Galina Sakharevich
3 803

Отсутствие инвесторов и малая выгода для бизнеса: что мешает развитию рынка дронов в России

Главы компаний Copter Express, Pony Express, Pilothub, «Геоскан» — об ужесточении законодательства по отношению к дронам и применении коптеров в бизнесе.

Поделиться

В избранное

В избранном

Согласно исследованию консалтинговой компании J’son & Partners Consulting, мировой рынок беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) вырастет до $9,5 млрд в 2020 году. Российский рынок дронов, который оценивался в $174 млн в 2016 году, может увеличиться до $224 млн в 2020 году.

До 2020 года осталось чуть больше года, однако в России пока мало бизнес-решений, связанные с дронами. 2 апреля 2018 года «Почта России» впервые протестировала дрон для передачи посылок.

БПЛА с двухкилограммовым грузом врезался в ближайший дом, после чего компания подверглась критике. В частности, Валентина Матвиенко осудила руководителя «Почты России» за эксперименты с дронами при низких зарплатах почтальонов.

Фото: телекомпания «Ариг Ус»

Редакция vc.ru опросила компании и экспертов о том, что мешает беспилотникам развиваться в России.

Учить и развлекать

Четыре года назад компания Copter Express совместно с «Додо Пиццей» впервые в России доставила пиццу с помощью дрона. Позже основателю сети пиццерий Фёдору Овчинникову суд выписал штраф в 50 тысяч рублей за нарушение воздушного пространства. В итоге штраф был отменён, но от доставки пиццы дронами компания отказалась.

Основатель Copter Express Олег Понфиленок занимается дронами с 2013 года. Первые три года бизнес был убыточен — предприниматель ежемесячно инвестировал от 500 тысяч до миллиона рублей.

В прошлом году выручка Copter Express составила 45,8 млн рублей, из которых чистая прибыль — более 20 млн рублей.

После нескольких попыток применения дронов в разных областях Copter Express сфокусировалась на образовании. Из китайских составляющих компания собирает конструктор программируемых квадрокоптеров «Клевер» и продает его школам, техникумам, училищам, кружкам. Сейчас, по словам Понфиленка, они сотрудничают со 100 учебными заведениями. Год назад их было 50.

Мы в какой-то степени поступаем как компания Apple: мы поставляем свою технику в школы, чтобы воспитывать на ней новое поколение.

Олег Понфиленок
основатель Copter Express

По мнению Понфиленка, в России перспективно другое направление — использование дронов в развлечениях. Он приводит в пример световое шоу компании Intel на Олимпиаде в Южной Корее. Во время церемонии открытия 1218 дронов Shooting Star изображали в воздухе различные фигуры, например, олимпийскую эмблему.

Понфиленок рассказал, почему в России до сих пор не появилось аналогов таких шоу. По его мнению, это направление пока не развито, но спрос на «более местечковые» шоу есть.

Intel устраивала представление на 1000 и больше дронов. У нас компании беднее, популярностью пользуются шоу на сотни БПЛА.

Олег Понфиленок
основатель Copter Express

На вопрос, каким образом «вписываются» в российское воздушное пространство такие шоу дронов, Понфиленок ответил, что пока нет никаких работающих регламентов. По его словам, сфера остаётся серой, сейчас за шоу дронов могут дать такой же штраф, как и фотографу, снимающему с помощью коптера.

Дроны-перевозчики

В мае 2018 года издание Bloomberg сообщило, что Uber собирается запустить в Сан-Диего доставку еды дронами — это часть одобренной правительством США масштабной программы по тестированию коммерческого использования беспилотников.

Помимо Uber в американской госпрограмме по развитию безопасного использования дронов для коммерческих целей участвуют Apple, FedEx, Qualcomm и Alphabet. Аmazon запустила тестирование доставки ещё в 2013 году. В России дроны-курьеры пока так и не появились.

По мнению Понфиленка перевозка — самое бесперспективное направление бизнеса БПЛА в России. Хотя именно на эту сферу компания вначале делала ставку.

Эксперимент с дронами-курьерами проводили и в компании Yota. В 2015 году в рамках проекта Yota Futureproof компания доставляла SIM-карты дронами. Средняя стоимость доставки с помощью дрона на тот момент составила 400 рублей, что выходило дешевле стоимости услуг курьера в Москве — около 500 рублей.

