Albert Khabibrakhimov
26 989

«Ложь и воровство органически встроены в культуру Amazon, Apple, Facebook и Google»

Редакция MakeRight.ru выделила ключевые идеи не изданной на русском книги Скотта Галлоуэя «Четверка» — об опасности огромного и подчас неочевидного влияния четырех крупнейших компаний современности.

Поделиться

В избранное

В избранном

Google, Apple, Amazon и Facebook — четыре технологических кита, без которых немыслима современная жизнь. Мало найдется людей, которые не пользуются их товарами и услугами почти каждый день. Их усилиями даже в самых далеких уголках Земли развивается интернет, они вкладываются в развитие передовой науки и техники. Это их светлая сторона, которую любят СМИ. Но, по мнению Скотта Галлоуэя, есть и другая.

Amazon занижает сумму налогов, плохо относится к сотрудникам, постоянно сокращает рабочие места. Google постепенно становится непрозрачной системой, к которой не имеют доступа даже федеральные следователи. Facebook получает в свое распоряжение всю информацию о вас и в любой момент готов за деньги поделиться ею с крупными компаниями. Apple борется с конкурентами с помощью судебных разбирательств и лоббистов.

Мы откровенно делимся личной информацией с этими компаниями, а между тем они вовсе не являются добрыми и понимающими, и у нас нет оснований полностью доверять им. Они пользуются существенными льготами, очень гибко относятся к трудовому законодательству, в то же время они привлекательны для инвесторов, что позволяет им постепенно увеличивать свою мощь, и без того впечатляющую.

Автор называет эти четыре компании четырьмя всадниками. Он подчеркивает, что пока речь не идет о всадниках Апокалипсиса — ведь с тем же успехом можно назвать их всадниками потребления. Просто в этих компаниях сосредоточено так много власти и влияния, что это не может не пугать. Непонятно, как они будут воздействовать на мировую экономику в будущем, сойдут ли со временем на нет, вытесненные молодыми соперниками, или подомнут под себя все и вся?

Amazon с каждым годом набирает популярность и наращивает капитал. Каждый может купить в нем товар одним щелчком мыши и найти на этой торговой площадке все, чего только душа пожелает. Розничный торговец, продающий на Amazon, чувствует себя таким же влиятельным, как владелец крупного универмага. Джефф Безос стал самым богатым человеком в мире, Гейтс и Баффетт остались позади — их компании растут не так быстро, как это происходит с Amazon.

Apple символизирует богатство и статус владельца его продукции. Компания продает свои товары по премиальной цене, намного превышающей их себестоимость. Автор сравнивает Apple с фирмой, у которой маржа Ferrari и мощности Toyota.

Facebook — самое популярное мобильное приложение в США наряду с Instagram. Каждый день в него заходят 1,2 млрд человек. Пользователи смартфона тратят одну минуту из пяти на посещение Facebook, пользователи компьютера — одну из шести минут, немногим меньше.

Google, в котором мы ищем ответы на все вопросы, окружил себя атмосферой таинственности и непроницаемости. Между тем наши запросы дают ему огромный массив сведений о нас, и как он ими распоряжается? Только в 2016 году прибыль компании возросла на 20%. Наши запросы и наш выбор дают Google широчайшую картину потребительского поведения.

У четырех всадников практически нет конкурентов, они по большому счету конкурируют друг с другом. Если какая-то фирма начинает быстрый рост, кто-нибудь из четверки покупает ее. Так, компания Facebook за $20 млрд купила мессенджер WhatsApp.

Казалось бы, нет силы, способной противостоять могуществу и влиянию четырех всадников на все сферы бизнеса и общества. Но их конкуренция друг с другом все же ослабляет их.

В своей книге Скотт Галлоуэй разбирает стратегию всадников, рассказывает об инструментах извлечения прибыли, которые они используют. Он развеивает мифы о всадниках и анализирует возможность появления главного конкурента — пятого всадника, которым может стать китайский гигант Alibaba. В конце книги он рисует картину того, куда могут завести общество четыре всадника.

