Лера Михайлова
7 691

Десятки миллионов гривен выручки на 2,7 млн гектаров земли: история внедрения ИТ в агросектор от SmartFarming

Десятки миллионов гривен выручки, агрогиганты в клиентах, 25 сотрудников и 70 постоянных подрядчиков за четыре года работы — в материале издания MC Today.

Поделиться

В избранное

В избранном

Историю записала Лариса Кузора

Основатель SmartFarming Артем Беленков рассказал, как он пришел в бизнес на стыке ИТ и агросектора, как дроны и большие данные помогают украинским фермерам увеличивать эффективность производства и сколько всё это стоит.

Успешный старт

Сразу после окончания вуза Артем Беленков торговал акциями на Нью-Йоркской бирже. Это занятие он оставил ради стажировки в отделе физической логистики компании Procter&Gamble. И хотя Артем хотел работать в международной компании, логистика не была той сферой, в которой он планировал развиваться. Его интересовали финансы.

В 2009 году Беленков стал помощником гендиректора инвестиционной компании Astrum. Компания быстро росла, и вместе с ней стремительно развивалась карьера Артема: меньше чем через год вчерашний студент стал операционным директором.

Позже вместе с партнерами-израильтянами Артем основал компанию Virtech Investments, которая управляла активами частных лиц и инвесткомпаний. Если говорить финансовым языком, Virtech торговала фьючерсами и опционами, уменьшая риски клиентов.

Основатель компании SmartFarming Артем Беленков

Потенциальными клиентами Virtech Investments могли быть аграрии, прибыль которых колеблется в зависимости от цен на зерновые. Беленков предлагал фермерам страховку ценовых рисков на их урожай. Но тогда, в 2013 году, цены на сельхозпродукцию были такими высокими, что даже при значительном их снижении украинские аграрии остались бы в плюсе. Предложение Virtech Investments их не заинтересовало.

А вот Артема Беленкова заинтересовал украинский агросектор. Когда он впервые предлагал страховку ценовых рисков компании с земельным банком в 30 тысяч га, он увидел, что автоматизация не добралась даже до таких крупных игроков.

Когда мы уточнили, какая площадь находится под посевами кукурузы, собственник позвал сотрудника. Тот прибежал с бумажными картами, что-то невнятно объяснял и потом сказал «около 8 000 га, плюс-минус 300-400 га». У меня не было слов.

Артем Беленков
Основатель компании SmartFarming

Беленков решил занять перспективную нишу. В пользу этого решения сыграло то, что его отец был дистрибьютором компании, которая разрабатывала программное обеспечение для агросектора.

Первое время работали так: сын продавал софт, отец внедрял. Но Артем задумывался о собственной компании и подошел к делу серьезно. Поскольку нужно было обзавестись одновременно знаниями и связями, он поступил на магистра делового администрирования (МВА) в аграрной сфере в Киево-Могилянскую бизнес-школу. Беленков признается, что 70% его нынешних контактов — топ-менеджеры агрокомпаний, с которыми он познакомился именно там.

Собственный бизнес за $100 тысяч

К концу 2013 года появилась компания SmartFarming.Поначалу Артем всё делал сам: и продавал, и вел бухгалтерию, и устанавливал ПО. Когда перестал справляться, взял на работу пятикурсников-картографов, которые учились вместе с младшим братом Артема.

На старте Беленков вложил в бизнес около $100 тысяч, заработанных на фондовом рынке. «Половина этой суммы ушла на команду и ее обучение, поиск клиентов, командировки и маркетинг. По $25 тысяч ушло на автомобиль и MBA», — делится он.

Первым крупным клиентом Беленкова стала компания «Централ Фарминг Юкрейн», которая выращивает пшеницу, подсолнечник, сою и другие культуры на 32 тысячах га. В 2014 году проект по созданию электронных карт для них оценили в 100 тысяч гривен.

Сейчас в SmartFarming 25 сотрудников. Еще около 70 человек постоянно сотрудничают с компанией как подрядчики.

Среди клиентов — агрогиганты UkrLandFarming, Kernel и МХП, которые владеют земельными банками в 650, 600 и 400 тысяч га соответственно. Общий объем земельного банка заказчиков — 2,7 млн га. Крупные проекты оцениваются в миллионы гривен. Начиная с 2014 года, выручка компании ежегодно удваивается. Речь идет о «десятках миллионов гривен».

Три кита SmartFarming

SmartFarming предлагает аграриям решения под ключ: от сбора и анализа информации о договорах, посевах, урожайности до аудита бизнес-процессов и консалтинга. «Мы смотрим, как все устроено на предприятии, кто за что отвечает, как все задокументировано и так далее, — объясняет Артем. — Затем показываем, что неправильно, где чего не хватает, интегрируем программные решения и обучаем специалистов с ними работать».

Помимо консалтинга у SmartFarming есть еще два ключевых направления работы — аудит земельного банка и решения для точного земледелия. В первом случае команда находит юридические риски и финансовые потери. Во втором помогает либо при тех же расходах увеличить урожайность, либо при той же урожайности уменьшить расходы.

