Ольга Чебыкина
1 533
Блоги

«Я — торговец счастьем»: новая предпринимательская жизнь экс-миллиардера Андрея Онистрата

Мечтать о банке, купить банк, потерять банк, написать книгу «Как я ******* банк», стать трижды «айронменом» и коучем и остаться счастливым. Философия бизнеса и жизни знаменитого украинского «Бегущего банкира» — в интервью Ольге Чебыкиной.

Поделиться

В избранное

В избранном

Андрей Онистрат

Если на основе противоречивой информации из сети попытаться написать биографическую справку об Андрее Онистрате, она скорее будет похожа на бульварный роман времён лихих девяностых — начала двухтысячных. Бандиты, банкиры, политики — все вперемешку.

Резкие карьерные взлёты и падения главного героя, валютные операции на миллионы долларов, рэкет и угрозы убийством, покупка банка, обвинение в отмывании денег, потеря банка, преследование со стороны правоохранительных органов, предательство партнёров, политические интриги и даже один настоящий государственный переворот.

С вашего позволения, я эти вопросы затрагивать не буду — слишком запутанный клубок. Каждый читатель вправе сам выбрать, за какую ниточку потянуть, чтобы составить мнение о герое этого интервью.

Скажу лишь одно: Андрей не является самым богатым или самым успешным из тех предпринимателей, с которыми мне доводилось беседовать, но он по праву является самым не отчаявшимся, целеустремлённым и позитивным из всех, с кем я когда-либо говорила о потерях в бизнесе. По признанию самого Андрея, после того как в его банк «Национальный кредит» была введена временная администрация (из-за обвинений в отмывании денег), он потерял $15 млн личных сбережений и остался должен ещё $10 млн.

Полагаю, совокупно эти $25 млн дают ему право рассуждать о цене потерь в бизнесе, а также право считаться предпринимателем #навсюголову, ведь предпринимать он ни на секунду не переставал.

Андрей, я рада, что вы спонтанно смогли найти время на интервью. Это классно.

Это называется импровизация и на кураже. Если ты на кураже и импровизируешь, это равноценно успеху.

Вот и первый лайфхак, как стать успешным предпринимателем: делать всё на кураже, верно?

Точно!

Когда я готовилась к нашей беседе, то чуть не пожалела о том, что решила взять у вас интервью: я нашла видео на YouTube, где вы слово «дрочить» произносите раз двадцать. Какое, думаю, интервью о предпринимательстве #навсюголову — тут какое-то сплошное #нижепояса… Вы зачем в деловом интервью всё время этот глагол употребляли?

Это для того, чтобы часть малахольных женщин сразу отсечь (улыбается).

Мы рискуем выйти на дискуссионную тему, имеет ли предпринимательство половую принадлежность и отличаются ли женщины-предприниматели от мужчин-предпринимателей.

Могу коротко ответить.

Тестостерон является стимулирующим гормоном для любого предпринимателя.

Женщины-предприниматели обладают повышенным уровнем тестостерона.

Это про которых «баба с яйцами» говорят?

Типа того. Женщины-предприниматели отличаются не от мужчин-предпринимателей, а от других женщин.

А теперь отвечу про «дрочить». Я лет пять назад купил словаря Даля 1904 года издания. Четырёхтомник. Он написан старым русским языком. Слово «дрочить» там есть, и оно означает «гладить, лелеять, холить». И дальше Даль приводит слово в контексте: «дрочить малыша по голове — холить, ласкать». Собственно, совершенно нормальное слово.

Но почему-то ханжи делают вид, что они никогда не слышали такого слова. Я, кстати, смотрел ваше интервью со Шнуром - он же был естественным. Шнур вёл себя так, как вёл: говорил «х...», «б....», ещё что-то. Я ни в коем случае не призываю к этому. Но я считаю, что надо быть самим собой.

«Сто тысяч долларов весят один килограмм, миллион — десять килограммов»

Тогда самое время выяснить, кто вы есть. Банкир, бизнесмен, вице-президент федерации триатлона Украины, трижды «айронмен», коуч, тренер, четыре раза муж, пять раз отец, автор популярного YouTube-канала «Бегущий банкир». Какое из этих определений главное для Андрея Онистрата?

Помните, у Высоцкого были такие слова: «У меня было сорок фамилий, у меня было семь паспортов; меня семьдесят женщин любили, у меня было двести врагов»? Вот у меня примерно так.

