Konstantin Panphilov
26 355

«Не хочу назад в бетонную коробку»: как разработчик ушёл из Viber и попробовал открыть бар

Почти год назад разработчик Александр Андрошук ушёл из Viber, окончил курсы барменов и захотел открыть своё дело — бар в Бресте. Он поставил себе сроки: до 1 апреля найти помещение и начать работу. Но «воткнулся в белорусские реалии» и прекратил поиски, хотя от идеи не отказался.

Поделиться

В избранное

В избранном

Издание dev.by пообщалось с известным разработчиком, соучредителем и активным участником сообщества iOS-программистов CocoaHeads Belarus о том, почему после пяти лет работы он ушёл из Viber, как пытался открыть свой бар и чем занимается сегодня.

Я с детства интересовался электроникой: ещё в младших классах ко мне каким-то волшебным образом попал микрокомпьютер «Электроника МК-90» — девайс толщиной 4 см с монохромным экраном и клавиатурой. Откуда он взялся, ума не приложу. Чуть позже в нашем доме появился компьютер Amiga 500. Для меня это факт мало чем примечательный, но когда говоришь об этом кому-то из знакомых, слышишь в ответ: «Вау, это круто!»

Конечно, все эти штуки были мне интересны: я хотел дойти до сути, понять, как это работает, и главное — как заставить эти вещи работать так, как хочу я. Методом тыка я вышел на какой-то код и начал программировать. В классе 8 начались уроки информатики — конечно, с Pascal. У нас был крутой учитель: мы катались с ним по олимпиадам, собирали награды. Выиграв республиканскую олимпиаду, я поступил в БГУИР без экзаменов.

Летом после 4 курса прошёл собеседование в Viber и получил «серьёзную работу». Конечно, я и до этого всё время что-то делал — в 10-11 классе обслуживал сайт брестской компании, за это мне оплачивали домашний интернет. Подрабатывал и во время учёбы в университете. Но всё это не казалось мне работой. Было страсть как интересно что-то сделать, разобраться — круто, что за это ещё и платили.

В первый же рабочий день в Viber я осознал: мы не в игрушки играем, а создаём серьёзный продукт. Не то чтобы всё, что я делал до этого, — это какие-то «поделки». Но мой подход к работе изменился. Я понял, что больше нельзя будет сказать: «Не могу», «Не хочу» или «Не буду» — нужно просто взять и сделать

Viber уже становился «компанией мечты»: там трудилась небольшая команда — всё только начиналось. И мне было интересно наблюдать, как компания трансформировалась, как менялся наш продукт, как менялось вообще всё вокруг. Могу сказать, что тот Viber, из которого я уходил пять лет спустя, и Viber, в который я пришёл, — это две совершенно разные компании.

Кайф от работы: почему он есть и почему его нет

В пользовательском соглашении всегда есть примечание мелким шрифтом: разработчик не несёт ответственности в случае, если у вас что-то сломается, или вы потеряете данные, или случится что-то из-за этого софта. Мы же в Viber всегда чувствовали ответственность перед пользователями. Если что-то не работало, мне тут же звонили и писали друзья, знакомые: «Ты же в Viber, помоги!» Бывало, в день — по несколько человек с одним и тем же вопросом.

Я очень долго получал настоящий кайф от своей работы. У нас не было принято «жить в офисе», но я нередко работал дома по вечерам. Потом стал меньше. А потом всё прошло — перестал, как на крыльях, лететь в офис.

До сих пор очень люблю предмет своего труда. Это счастье — понимать, что продуктом, к которому ты приложил руку, пользуются миллионы людей. Знаете, от чего получаешь удовольствие? От быстрого фидбэка. Ты сегодня что-то сделал, задеплоил — и завтра это у всех на телефонах, люди пользуются, и пишут в техподдержку: спасибо! Это очень круто, три вагона удовольствия. Когда получаешь фидбэк спустя полгода-год, кайф явно меньше, если он вообще есть.

Я много думал, почему потерял интерес к своей работе в Viber. Перегорел? Возможно. Но мне также захотелось чего-то другого, перспектива всю жизнь с утра и до вечера сидеть в офисе не особо манила — и так уже просидел 5 лет. Дела, которыми мы занимаемся, можно разделить на две категории: свои и чужие. Время чужих дел для меня прошло.