Первая идея. Amazon может стать причиной масштабного сокращения рабочих мест

Автор вспоминает, как школьником подрабатывал в магазинах — сортировал коробки, расставлял по полкам товар, получая за это около четырех долларов в час. То же самое он делал, учась в университете, только получал уже $14 в час при неполном рабочем дне, и уже состоял в профсоюзе. Он был самым обычным, ничем не примечательным молодым человеком, и у него всегда была возможность подработать.

Сейчас не те времена, считает он. Прежние розничные магазины были ориентированы на средний (и ниже среднего) класс. Когда-то давно их ценили за близость к дому, потом, с развитием автомобильной промышленности, — за скидки и брендовые товары. Постепенно эти магазины перейдут на автоматическое обслуживание, уволят кассиров, помощников будет все меньше — их заменят роботы и надлежащее программное обеспечение. Со временем это будут магазины для богатых с немногочисленными сотрудниками-экспертами. И начало этому процессу положила компания Amazon Джеффа Безоса.

На заре своего существования, в 1994–1995 году, Amazon торговала только книгами. На сайте компании выкладывались обложки книг с аннотациями и отзывами читателей, в том числе и негативными. Безос считал, что любой отзыв — в конечном счете благо, и не ошибся. В ту пору доля электронной коммерции в общем объеме продаж была ничтожно мала, никто не рассматривал ее всерьез как инструмент торговли. Но Безос понимал ее огромные возможности. Она не была привязана к содержимому склада (его можно было пополнить позднее), многочисленному обслуживающему персоналу, а отзывы помогали составить объективное мнение о товаре. Продажи росли, и в 1997 году Amazon выпустил свои первые акции.

Крупные розничные продавцы, такие как Walmart и Macy’s, не обращали никакого внимания на нового конкурента, а он между тем наращивал обороты. Постепенно к книгам добавились компакт-диски, видеокассеты, компьютерные игры, детские игрушки, одежда, обувь, мебель, пищевые продукты.

Параллельно компания Amazon уделяла огромное внимание логистике — сеть клиентов росла, надо было быстро удовлетворить их требования, а для этого — обеспечить максимально удобную доставку. Безос подошел к этому со всей серьезностью, в том числе нанимал бывших генералов, специалистов по военной логистике, чтобы разработать самые быстрые и удобные маршруты. Постепенно из этого выросла еще одна услуга Amazon — доставка не только своих товаров, но и чужих грузов к месту назначения.

Другой сферой интересов Amazon была робототехника. Складские роботы вместо живых работников экономили Безосу огромные средства, а кроме того, работали быстрее. К 2016 году к обычному транспорту, который использовались в Amazon, добавились беспилотники и дирижабли как новые средства доставки товаров. Люди полюбили Amazon и привыкли покупать на сайте компании товары, и это постепенно отучало их от походов в магазины. Впрочем, пара магазинов у Amazon есть: в них нет кассиров, а деньги за товары просто автоматически списываются с карты при выходе из дверей.

Офлайн-ритейлеры неуклонно теряют своих клиентов, несмотря на предпринимаемые титанические усилия по их удержанию. Они закрывают свои филиалы, увольняют сотрудников, и вскоре, по мнению автора, это приведет к безработице среди продавцов, грузчиков, кассиров. К собственным сотрудникам Amazon относится плохо, заставляя их работать на износ и почти никогда не повышая зарплату.

Противостоять гиганту могут лишь несколько корпораций — Sephora, Home Depot и Best Buy. Это магазины, использующие высокие технологии, нанимают экспертов-продавцов, в квалификацию которых вкладываются средства и время. Покупать в них будут богатые клиенты, остальные купят на Amazon.

Автор считает, что стране нужны лидеры, которые ориентированы на общественное благо, а не только на личное обогащение. Это люди, обеспечивающие будущее с большим количеством рабочих мест, а не миллиардеры, использующие льготное налогообложение и заручившиеся правительственной поддержкой.

