные прячутся в специализированных законах вроде «О благотворительных организациях», «Об общественных объединениях» и так далее. Многие из этих законов написаны ещё в 1990-х годах и с тех пор не обновлялись до соответствия изменившемуся Гражданскому кодексу.

В получившемся месиве неспециалисту разобраться очень трудно: нигде нет даже перечня действующих форм некоммерческих организаций. При этом учредительные документы НКО в отличие от того же ООО тщательно вычитывают специалисты Минюста — с первого раза зарегистрироваться без опыта практически невозможно.

У некоммерческих организаций также бывают дополнительные статусы, связанные с видом их деятельности. Например, благотворительный статус — это ачивка для обычного некоммерческого фонда, позволяющая платить меньше налогов, но она удваивает количество бумаг.

Теперь применять нужно не только закон «Об НКО», но и «благотворительное» законодательство, а также подавать специальную отчётность. Получение и обновление лицензий (например, на образование, лечение и так далее) ещё сильнее усложнит работу юриста организации.

Миф второй: некоммерческие организации не могут заниматься предпринимательской деятельностью

Этот миф порождён изначальной путаницей в терминах. Согласно Гражданскому кодексу, предпринимательская деятельность — это самостоятельное, рисковое и систематическое извлечение прибыли. Напомню, прибыль — это когда доходы превышают расходы.

Очевидно, если расходы организации — что коммерческой, что некоммерческой — будут превышать её доходы, она просто обанкротится. Поэтому некоммерческие организации не просто могут, но и должны заниматься предпринимательской деятельностью, чтобы остаться на плаву — или существовать на членские взносы и пожертвования, на что мало кто способен.

Вообще, некоммерческие организации могут осуществлять ту же деятельность, что и коммерческие: поставлять товары, оказывать услуги, выполнять работы и так далее. Редкие исключения касаются отдельных лицензий (например, НКО не может стать банком).

Впрочем, существует и действительно важное различие по видам деятельности между коммерческими и некоммерческими организациями: это так называемая целевая правоспособность НКО. В отличие от коммерческих организаций, которые вправе заниматься, чем хотят, некоммерческие ограничены целями, прописанными в уставе.

Это должно гарантировать, что какой-нибудь «фонд спасения бездомных котиков» не начнёт финансировать ближневосточных салафитов. На практике — учредители НКО прописывают в уставе «вправе заниматься любой деятельностью, приносящей доход» и таким образом решают проблему целевой правоспособности.

Миф третий: некоммерческие организации не платят налоги

Кажется логичным — пока некоммерческие организации не конкурируют с коммерческими, государство должно их поддерживать ради создаваемого общественного блага. Но не в России.

Российская налоговая система предусматривает практически одинаковые налоги для всех организаций, в том числе некоммерческих. Не очень справедливо, но как есть. Зато НКО вправе использовать все те же самые налоговые режимы, что и «большие» общества: например, упрощёнку, чтобы не платить НДС.

Из этого правила есть исключения в пользу НКО, но их совсем мало. Не платят налоги с членских взносов ассоциации и союзы (например, профсоюзы); также НКО не платят налоги с безвозмездных пожертвований.

Существует целый ряд льгот для благотворительных организаций, которые применяются при условии, что не менее 80% поступлений такая организация раздаёт в порядке благотворительной помощи. В остальном некоммерческие организации платят налоги наравне с коммерческими.

Миф четвёртый: некоммерческие организации используют для манипуляций

Из-за последних расследований за НКО закрепилась репутация «распильщиков». Это одновременно миф и не миф.

Некоммерческие организации действительно используются для сокрытия бенефициаров, то есть истинных владельцев бизнеса. Существуют так называемые автономные организации, у которых формально нет владельцев и выгодоприобретателей: они существуют сами по себе.

Такая компания после регистрации работает без акционеров и участников, может создавать дочерние структуры (в том числе коммерческие), распоряжаться собственным имуществом, но бенефициаров не имеет. Следовательно, любая попытка раскрытия информации зайдёт в тупик.

Не улучшают репутацию НКО и регулярные скандалы с распределением президентских грантов. Организации, которым отказывают, особенно по формальным основаниям, всегда заявляют о коррупции — и проверить это нельзя, поскольку процедура действительно непрозрачная.

Однако все эти «распильные» скандалы перекрываются одним фактором, отличающим некоммерческие организации от коммерческих: из НКО действительно сложно и дорого вывести деньги. Почти все НКО не вправе платить дивиденды своим учредителям; заработанное они обязаны истратить на свои уставные цели, а если цели достигнуты — отдать государству.

Поэтому, даже если вы создадите НКО и предпринимательской деятельностью заработаете деньги, вывести их будет крайне трудно и затратно.

Что касается получения грантов — это тоже не так просто. Во-первых, чтобы выпросить грант, вначале нужно довольно долго заниматься общественно-полезной деятельностью за свой счёт. Во-вторых, оформление поступления и выполнения гранта — это гора бумаги; отчётность там не то чтобы сложная, но очень уж изматывающая.

И в-третьих, гранты обычно невелики: до нескольких миллионов рублей. На практике гораздо проще заработать эти деньги, чем пытаться «отпилить» их от государственных, и не в пример безопаснее.

Зачем вообще нужны НКО

После всего перечисленного у вас закономерно возникает вопрос: если НКО не дают преимуществ, то кто их вообще создаёт?

Во-первых, социальные предприниматели, которые уже занимаются некоммерческой деятельностью, — НКО позволяет получать гранты и пожертвования, что запрещено для коммерческих организаций. При наличии грамотных юристов и бухгалтеров можно построить целый холдинг из НКО и немного сэкономить на налогах.

Во-вторых, некоторые виды деятельности доступны только для некоммерческих организаций — например, обучение (кроме дополнительного образования), саморегулирование (СРО), управление жильём (ТСЖ) и так далее. Поэтому чтобы создать детский сад или школу, профсоюз или торгово-промышленную палату, нужно зарегистрировать НКО в Министерстве юстиции.

#нко #право

Статьи по теме
В чём различия между ИП и ООО, и что выгоднее зарегистрировать
{ "author_name": "ЮК Зарцын, Янковский и партнеры", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u043a\u043e","\u043f\u0440\u0430\u0432\u043e"], "comments": 11, "likes": 11, "favorites": 15, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "34349", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]