Я, конечно, предприниматель — вы же этого ответа ждёте? (улыбается) Но я не буду врать, что всю жизнь мечтал быть предпринимателем. Точно помню, что класса с четвёртого-пятого я хотел что-то продать, хотел заработать, но никогда не формулировал так, что хочу быть бизнесменом или предпринимателем.

Продать и произвести — это разные вещи. Вы именно продавать хотели?

Это не разные вещи, это разные этапы одной цепочки.

Без продажи нет добавленной стоимости, произведённое и непроданное никому не надо. У меня нет предубеждения или негатива к слову «продавать». Продавать — классно!

Помните свой первый предпринимательский опыт?

Отлично помню! После третьего, кажется, класса я собирал, сушил, а потом сдавал в аптеку лекарственные растения. Я даже цену помню: два рубля двадцать копеек давали за килограмм ромашки, пять рублей — за килограмм липы. А потом наступал сезон вишни. У бабушки в Полтавской области был большой сад, её вишня была неисчерпаемым ресурсом, собирай да продавай.

А первые «большие» деньги как у вас в руках оказались?

Первыми большими для меня деньгами были купюры по сто долларов в руках. Я купил конфискат — два холодильника — и продал каждый по сто семьдесят долларов. Очень нравились мне эти хрустящие бумажки (улыбается).

А какие деньги самые прикольные на ощупь? И обязательно ли предпринимателю любить деньги?

Не знаю, почему, но больше всего мне нравились советские 50 рублей.

К деньгам я отношусь очень просто. Я ценю возможности, которые они дают. А сами деньги — это просто килограммы бумаги. Например, я знаю, что сто тысяч долларов — это один килограмм, миллион — десять килограммов. Я не боготворю деньги.

«По большому счёту, сейчас я занимаюсь пиписечным бизнесом»

Шесть лет вы были владельцем банка «Национальный кредит» и долларовым миллионером. Сейчас вы успешный коуч, владелец фермы, у вас есть несколько бизнес-проектов, связанных со спортом. И теперь вы кто угодно, но не миллионер. Из чего сейчас складываются ваши доходы?

60 процентов денежного потока мне приносит коучинг: я провожу семинары и мастер-классы по самомотивации и достижению целей, занимаюсь персональным коучингом — бизнес и карьера, спортивные достижения, семья. 20 процентов приносит спорт, в том числе дистрибуция, плюс у меня есть студия триатлона BMC — там мы проводим встречи, можем подготовить спортсмена к триатлону, подобрать снаряжение. И ещё 20 процентов — это всякие мелочи: разовые проекты, продать могу что-то, иногда долг старый неожиданно вернут.

Кстати, тут важно объяснить про долларового миллионера. Я считаю, что долларовые миллионеры — это те, кто управляет миллионами долларов. Не одним миллионом, а миллионами. И не владеют, а управляют. Их немного, и из этого количества надо ещё отнять тех людей, у которых обязательства сравнимы с капиталами. Тогда совсем чуть-чуть миллионеров останется.

Теперь посмотрим на мои активы — на дом, например. Он стоит миллион долларов. Продал бы я его за миллион? Нет, не продал бы. За сколько бы я вышел из него в тапочках? («Выйти в тапочках» — это у меня такое выражение, означает продать и не думать, не жалеть ни секунды). Чтобы выйти в тапочках, я продал бы этот дом миллионов за пятнадцать. Какова вероятность такой продажи? Ноль целых ноль десятых процента. Да, я сейчас не миллионер. Миллионами не управляю. Но управлял раньше. Меня иногда спрашивают: «Какими деньгами ты управлял?» Сотнями миллионов долларов. Сотнями. Каково раньше управлять, а сейчас не управлять? Это просто другая жизнь.

Я хочу сказать всем, что начинать всё сначала интересно. Меня это заводит!

Чувствую ли я себя теперь крутым предпринимателем или нет… Для меня вопрос так не стоит. Мужчина или чувствует себя крутым, или не чувствует. Нельзя быть крутым наполовину, типа, в спорте крутой, а в бизнесе не очень. Я чувствую себя крутым целиком.

Неужели у вас не было дня или даже нескольких дней, когда вы, потеряв большой бизнес... Не знаю, что мужчины в таких случаях делают. Кто-то, наверное, плачет, кто-то бухает.

У меня самая большая проблема — я плохо сплю.

Тогда сколько бессонных ночей вы провели, гоняя в голове мысль, могли ли с банком быть всё иначе?

У меня были не дни, а месяцы, когда я плохо спал. Но не потому, что я вчера управлял сотнями миллионов, а сегодня не управляю. А потому, что я разочаровался в людях. Я потерял людей, которым безоговорочно доверял, таких, к которым ты готов ехать, бросив всё. А потом ты вдруг понимаешь, что этого человека нет, потому что он тебя предал.