Вторая идея. Apple поощряет неоправданную тягу к роскоши

Смерть Стива Джобса, по мнению Галлоуэя, способствовала превращению его в икону, а всего, чем занимается Apple, — в некий вид религии. Если бы Элвис, кумир миллионов, умер бы, не дожив до 30, в период своих первых звукозаписей, никто о нем сегодня и не знал бы. Умри он в глубокой старости, то со временем из идола превратился бы в почтенного пенсионера, в комфорте доживающего свой век. Но он умер в зените славы, когда вот-вот должен был последовать закат, и это сделало его Королем и навсегда обессмертило.

Нечто подобное произошло и с Джобсом — он стал легендой, идеальным образом для бренда Apple. Никого уже не волнует, каким он был на самом деле — а Галлоуэй отмечает, что подлинный Джобс был весьма далек от своего лакированного образа. Он не хотел платить алименты дочери, хотя прекрасно знал, что это его дочь, и был к тому времени миллионером. Он издевался над сотрудниками, ничего не жертвовал на благотворительность, имел ужасный характер и страдал манией величия. Но его смерть смыла все его грехи, а заодно сделала и Apple практически непогрешимой.

В 2015 году супружеская пара в Сан-Бернардино устроила стрельбу на празднике, убив и ранив много человек. В руки ФБР попал iPhone стрелка, Сайеда Ризвана Фарука, и по решению суда Apple должна была разблокировать его. Apple отказалась, и это сошло ей с рук. Общество раскололось: молодые технократы встали на сторону Apple, старые республиканцы возмущались и призывали к законопослушанию, и автор был на их стороне.

Сторонники Apple утверждали, что она защищает конфиденциальность клиентов и собственных технологий, и если уступит один раз, то конфиденциальности не будет вовсе. По мнению автора, это так же смешно, как если бы преступники заперли жертву в блокируемом багажнике автомобиля Ford, и сотрудники Ford отказывались открывать багажник, ссылаясь на секреты технологии.

Тем не менее именно Джобс первым понял, что Apple будет ориентироваться на роскошь. Он сознательно решил создать дефицит роскошного товара, чтобы подогреть спрос. Тогда как другие фирмы уделяли внимание мощности и производительности своей продукции, Apple решила создать нечто изящное и элегантное и сделать это мечтой миллионов.

Роскошь, по мнению Галлоуэя, делает нас ближе к мечте, лучше, чем мы есть, привлекательнее в глазах партнеров, действительных и потенциальных.

Любовь к роскоши у нас в крови, но доступна она не каждому. Это вызывает зависть и желание обладать предметом роскоши во что бы то ни стало. Роскошные вещи заставляют окружающих видеть их владельцев в новом, волшебном свете. Люди стремятся произвести впечатление своими часами Rolex, автомобилем Lamborghini и продукцией Apple. Стремление к роскоши иррационально, но именно из него вырастает огромное богатство Apple.

Люксовым брендам легче завоевывать географическое пространство, чем товарам широкого потребления. У Apple есть филиалы в 18 странах, около 500 магазинов, расположенных в престижных районах. Их ежедневно посещает около миллиона человек.

Компоненты продукции Apple поступают из разных стран: Китая, Японии и прочих. Заводы и подрядчики расположены за пределами США, налоги с продаж компания платит в странах со льготным налогообложением. Таким образом, прибыль Apple огромна, а издержки низки.

Джобс не изобретал продукты Apple, как считают многие. Это сделал Стив Возняк. Джобс был гением в другой сфере. Именно он понял, что если кто-то хочет продавать компьютерное оборудование по высокой цене, как предмет премиум-класса, то и подход к продажам должен быть таким, как у любых других предметов роскоши. Он сознательно не пожелал следовать закону Мура, когда с годами технологии стремительно дешевеют и можно получить вдвое больше за те же деньги.

Apple со своим iPhone разорила Motorola и Nokia, лишив работы около 100 тысяч человек. Сочетание низкой себестоимости и высокой цены привело к тому, что сегодня доход Apple превышает ВВП Дании, капитализацию российского фондового рынка и рыночную капитализацию Boeing, Airbus и Nike. С такими деньгами компания могла бы запустить бесплатные образовательные программы по всему миру, реформировать саму кастовую систему образования, сделав его дистанционным. Но ничего подобного Apple не делает — она просто работает над улучшением экрана своего следующего телефона.