Ошибки в договорах — деньги на ветер

Юридические риски подстерегают аграриев в кипе договоров аренды участков. Проблемы разные: нет подписи владельца пая, условия хитро прописаны или документ просто потеряли. Бывает, что из-за ошибочных данных фермеры обрабатывают «лишний» кусок земли — такая активность может вызвать вопросы у налоговой, прокуратуры или других органов.

У крупного агрохолдинга договоров аренды — тысячи и десятки тысяч. Объем информации о них — это уже по сути большие данные. После их анализа выясняется, что 20-30% земельного банка предприятия находится в зоне риска.

Когда SmartFarming сверяет карты из договоров с фактическими картами полей, всплывают финансовые потери. Например, площадь участка составляет два гектара, а в договоре написано — шесть, и получается, что за четыре гектара аграрии переплачивают. Точный обмер полей может показать погрешность до 5%.

Есть паи, которые выходят за границы поля, а там лес или болото. Если из 10 тысяч гектаров в учете мы находим 200 левых, это значит, что около $100 тысяч ежегодно выделялось в воздух.

Артем Беленков
Основатель компании SmartFarming

Аудит земельного банка от SmartFarming стоит от $3 за гектар. Если проект оценивается в $30 тысяч, экономический эффект от него будет в 10 раз больше, подчеркивает Артем.

Все полученные данные можно перенести в ГИС — геоинформационную систему управления земельным банком, которую внедряет SmartFarming. Она позволяет аграриям оперативно получать аналитику по договорам и паям и принимать решения на основе актуальной информации.

«Умные» помощники механизаторов и агрономов

В точном земледелии технологий и инструментов множество: от агрохимического анализа почвы до переоборудования техники и мониторинга посевов с помощью дронов и спутниковых снимков.

По словам Артема, универсального решения не существует. В каждом случае нужно учитывать структуру предприятия, имеющиеся технологии, компетенцию сотрудников и другие факторы. Но внедрение точного земледелия всегда нужно начинать с системы параллельного вождения.

В обычных условиях после трактора на поле остаются пропуски и перекрытия. А это — больше топлива, больше удобрений, больше времени на операцию и, конечно, износ техники. Проблему решает монитор, установленный в кабине, который будет показывать механизатору четкий след. Еще один вариант — автопилот или подруливатель, который принимает коррекционные сигналы, например, от базовой станции.

Переоборудовать можно и другую технику — сеялки, опрыскиватели. Во всех случаях улучшается качество обработки поля, сокращается время проведения операции. Подобные решения стоят от 1600 до десятков тысяч евро за одну единицу техники. При этом расход топлива и посевных материалов может уменьшиться до 15%.

«Модернизация позволяет считывать аналитику: как прошла операция, с какой скоростью, где ехали, — объясняет Беленков. — Если нет культуры производства на уровне вождения, ни о каких инновациях говорить нет смысла».

Схема системы параллельного вождения

Агрохимический анализ почвы помогает определить, на каком участке нужно вносить минимум удобрений и посевных материалов, потому что у него маленький потенциал, а на каком стоит вносить больше, чтобы увеличить урожай с него, к примеру, на треть.

С помощью спутниковых снимков и дронов можно обнаружить проблемы, ускользнувшие от агронома, который физически не способен обойти все поле. «Мы можем увидеть недосевы, как взошли озимые, где растут сорняки, даже где живут колонии мышей», — перечисляет Артем.

Отбор проб почвы с одного гектара стоит $3–10, мониторинг дронами — 20 гривен за гектар. Регулярный сбор доступной информации даст ответ на вопрос, почему на каком-то участке урожайность ниже нормы. Источником проблемы может быть состав почвы, неисправность техники или человеческий фактор.

Украинские фермеры и инновации

Управляющий партнер аудиторской компании Baker Tilly Александр Почкун считает, что «внедрение ИТ-технологий в агрокомпании, если они правильно работают, всегда приводит к повышению эффективности».

Но, по данным исследования InVenture, только 10% украинских сельхозпредприятий используют новые технологии. Остальные либо не могут их себе позволить, либо не готовы.

По мнению Почкуна, большинство аграриев не мыслят стратегически или не хотят работать прозрачно. «Фермер может сказать “Не вродило”, продать урожай налево за наличные и сэкономить на налогах, — поясняет он. — А в системе видно, какая у тебя была зеленая масса, как оно росло. Ты уже не можешь просто сказать “Не вродило”».

Практика SmartFarming подтверждает: ИТ-решения вскрывают все проблемы на предприятии. По словам Артема Беленкова, эффективность инноваций всегда можно измерить — в процентах, деньгах или посевных единицах.

#украина

Статьи по теме
«С первой версией продукта за границей делать было нечего»: история производителя охранных систем Ajax Systems
{ "author_name": "Лера Михайлова", "author_type": "self", "tags": ["\u0443\u043a\u0440\u0430\u0438\u043d\u0430"], "comments": 55, "likes": 36, "favorites": 58, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "40706", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]