Виктор Фомин
4 021
Блоги

«Готовы стать киборгом?» Отвечают коллеги из Microsoft, «Рокетбанка», «Мегафона» и других компаний

Мы все ближе подходим к тому моменту, когда человеческое тело и мозг можно будет «апгрейдить». В прошлом году калифорнийские учёные заявили, что вживили в человеческий мозг имплантат, улучшающий память. В России и других странах успешно вживляют незрячим пациентам бионические глаза. Разрабатываются нанороботы, которые будут жить внутри организма и «ремонтировать» его. Совершенствуются протезы конечностей. И так далее.

Поделиться

В избранное

В избранном

Возможно, нам даже придётся идти на такие улучшения — особенно усиливать возможности мозга, — чтобы оставаться более активными и продуктивными. (Попробуйте поработать на старом, глючном ноутбуке: ну неудобно же. Коллеги с более совершенной техникой вас обгонят.) Кому-то такая перспектива нравится, а кого-то пугает. Коллеги из «Рокетбанка», «Мегафона», Microsoft, «Кот Шрёдингера» и другие лидеры мнений поделились мыслями на этот счёт.

Источники вдохновения

  1. В 2013 году исследователь Дмитрий Дзюба выступал на киевском TEDx с лекцией «Будущее нейронных сетей». В конце Дима сказал, что конкурировать с искусственными нейросетями можно будет только методом добавления в человеческий мозг таких же искусственных нейронных сетей. То есть «докупать себе оперативную память».
  2. Книги «Ложная слепота» и «Эхопраксия» Питера Уоттса, в которых он рассматривает человеческий мозг «как компьютер, который ничего не стоит проапгрейдить, поставить пару новых блоков, сменить операционную систему или перепрограммировать. Идентичность отдельного человека становится фикцией. Свобода и ценность личности — отжившие романтические идеи, которые необходимо отринуть ради перехода на стадию “постчеловека”».
  3. Культовая серия игр Deus Ex, в которых идёт борьба между аугментированными и не улучшенными людьми.

Я не из early-bird пользователей. Я не люблю тестировать на себе то, что ещё не стало на конвейерное производство, а пока кроме как сценария для игры или фильма идею аугментед-людей представить не могу. У нас был случай, когда один из клиентов «Рокетбанка» захотел вшить в свою руку нашу карту.

Мы запретить не могли, да и не хотели, но эксперимент показался мне странным. Во-первых, только с третьей попытки удалось вытащить из карты всю магнитную часть с чипом, и надёжность конструкции вызывала вопросы.

Во-вторых, пугало, что человек осознанно шёл на это временное решение (срок годности карты) проблемы, которая не являлась нерешаемой. В общем, лично я не разделяю людей с отношением к своему телу как к инструменту или гаражному боксу.

Кирилл Родин
маркетолог «Рокетбанка»

А почему нужно бояться очевидных путей развития медицинских технологий, например? Трансплантации вышедшей из строя или недостаточно функциональной почки уже никто не боится, то же самое скоро произойдёт и с покрытием дефицита функциональности мозга.

Я не боюсь, буду пользоваться и даже готова была бы подписаться под роль «подопытной мыши» при определённых условиях — потому что на ком-то же нужно тестировать эти полезные улучшения для ввода в эксплуатацию в масштабах человечества. Почему бы и не на мне?

Наталья Прачук
директор по маркетингу в Minery

Подобные идеи достаточно логичны с точки зрения фантастики. Но мне кажется, что это больше можно оставить писателям-фантастам. Люди не живут по принципу усложнения жизни. А хранение данных — это всё же усложнение и очень индивидуальный подход.

Как вы знаете, сейчас всё идёт по пути облачных технологий. Соответственно, и знания будут, скорее всего (если уж мы фантазируем), облачными. Как минимум базовые. То есть то, что нужно знать, будет доступно в виде общих технологий. Например, умение понять человека, говорящего на другом языке.

А что касается уже персональных знаний — они останутся возможностью тех, кто может платить за образование. Да и одна из подобных теорий гласит, что мы не используем мозг на все 100%. Так что пока бессмысленно закупать пространство, пока не используем своё.

Иван Калюжный
начальник отдела коммуникаций в «Мегафоне»

Мне кажется, что человек уже давно себя модифицирует. Примерно с момента, когда первые неандертальцы взяли в руки камень, а потом ещё прикрутили к нему палку, превратив в топор. Одежда, очки, протезы — всё это апгрейд человека.

Если бы не было апгрейдов, мы бы до сих пор оставались на уровне животных, лазая голыми по деревьям. Хотя даже животные разными способами «апгрейдят» себя, забираясь в ракушки, как раки-отшельники, или кидая камни, чтобы разбить орехи (или ракушки тех же моллюсков), как это делают некоторые птицы.

Поэтому боязнь «апгрейда» с помощью компьютеров мне кажется несколько надуманной. Компьютер или нейросети — это тот же молоток, только чуть большее сложный. (Я, конечно, лукавлю здесь, так как молоток не может обучаться, как это делают нейросети, но суть остаётся, так как те же домашние животные всегда были «инструментами», расширяющими возможности человека и при этом самообучаемыми).