Третья идея. Общительность и открытость Facebook — зеркальная дверь, за которой скрывается собиратель личных данных

По данным за 2017 год, каждый шестой житель Земли зарегистрирован на Facebook. При регистрации любой человек оставляет в этой социальной сети личную информацию: пол, возраст, место жительства, образование, друзья и так далее. Люди «лайкают» то, что им нравится, делятся своими планами на ближайшее будущее, общаются с другими, ищут и находят единомышленников, а иногда и любовь всей своей жизни.

Влияние Facebook и Instagram на наши вкусы и желания трудно переоценить. Мы видим фотографию друга на пляже или на вечеринке, красиво одетого, и тоже хотим выглядеть так и быть там. Галлоуэй цитирует доктора Лектера из «Молчания ягнят», утверждавшего, что мы жаждем того, что видим каждый день. Мы заходим в Facebook каждый день — и жаждем то, что там видим. Сначала мы чувствуем желание, потом ищем в Google, как получить желаемое, а затем покупаем это на Amazon (или у Apple, если хотим произвести впечатление и подчеркнуть свой статус).

Facebook анализирует информацию о нас, которой мы его постоянно снабжаем. В каком-то смысле он знает нас лучше самого близкого человека — по нашим кликам, лайкам, постам и кругу друзей.

В сети мы оставляем свой идеализированный портрет — ведь мы предпочитаем публиковать яркие моменты своей жизни, которые отличаются от тусклой повседневности. А главное — в Facebook мы поддерживаем отношения с себе подобными, что, как показали исследования, необходимая составляющая счастья. Мы находим там старых друзей, с которыми давно потеряли связь, видим, как наши знакомые испытывают удовольствие от чего-то, и радуемся вместе с ними. Мы можем встретить спутника жизни, если пометим свой статус как «одинокий», посылая сигнал противоположному полу в многомиллионную сеть.

Все это радует, позволяет почувствовать себя частью целого, особенно когда пользователи подписывают петиции в чью-то защиту или кому-то помогают. Как ни крути, социальная сеть питает отношения и делает нас счастливее. Но за все приходится платить. За всеми этими достоинствами прячется собиратель данных, который постепенно узнает о вас все.

Многие пользователи утверждают, что готовы поступиться конфиденциальностью, лишь бы не отказываться от социальной сети. Автор считает это неразумным. Алгоритмы Facebook могут определить местоположение человека. И если рекламодатель захочет получить данные всех женщин определенного возраста, живущих в определенном городе и желающих купить машину, по страницам Facebook очень легко получить их данные. Так, используя учетные записи американцев в Facebook, информационная фирма, работающая на предвыборную кампанию Трампа, создала психографический профиль его потенциальных избирателей.

Facebook и Google чрезвычайно привлекательны как работодатели. Все хотят работать у них, но они отбирают самых лучших и ярких. Facebook зорко следит за потенциальными конкурентами. Многие бизнес-аналитики прочили громкий успех приложению Snapchat, предлагающему мгновенную отправку друзьям фотографий и видео. Через несколько минут или часов видео стиралось. Люди могли свободно делиться контентом, не боясь, что его увидит будущий работодатель.

Snapchat активно использовался подростками, достаточно сложными и непредсказуемыми потребителями. Со временем Snapchat привлек миллионы пользователей. Facebook предпринял меры: клонировал идеи и технологии Snapchat в своем новом интерфейсе и украл многие его идеи. В свое время он купил Instagram за миллиард долларов, и, как показало время, это было удачное приобретение. У Instagram 400 млн пользователей, треть от пользователей Facebook, и они демонстрируют активную вовлеченность.

По большому счету Facebook является и влиятельным СМИ, и рекламной площадкой. Но, в отличие от традиционных СМИ, с редакторами и фактчекингом, соцсеть не особо озабочена добросовестным контентом. Фальшивые новости её не пугают, проверкой фактов она не занимается.