Пример «своего» дела: комьюнити, которое создавалось, когда в Минске было полтора iOS-программиста

Одним из «моих» дел было сообщество iOS-программистов CocoaHeads Belarus. Ещё до Viber.

Тогда только начинались разработки под iOS, и я этим очень интересовался. Конечно, хотелось общаться с другими ребятами, задавать им вопросы, обсуждать. Но на дворе был 2009 год — и iOS-программистов в Минске было полтора человека. Это сегодня искать единомышленников проще простого: пришёл на конференцию, плюнул — попал в iOS-ника.

Я сделал сайт idev.by (этот домен до сих пор за мной, хоть сегодня там висит лишь белая страница). Начал наполнять его контентом — написал порядка 110-120 статей на тему программирования под iOS. Подбивал и других ребят писать, в целом большого энтузиазма не встречал.

Мой блог неплохо читали: посещаемость составляла несколько тысяч заходов в день. Было интересно наблюдать, что искали люди на сайте, по каким запросам выходили на idev.by. Постепенно в комментах тролли завелись, что тоже очень показательно. А я благодаря своей страничке познакомился с ребятами, с которыми и продолжил общаться в рамках сообщества CocoaHeads Belarus: мы провели одну встречу, другую — и закрутилось.

Со временем я перестал уделять внимание проекту: особого энтузиазма уже не было, а я всё больше терялся в темах — что ещё написать. К тому же надо ли писать, если можно прийти к товарищам и обсудить лично? Блог зачах: статьи провисели какое-то время, а потом, осознав, что многое из написанного уже неактуально, я повесил белую страницу. Архив сохранил: если кто-то просит — высылаю.

А CocoaHeads Belarus живёт, мы по-прежнему встречаемся — я в воскресенье ходил.

Курсы барменов: чем-то похоже на возвращение в детство

На курсы барменов я пришёл без какой-то конкретной цели. Я ушёл из Viber, проснулся на следующее утро — и осознал, что больше не надо никуда бежать, а можно спокойно выпить чаю и посмотреть в окно. Но долго ведь так смотреть в окно не будешь.

Приятель подбил меня пойти с ним на курсы. Я подумал: «Почему бы и нет…» И оказалось, это интересно: на занятиях нам показывали все напитки, какие только существуют в мире. Некоторые из них в Беларусь даже не импортируют, а жаль.

Я пью алкоголь ради вкуса. Раньше я не обращал внимания на вкус напитков: горький, сладкий, солёный, — но на занятиях понял, что пробовать куда интереснее, чем просто выпивать. А ещё интересней — создавать вкус под настроение.

Я и раньше любил смешивать вкусы, с детства. Очень нравилось сделать глоток кофе и сразу запить кислым соком — большое удовольствие чувствовать эти вкусы на языке. И потом снова глоток горького кофе и глоток сока. На курсах я понял, что то же самое можно делать не только с кофе и соком. Я также понемногу открывал самого себя и занимался творчеством, потому что разные продукты — это огромная палитра, где всё ограничивается только твоей фантазией.

Курсы длились месяц: каждый день с понедельника по пятницу к 10 утра я спешил в аудиторию. Чувствовал как школьник: как раз был тёплый сентябрь, мои бывшие коллеги писали код в офисе, а я будто снова вернулся в детство — до обеда слушаешь, что-то пишешь, а после — гуляй.

Поиски помещения для бара: «А вы знаете, цена выросла. За ночь. В два раза»

Конечно, я думал над тем, чем заниматься после. Мне нравилась идея открыть свой бар. Почему — да потому что, когда у тебя есть бар, ты в любой момент можешь устроить свою вечеринку.

Ты здесь решаешь, задаёшь формат. Я, например, рассматривал несколько концепций, одна из них — с безлимитным алкоголем. Хотя, конечно, у нас так нельзя делать. У нас надо «безлимит», но со звёздочкой, как интернет в МТС. Исчерпал — и скорость падает.