В общем, я не вижу ни трагедии, ни фундаментального изменения во всём происходящем. Что, впрочем, не отменяет необходимости придерживаться здравого смысла в применении разных «апгрейдов». Можно делать глупости и добровольно удалять себе рёбра, как когда-то делали для более красивой фигуры. А можно носить солнцезащитные очки, чтобы не страдать от яркого солнца. То же и с нейросетями.

Александр Ложечкин
руководитель технических евангелистов Microsoft в Центральной и восточной Европе

Думаю, нет принципиальной разницы между компьютером, физически инсталлированным в мозг или находящимся в вашем кармане. Важно, что и тот и другой играют функцию «экзокортекса», искусственной коры мозга, дополняющую нашу память способностью считать, ориентироваться и другие интеллектуальные возможности.

На мой взгляд, мы и так вполне себе киборги, продолжающие совершенствовать искусственные органы, дополнения к нашему телу и психике. То есть мой ответ: мы и так уже постоянно докупаем себе оперативную память. Теперь о главном. Действительно важные для нас апгрейды лежат совершенно в других сферах.

Моё и ваше будущее пока очень похожи — уже в ближайшие десятилетия нас всех ждут старение, потеря близких, деградация и смерть. Единственным выходом мне видится возможность такого апгрейда организма, который останавливает генетическую программу старения или иным образом позволяет радикально продлить молодость и активный период жизни человека.

Иначе человечество очень скоро превратится в общество немощных стариков (уже сейчас они составляют около четверти населения в развитых странах). Другой важнейший для нашей эволюции апгрейд связан с мозгом, но речь вовсе не о интеллектуальных способностях, а о новом интерфейсе управления своими состояниями, уровнем активации, эмоциями, настроением и так далее.

Организм обрекает нас быть роботами, управляемыми биохимией желаний и психофизиологических состояний. Мы можем обрести свободу, хотя это опасный путь — думаю, в уже в скором будущем общество будет спорить о неоднозначных деяниях нейрохакеров, как сейчас все спорят о биохакерах. Но это путь к свободе.

В связи с этим мне, к сожалению, совершенно не понятно, почему вас вдохновляют глупости (простите, но я лучше прямо скажу то, что думаю) вроде классовой борьбы с неулучшенными людьми или вот эта вот чушь — «Свобода и ценность личности — отжившие романтические идеи, которые необходимо отринуть ради перехода на стадию “постчеловека”». Апгрейд может дать вам несравненно большее по сравнению с этими убогими фантазиями — свободу от множества биологических машин, уже инсталлированных в ваш мозг и диктующих вам свою волю.

А главное — долгую жизнь, достойную мыслящего существа, а не как у бабочки-однодневки. Вот только боюсь, что мы до такого апгрейда не доживём, как бы ни хотелось. Особенно если общество будут волновать пугалки о «классовой борьбе с неулучшенными», а не о грядущем Альцгеймере и прочих прелестях старения.

Андрей Константинов
«Кот Шрёдингера»

Многие фантасты и футуристы неправы в своей метафоре «мозга как компьютера». Из последних 20 лет исследований мы знаем, что мозг устроен совсем по-другому — это нейронная сеть, в которой нет отдельного «харда» и «софта», мозг физически одновременно и хард, и софт.

Хорошая новость в том, что «апгрейды» не просто возможны — они неизбежны. Более того, вы окружены ими прямо сейчас. Одежда на вас и стены дома вокруг вас — апгрейд кожи. Очки с диоптриями или солнечные очки — апгрейд глаз. «Википедия» — апгрейд памяти, а мессенджеры — апгрейд речевого аппарата.

Вы уже многократно улучшенная версия Homo Erectus, поэтому вы просто не заметите новых, инкрементальных улучшений, включая дополнительные подключаемые к мозгу нейросети. Возвращаясь к идеям фантаста Питера Уоттса, который предсказывает, что «мозг ничего не стоит проапгрейдить, поставить пару новых блоков, сменить операционную систему или перепрограммировать, но при этом идентичность отдельного человека становится фикцией» — святая истина.

С единственной ошибкой. Не «становится фикцией», а «всегда была и есть фикция». Страх любого человека перед дополнительной технологической аугментацией — старый-добрый страх разрушения иллюзорного эго, и ничего более. Уже 2500 лет после Будды мы знаем, что для него нет никаких «объективных» оснований.

Алексей Ежиков
руководитель Центра сертификации агентств в Ruward

Шутливый поскриптум

«Там у людей в голове металл, а войны они ведут на расстоянии при помощи чего-то вроде мегаскопов. Ну и никаких лошадей — зато у каждого воздушный корабль».

#будущее

{ "author_name": "Виктор Фомин", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u0443\u0434\u0443\u0449\u0435\u0435"], "comments": 7, "likes": 15, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "40343", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]