Широкую известность получила история под названием «Пицца-гейт», которая случилась в пиццерии в Вашингтоне в 2016 году. В Facebook был опубликован пост, что менеджер предвыборной кампании Хиллари Клинтон организовал занятия детской проституцией в потайных комнатах пиццерии Comet Ping Pong. Посетители пиццерии об этом не подозревали, комнаты посещали только проверенные клиенты. Многие поверили в эту басню, один парень приехал из Северной Каролины с винтовкой, ворвался в пиццерию с целью освободить детей из сексуального рабства и выстрелил в потолок. Его немедленно арестовали, притон так и не обнаружили.

Никакой ответственности за такие сообщения Facebook не несет. Компания, правда, блокирует сообщения, разжигающие ненависть, но, по мнению Галлоуэя, фальшивые новости приносят гораздо больше вреда, чем ругань каких-то фанатиков. Удаляет компания и фото обнаженной натуры, даже если это подлинное фото с места военных действий. Сама компания утверждает, что является не СМИ, а медиаплатформой, поэтому за достоверностью постов следить не обязана.

Четвёртая идея. Google претендует на роль бога информации в эпоху интернета

Google, как и Facebook, знает все наши тайны. Только Facebook определяет их по лайкам, а Google — по запросам. В запросах мы выдаем себя с головой, признаемся Google в том, чего не выдали бы и лучшему другу, и священнику на исповеди. Кроме того, задавать вопросы Google можно бесконечно и по несколько раз в день — не каждый друг такое выдержит.

Наше доверие Google безгранично. На каждые шесть вопросов приходится один, который никогда не задавали раньше. Как мудрый гуру, он вдохновляет своих пользователей на новые вопросы и новые интересы. Он определяет, какие из результатов поиска являются бесплатными, а за какие придется заплатить, и мы соглашаемся с этим.

Органический поиск Google — бесплатный, в основе которого релевантность. Неорганический подразумевает платные услуги, пользователи, конечно, предпочитают органический. Для Google это деньги в любом случае, ведь многие компании платят Google за данные об их потенциальных клиентах.

И пользователи, и потенциальные клиенты Google уверены, что в основе поиска лежат математические алгоритмы, а значит, он лишен предвзятости, свойственной человеческому фактору. Google не размещает на своей главной странице фотографии или рекламу, она всегда остается чистой, подкрепляя доверие пользователей. Но как же эта огромная поисковая система зарабатывает деньги?

Подобно Богу, Google знает не только то, что мы делаем, но и то, что хотим сделать. Он знает, какие туфли нам нравятся, каких партнёров мы предпочитаем, какие чувства испытываем и кому хотим отомстить. Наши запросы помогают идентифицировать наши проблемы, цели и стремления. И Google охотно предоставляет эти данные третьей стороне.

Когда-то компания Google начинала с простой домашней страницы, легко запоминающегося названия, честного поиска без рекламы. Это полюбили пользователи и проглядели конкуренты. Амбициозная задача компании — собрать под своим крылом всю информацию в мире. Она уже собрала карты (Google Maps), астрономическую информацию (Google Sky), географическую информацию (Google Earth и Google Ocean). И это не считая библиотеки Google, постоянно пополняемой, и новостей Google, содержащих ссылки на СМИ.

Google нанимает на работу самых умных и поощряет их генерировать идеи, чтобы постоянно оставаться на плаву. Но и без этого, считает Галлоуэй, компания будет расти, потому что потребность в знаниях никуда не исчезнет.

Пятая идея. Ложь и воровство органически встроены в культуру высокотехнологичных компаний

В американской культуре принято считать предпринимателей носителями особой трудовой этики, энергичными гениями, которые сражаются против всего косного и отжившего, даря людям новые технологии. Но этот романтический взгляд, по мнению автора, весьма далек от истины. Мы знаем несколько историй успеха, но понятия не имеем о десятках тысяч, оставшихся за бортом. К тому же неизвестно, не переписал ли эти истории успеха корпоративный пиар-специалист.

Достоверно одно: каждому из четырех всадников в свое время пришлось отчаянно бороться, чтобы выжить.