Это вы про бывших партнёров по бизнесу?

Да. И это гораздо сложнее, чем миллионы туда, миллионы сюда. Миллионы, если надо, снова придут.

Правда, что один из ваших теперь, что ли, врагов...

У меня нет врагов. Я неконфликтный человек.

…хорошо, тогда — один из ваших друзей из прошлой жизни живёт через забор, на соседнем участке?

Да. Вообще он сейчас где-то в России, но у него действительно есть дом через забор от меня. Но он мне совершенно не враг. Враг — это слишком сильно.

Знаете, я любую потерю воспринимаю как урок с определённым ценником. Я бухгалтер по образованию и считаю, что всё в жизни можно оценить. У меня даже есть такой тренинг для женщин: «Семья как актив: как сделать инвестиции в семью успешными». И там я вообще всё перевожу в экономические категории — активы, пассивы, дисконтирование активов, уменьшение пассивов...

Короче, языком бухгалтерии описываю отношения между мужчиной и женщиной. Например, эмоции — это нематериальные активы. Есть активы, которые с возрастом амортизируются, и их никак не вернёшь: состояние тела, женская грудь, кожа... Так вот, любые потери — это урок, который имеет два параметра: потерянное время и потерянные деньги. Деньги — это какие-то там миллионы каких-то денежных единиц. А вот время — очень большая ценность.

Я стал умнее. Мудрее. И я заплатил за это много миллионов.

Да, похоже, такой мощный дзен, как у вас, можно только за очень приличную сумму купить.

Именно. Знаете, меня иногда задевает, когда кто-то начинает торговаться по моему коучингу. Слушайте, он и так продаётся за бесценок! Опыт моих потерь настолько велик, что он стоит вот столько — и не о чем спорить и торговаться. По большому счёту, я занимаюсь этим пиписечным бизнесом…

Это вы коучинг имеете в виду?

Да. У него масштаб пиписечный. Я на него трачу три часа в день. Но мне так нравится. Плюс я ещё оттуда какие-то бенефиты черпаю: новых людей, контакты, рынки, знания, темы.

«Если ты правильно заточен, то найдёшь и нишу, и возможности.

Я слышала, что вы пишете книгу «Как я потерял банк», только вместо «потерял» в названии другое слово.

Уже написал. Книга в издательстве и должна выйти осенью 2018 года. А название там вариативное, кто как прочтёт. Выглядит так: «Как я ******* банк». Вот как бы читатель сам выразился о потере своего банка — так книга и называется.

Вам хотелось бы вернуться в банковскую сферу?

Вернуться — нет, не хочу. Сейчас банковский рынок слабый, больной, а я не хочу работать на низких рынках. Но вообще возможности возвращения не исключаю.

Тогда на каких рынках хочется работать? Какие, на ваш взгляд, самые перспективные?

Надо искать комбинации IT-профессий с традиционными профессиями. Недавно общался с несколькими молодыми людьми — им по 19 лет, и они занимаются покупкой и продажей интернет-сообществ. Достаточно тривиальных навыков программирования, понимания законов работы социальных сетей — и можно делать большие деньги.

Я считаю, что сейчас навык программирования даже более необходим, чем умение водить автомобиль.

Ещё в ближайшем будущем станет востребован навык трансформации, умение адаптироваться, приспособиться к новой экономической реальности. Экономика и мир коренным образом изменились, когда в экономику вошла нефть, а потом — когда появился айфон и интернет стал повсеместно доступным. Точка невозврата в цифровое будущее уже пройдена. Даже если человек захочет жить не в цифровом обществе, он не сможет. Я читал в одном исследовании, что к 2030 году в США будет 57 процентов фрилансеров. До этого момента осталось всего три олимпийских цикла.

И вместе с тем в ближайшем будущем будет много бесполезных людей. Если у человека нет исключительных компетенций, то он катастрофически теряет свою стоимость. И выбор будет такой: либо измениться, либо отправиться в «резервацию ненужных людей». Может показаться, что я сейчас рассуждаю как писатель-фантаст. Но я уверен: люди будут делиться на нужных и ненужных, и вряд ли успешные, благополучные, нужные люди захотят жить рядом с ненужными.