А ещё мне нравилась идея, что ко мне в бар будут приходить люди — разные, интересные. Меня до сих пор притягивает эта тема, хотя энтузиазма, если честно, уже поубавилось.

Я отправился со своей идеей домой, в Брест, начал искать помещение, рассматривать варианты и… воткнулся в белорусские реалии. Сидя в уютном офисе, с безлимитом по кофе и печенькам, я думал, что мир вокруг населяют розовые пони и единороги. Что везде так же хорошо, как в Viber. Оказалось, всё не так. Я поставил себе срок: до апреля найти помещение — да так и не преуспел.

Представьте, что вы находите здание, и вас всё устраивает: «Мне подходит! Завтра я приду — и мы подпишем договор». Но на следующий день вы звоните, и либо (как в моём случае) очень долго не берут трубку, либо сбрасывают. Потом в лучшем случае какая-то женщина всё-таки ответит на звонок и скажет: «А вы знаете, цена выросла…» За ночь. В два раза.

Говорят, это классика — «бизнес по-белорусски». Помещение год простаивает, его не могут сдать — а тут появляюсь я и говорю: «Хорошо, беру!» Вместо того, чтобы тут же подписать договор, в этот момент люди думают: «Круто! Значит, попробуем впарить дороже». Получается, что людям выгоднее, чтобы помещение стояло годами и ничего не приносило, чем сдать его по приемлемой цене, которую они сами же и озвучили. Мне этого не понять.

Или вот, например, вы вроде нашли место и обсудили условия с владельцем здания, ударили по рукам, и тут оказывается, что собственник его продаёт, к нему уже и покупатель приехал. И ты вынужден вдруг обсуждать всё с новым собственником. В чьи планы, возможно, не входило сдавать помещение.

Конечно, были и другие препоны: например, по закону бары в жилых домах могут работать не позже 11 часов вечера, а в центре Бреста, как выяснилось, не так много свободных нежилых построек.

Если честно, я хотел открыть бар в Бресте, потому что мне казалось, там это проще и дешевле, да и конкуренции меньше. Но цены на аренду в хорошем месте, в центре города оказались просто космическими: 35 евро за 1 квадратный метр. Представьте, 100 квадратных метров — это 3,5 тысячи евро в месяц. Не факт, что вы заработаете такие деньги, а ведь кроме аренды ещё куча расходов.

В общем, не уложившись в свой дедлайн, я свернул поиски. Не хотелось, чтобы они тянулись годами. Понимаю, что можно было продолжить: я разговаривал с людьми, читал интервью владельцев баров — некоторые по 2 года искали помещение. Но я пока отложил идею с баром. До поры до времени.

Вне бетонной коробки: «Я хорошо сплю, ем, и у меня каждый день хорошее настроение»

Меня часто спрашивают, не жалею ли я, что ушёл из Viber — «ведь это же Viber!» Не скучаю ли я, не хочу ли вернуться. Ни капельки. За это время — скоро почти год — у меня не было даже минуты сожаления о принятом решении. Я хорошо сплю, ем, у меня каждый день хорошее настроение — раньше такое бывало не всегда.

Этой зимой я месяц провёл на Гоа, и понял тех людей, которые любят туда ездить. Там сразу отпадает 3 миллиона ненужных вещей, которые тут якобы необходимы. Когда ты сидишь в шортах, потому что на улице 35 градусов, но тебе не жарко, когда ты делаешь шаг и чувствуешь пальцами ноги море, — тебе вообще ничего уже не нужно. Нет интернета — ну и ладно, электричество отключили — ничего страшного. У нас воды горячей не было — и это тоже не беда, на улице-то тепло. Отпадает всё: ничего не надо! Там я вообще не чувствовал потребностей и в результате многое в жизни переосмыслил.

Я не готов вернуться назад в бетонную коробку и сидеть там с утра до вечера. Представить не могу, что завтра пойду на собеседование, а с послезавтра выйду на работу в офис. Работа — это когда ты занимаешься чужими делами, и тебе за это платят. Мне хотелось бы баланса: чтобы предмет своего труда нравился, но не было отношений работодатель-работник.

Фото: Андрей Давыдчик

{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 103, "likes": 62, "favorites": 20, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "41544", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]