Как может удержаться на плаву молодая компания, которой надо адаптироваться или умереть? Только с помощью лжи и кражи технологий, считает Галлоуэй, чего не могут себе позволить крупные компании с репутацией. К тому же закон не обращает на них внимания, пока они не вырастут.

Чаще всего молодые компании захватывают чужие технологии или идеи у других и перекраивают их для получения прибыли. И уж потом, когда украденное становится их собственностью, отчаянно защищают его. Второй способ воровства — воспользоваться чужими активами способом, недоступным владельцу активов. Им не надо придумывать инновационные идеи, достаточно присмотреться к уже имеющимся. Они, как правило, не являются первопроходцами, но любят пользоваться плодами чужих трудов.

Многие всадники, меньшего калибра, чем упомянутые четыре, используют обман в преподнесении своих идей власть имущим, чтобы выбить для себя преференции. Так, компания Tesla, которую автор относит к главным конкурентам всадников, стремится получить государственные субсидии и зорко следит, чтобы конкуренты ее не обошли.

Сами Соединенные Штаты, по мнению автора, в свое время выступили в роли такого всадника, когда в Европе началась промышленная революция. В Великобритании пытались перенимать технологии: так, в ткацком деле использовались станки, технология которых была украдена у французов. Ввоз чужого оборудования в Великобританию был запрещен. И тогда молодые Соединенные Штаты этот ввоз разрешили. Кроме того, они предложили европейским ремесленникам переехать и получить гражданство, в обход тогдашнего мирового права. Так закладывалась промышленная мощь Америки. Зато сейчас она яростно отстаивает патентное право и возмущается тем, что Китай ворует технологии.

Всадникам было у кого учиться. Так, Стив Джобс позаимствовал нереализованную идею компании Xerox о графическом рабочем столе, управляемом мышью, и воплотил ее в Macintosh.

Google вроде бы оказывает услугу онлайн-газетам, отправляя своих пользователей на их сайты. И ничего, что все рекламодатели покинули эти СМИ и пришли в Google. Ведь желающие могут присоединиться к Google AdSense, которая помогает издателям получать доход от контента. Те же издатели, которых это не устроило, постепенно исчезли как таковые. Facebook продает контент своих пользователей рекламодателям, а те, в свою очередь, стимулируют потребление у этих пользователей.

Шестая идея. Все успешные предприятия обращаются к одной из трех областей — мозгу, сердцу или инстинкту размножения

Мозг анализирует затраты и выгоду, сравнивает цены и делает выбор. Владельцы ряда компаний обращаются именно к разуму своих клиентов. Такова компания Walmart, чей лозунг «больше за меньшую цену» привлекает потребителей, для которых рациональные соображения экономии важнее престижа и роскоши. Так же к разуму клиента обращается Amazon и китайские торговые площадки типа Alibaba.

Обращенность к сердцу — это обращенность к эмоциям. Нужен ли нам какой-нибудь предмет с рациональной точки зрения? Есть ли в нем необходимость? Нет. Но покупать его заставляет любовь. Сердце иррационально, но обращенность к нему — весьма трезвая и разумная стратегия. К сердцу обращены бренды и слоганы, заставляющие потребителя любить тот или иной товар. Обращенность к эмоциям наиболее заметна в стратегии Facebook. Люди существа социальные, а сети помогают нам избавиться от одиночества.

К инстинкту размножения обращаются люксовые бренды типа iPhone или дорогих часов Rolex, взгляд на которые заставляет женщину предположить, что мужчина будет достойным отцом для ее потомства.

Седьмая идея. Законы эволюции применимы и к бизнесу — все успешные предприятия когда-нибудь вымрут, вытесненные более успешным конкурентом

Это касается и четырех всадников, считает Галлоуэй. Рано или поздно появится пятый всадник, который и будет доминировать на рынке. Возможно, ему не хватит сил на всех четырех, и он просто вытеснит одного из них и встанет на его место. Такой конкурент должен быть дальновидным, обладать огромным капиталом, привлекательностью для потребителей, широким географическим охватом и использовать искусственный интеллект. Это даст ему возможность стать компанией с триллионным оборотом. Он должен обнаружить шаг, упущенный его предшественниками, и выжать из него максимум возможностей, как сделала компания Amazon с доставкой товара покупателю. До неё доставка была платной и осуществлялась примерно через неделю. Amazon доставляет товары бесплатно и максимум через два дня.