Нелишними в будущем будут познания в области маркетинга. Лично для меня самое интересное направление — это маркетинг! Я верю в его широкий смысл, в его глобальное значение. Для меня это не модная тенденция — это часть жизни. Как я уже говорил, всё, что производится, должно продаваться и потребляться. Сейчас в структуре мирового ВВП наметился рост доли сферы услуг. А их продавать надо совсем по-другому. В сфере услуг нужно продавать эмоцию, но её нельзя продавать так же, как пылесос.

Счастье, горе, адреналин, секс — всё требует продажи! Счастье — это биохимический процесс, значит, его можно воспроизвести, — значит, его можно и продать. И перепродать. Так что счастье в каком-то смысле можно купить за деньги. Самое прикольное — это учить людей быть счастливыми. Этим я сейчас и занимаюсь. Я — торговец счастьем!

Сейчас модно говорить об инвестициях в создание личного бренда. Вы считаете это необходимым? Всем ли предпринимателям это нужно? Или только тем, кто занимается, допустим, инфобизнесом?

Я недавно был в Нью-Йорке на боксёрском поединке и, честно скажу, сам был удивлён тем, сколько людей меня знает во всём мире. За фото со мной выстроилась очередь.

Бренд — это всё, что настроено на лид. Личный бренд — это совокупность информации о тебе, то, какой след в цифровом мире ты оставляешь, это твои соцсети, твой YouTube, всё, что знают о тебе поисковики. Личный бренд — это как облако вокруг твоего физического тела. Способы передачи информации и её и носители постоянно совершенствуются, и облако бренда может быть очень большим. Так что работать над личным брендом нужно обязательно. Но эта работа должна быть осмысленной и выстроенной так, чтобы в конечном счёте превращать всё в лиды.

Вы много ездите по миру. Какая страна, на ваш взгляд, наиболее комфортна для начинающих предпринимателей?

Тут как в поговорке — плохому танцору яйца мешают. В любой стране есть условия для того или иного вида предпринимательства. Если ты правильно заточен, то ты найдёшь нишу и возможности. И в России, и в Украине можно делать бизнес. Я за чистый свободный рынок, за полную дерегуляцию, без границ и правил. Где рынок свободней — там и проще. Но иногда мы, предприниматели, не ищем лёгких путей.

«Нужно заботиться о том, чтобы всегда быть счастливым»

Вы достаточно откровенно отвечаете на вопросы. Вы всегда были таким открытым в суждениях или стали таким только теперь, когда вам, грубо говоря, терять нечего?

Вы точно подметили. Когда у меня был банк (а банк — это твоё уязвимое место), я не мог говорить всё, что думал. Например, я не мог официально высказывать своё отношение к Майдану, потому что у меня был банк и я был зависим. Банк — это большой публичный бизнес, и его нельзя ставить на кон. Я не мог снимать видео, говорить, что вот я иду на Майдан, веду детей. Я даже не мог публично участвовать в Майдане и сейчас об этом жалею.

Потому что банка у вас всё равно теперь нет?

Нет, не поэтому. Просто это ничего не изменило. Вот это моё недействие не изменило ход событий в банке.

А так бы вы остались верны своему порыву?

Да.

Вот это очень важно — быть верным самому себе. Надо себе не изменять.

Я в этом глубоко убеждён.

Я опасалась, что интервью с вами, как это бывает со многими коучами, получится безумно мотивирующим и вы будете говорить только о бесконечном успешном успехе и счастливом счастье. Но этого не произошло.

Да какой успешный успех? Я не считаю себя мега. Я обыкновенный человек. Мне нравится фраза Денниса Хоппера, он в интервью GQ сказал: «Я пукаю и какаю, как все остальные, ничего сверхъестественного во мне нет». Да, у меня большой предпринимательский опыт, да, я умею начинать всё сначала и получать от этого удовольствие, да, я сумел стать не только хорошим предпринимателем, но и хорошим спортсменом, и не остановлюсь на этом.

Главное, о чём надо заботиться, — о том, чтобы всегда быть счастливым. И это правило надо применять к каждому своему действию в бизнесе и жизни. И смотреть — оно ведёт тебя к желаемому результату, либо уводит от него. А как у тебя это получается – вопрос, собственно, результата. Нужно посмотреть на жизнь со стороны и сказать, получилось у тебя или нет. Счастлив ты или нет? Я — счастлив!

Интервью взято специально для конкурса vc.ru и банка «Точка»

#навсюголову

{ "author_name": "Ольга Чебыкина", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u0430\u0432\u0441\u044e\u0433\u043e\u043b\u043e\u0432\u0443","\u043d\u0438\u0436\u0435\u043f\u043e\u044f\u0441\u0430"], "comments": 12, "likes": 16, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "39318", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]