Иногда, чтобы выгодно отличаться от конкурентов, нужно не добавлять себе новые функции, а избавиться от отживших старых. Так поступила компания Uber, избавив потребителя от стандартной процедуры заказа такси и оплаты наличными.

Кроме того, продукт конкурента должен быть действительно превосходным. Google не добилась бы успеха, не будь её поисковая система и впрямь очень хороша, как хороша и продукция Apple. Удобство и простота Facebook в сочетании с постоянным появлением новых функций делает её лучшим в своем сегменте рынка. И ни у кого нет такого выбора товаров и никто не доставляет товары быстрее и надежнее, чем Amazon. Если ваш продукт не так хорош, как у четырех всадников, вам придется очень много потратить на его рекламу.

На раннем этапе перспективная компания должна быть дальновидной, чтобы убедить потенциальных инвесторов вложиться в неё. Нужно не просто рассказывать им истории о будущем процветании, но и демонстрировать реальный прогресс.

Чтобы выйти на глобальный уровень, компании — конкуренту четырех всадников понадобится пересечь географические границы, чтобы его товар постепенно распространялся во всем мире. Если в вашей стране вдруг начнется кризис, он не распространится на весь мир, так что продукт, представленный на глобальном рынке, поможет вам остаться на плаву.

Конкуренту нужно также контролировать вертикальную интеграцию продукта — если не производить продукт самому, то продавать его в розницу и поддерживать. Он не должен полагаться на рекламу, а продвигать свой продукт самостоятельно.

Искусственный интеллект позволит конкуренту отслеживать поведение потребителей в глобальных масштабах, отправив в прошлое дорогостоящие маркетинговые исследования, к тому же требующие времени.

У пятого всадника должен быть продукт, который обновляется в режиме реального времени, как обновляются запросы и предпочтения пользователей в Google и Facebook.

Восьмая идея. Претенденты на роль пятого всадника есть уже сейчас

Галлоуэй относит к ним китайского гиганта Alibaba и Tesla. Alibaba действует как рыночная площадка для розничных и оптовых торговцев, занимаясь электронной коммерцией, онлайн-аукционами, денежными переводами и облачными данными. Больше половины всех розничных продаж в Китае проходят через Alibaba. Она часто объявляет периоды скидок, дни шопинга и тому подобное. Компания очень быстро выросла, у нее есть пользователи по всему свету. Однако у нее есть и проблемы. Она слишком медленно перерастает внутренний рынок и не обеспечивает достаточное коммерческое присутствие в США, действуя там в основном как инвестор. Свой главный доход она все же получает с рынка китайского.

Alibaba не имеет потребительского бренда, выходящего за пределы Китая, как у компаний из Европы, Японии и Южной Кореи, создавших мировые бренды. Производство в Китае часто связано с нарушением трудового законодательства, контрафактными товарами и нарушением патентных прав, что отпугивает иностранных потребителей. Компании трудно привлечь инвесторов, особенно иностранных, которым любят преподносить красивые истории, как это было с Google и Apple. По-настоящему успешные компании должны заражать своим видением и рассказывать инвесторам о своей прекрасной миссии, чего не умеет делать Alibaba. Кроме того, китайское правительство ограничивает права иностранных инвесторов и не разрешает им покупать акции Alibaba.

Tesla, компания Илона Маска, хоть и имеет проблемы, но занимает лидирующие позиции на рынке электромобилей. У нее большой потенциал. В 2015 году ее автомобиль был самым продаваемым электромобилем, несмотря на то, что стоил вдвое дороже, чем машины конкурентов. Кроме того, Tesla отвечает и другим критериям конкуренции со всадниками. Ее продукт не имеет аналогов по техническим инновациям. У него прекрасный дизайн, постоянные обновления программного обеспечения, есть режим автопилота и сенсорная панель.

Кроме того, Tesla выстраивает близкие и доверительные отношения с клиентом — а как иначе, если ему предстоит приобрести автомобиль ценой в диапазоне от $50 до $100 тысяч? Несмотря на то что автомобили Tesla покупают в девять раз реже, чем автомобили Ford и GM, она обогнала обе компании по рыночной стоимости. Маск умеет заразить инвесторов своим видением будущего, он мастер рассказывать истории, которые к тому же подкрепляются его космическими проектами и стремлением преобразить мир.

Тем не менее Tesla все же не глобальная компания, ее производство не выходит за пределы США и у неё пока не очень много клиентов, но потенциал стать пятым всадником у нее есть.

Под критерии конкурента всадников попадает и Uber. У него есть навыки работы с большими данными, дифференцированный продукт, доступ к капиталу. Но у компании есть ряд серьезных проблем, в том числе и с руководством.

Сейчас кажется невозможным, что позиции всадников могут поколебаться, но рано или поздно это произойдет, считает Галлоуэй. Все имеет свое начало и свой конец.

Девятая идея. Четыре всадника изменили окружающий мир, и молодежи нужно приспосабливаться к нему

Автор отмечает, что одна из сторон влияния четырёх всадников — наступление эпохи, в которой расцветают яркие и одаренные люди и почти незаметны средние. Чтобы идти в ногу со временем, средним придется подтянуться, продумать карьерную стратегию.

Если вы обладаете исключительными талантами и работоспособностью, работа сама ищет вас — через LinkedIn и другие платформы. Если вы просто хороши, то будете конкурировать с множеством своих собратьев, и вряд ли стоит надеяться на огромный успех. Если взять образование, то средний годовой заработок хорошего профессора — от $120 до $300 тысяч. Таких профессоров легко заменить. Лучшие разъезжают с лекциями по всему миру и зарабатывают больше миллиона долларов, потому что их рады заполучить.

Конкуренция будет обостряться, и нужно быть к ней готовым, проявляя эмоциональную зрелость. В цифровом веке работник должен с умом выбирать работодателя, анализируя варианты и перспективы, что само по себе способствует эмоциональной зрелости. Кроме того, нужно не бояться перемен, а стремиться к ним и уметь извлекать из них пользу. Нужно стремиться к владению — профессией, делом, ситуацией, текущим проектом — во всех деталях. Стоит уделить внимание и хорошему образованию. Да, Цукерберг, Джобс и Гейтс бросили колледж, но их студенческий опыт способствовал их успеху.

Приучите себя добиваться поставленных целей, во что бы то ни стало доводить дело до конца. И выбирайте для жизни большие города. Хотя в цифровую эпоху и можно работать где угодно, но для хороших связей и возможностей нужно жить в большом городе.

Первые пять лет своей работы следует полностью посвятить карьере, советует автор. Потом вы сможете найти себе хобби, уделять время волонтерству и другим полезным и приятным занятиям. Но в начале пути сосредоточьтесь на деле, если хотите добиться успеха.

Многим выводы Скотта Галлоуэя покажутся спорными. И действительно, не всегда понятно, когда автор осуждает всадников, а когда восхищается и предлагает приспособиться к их влиянию.

Сам Галлоуэй подчеркивает, что не дает рецептов, как противостоять негативу, который всадники несут в мир. В частности, они в недостаточной степени вкладываются в прогресс и образование, а весь свой огромный потенциал направляют на личное обогащение. С их финансовой мощью и незаурядным талантом они могли бы ликвидировать нищету, исследовать Вселенную, изобрести лекарство от рака, но вместо этого целиком сосредоточились на продажах и прибылях. Автор не утверждает, что эти четыре гиганта — средоточие зла. Он лишь хочет на их примере создать представление о нашей цифровой эпохе, чтобы читатели могли позаботиться о будущем.

Превратится ли эта четверка во всадников Апокалипсиса или в капитанов грядущего прогресса, покажет время.

#библиотека

{ "author_name": "Albert Khabibrakhimov", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u0438\u0431\u043b\u0438\u043e\u0442\u0435\u043a\u0430"], "comments": 122, "likes": 69, "favorites": 135, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "42334", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]