В ходе эксперимента мы пришли к выводу, что в средней полосе России из-за погодных условий период использования квадрокоптеров очень непродолжительный (с мая по сентябрь), так как они могут летать только в хороших погодных условиях.

пресс-секретарь Yota

Генеральный директор группы компаний Pony Express Георгий Аликошвили считает, что говорить об использовании БПЛА в качестве средства доставки до двери пока слишком рано.

В 2017 году издание Forbes опубликовало материал, посвящённый дронам. В нём говорилось, что Pony Express инвестирует в БПЛА-проекты. Но, как утверждает Аликошвили, компания не вкладывает средства в производство, а выступает консультантом, предоставляя разработчикам свою экспертизу и опыт в области логистики.

Сейчас перевозчик сотрудничает с несколькими производителями БПЛА. Для себя Pony Express видит перспективу применения дронов в перевозках между логистическими терминалами. Это позволит сократить транзитное время и снизить себестоимость отправлений.

Основную часть расходов в доставке грузов на средних дистанциях, где «рабочей лошадью» выступают малотоннажные грузовики, составляют стоимость топлива и заработная плата водителя.

Пункт А от пункта Б может отделять всего несколько десятков километров по прямой, при этом проложенная с учётом естественного рельефа трасса удлиняет маршрут в несколько раз. Помножьте это на сниженную из-за качества дороги скорость, необходимость использовать объездные маршруты, тратить время на переправах и перегонах, стоять в возникающих по разным причинам пробках.

БПЛА способны доставить груз по кратчайшей траектории и не ограничены нормами труда и отдыха. По предварительным расчётам, дроны уже сегодня способны обеспечить более низкую по сравнению с автотранспортом стоимость перевозки одного килограмма груза на один километр.

Георгий Аликошвили
генеральный директор группы компаний Pony Express

На вопрос, собирается ли компания внедрять в свою работу дроны в России, Аликошвили ответил, что сейчас они находятся «внутри момента», так как целый ряд технологий и решений формируется у них на глазах. БПЛА, по его словам, не единственное инновационное решение, для которого характерны проблемы с законодательным регулированием.

Дроны вне закона

Олег Понфиленок — один из главных лоббистов БПЛА в стране. Он основал ассоциацию малых беспилотников России, чтобы отстаивать интересы бизнеса, связанного с дронами. По словам Понфиленка, это оказалось неэффективным.

После закрытия ассоциации Понфиленок вошёл в рабочую группу одного из направлений Национальной технологической инициативы «Аэронет».

Сейчас отношение к дронам двоякое. С одной стороны, вроде бы перспективные технологии, с другой, против этого силовые структуры. Ситуация с БПЛА в подвешенном состоянии. Нет установки, что дроны — это хорошо, как это случилось с цифровой экономикой. Это состояние не даёт дронам «зеленый свет».

Олег Понфиленок
основатель Copter Express

С этим соглашается и финансовый директор компании «Геоскан» Павел Степанов: «Технологии существенно обогнали законодательство. Сейчас мы пытаемся повлиять на это. Наша компания — тоже участник "Аэронета" НТИ: есть дорожная карта, мы формируем предложения для внесения изменения в закон».

На вопрос, удаётся ли представителям «Аэронета» влиять на законодательство и на отношение к дронам властей, Олег Понфиленок отвечает, что «к ним прислушиваются, но к реальным изменениям это не приводит». В целом прогресс в сфере законодательства, связанный с дронами, он оценил «на двоечку».

В июле 2017 года Минтранс постановил ставить на учёт все приобретённые беспилотники с максимальной взлётной массой от 250 г. Но механизм постановки на учёт до сих пор не работает, так как не утверждено соответствующее постановление правительства.

Предполагалось, что все необходимые документы будут подписаны в середине 2018 года. Однако 10 июля стало известно, что проект постановления кабинета министров вернулся в Минтранс.

Серая зона ничему не мешает

«Если ты не летаешь над Красной площадью, вряд ли тебе выпишут штраф», — считает основатель сервиса Pilothub Марк Туровецкий. По его словам, постановление Минтранса почти ничего не изменило на рынке дронов: пилоты коптеров используют их так же, как раньше, и никто не получает штрафов. PilotHUB — это Uber для владельцев БПЛА и заказчиков, которым нужна видео- или фотосъёмка.

По статистике, около 50% заказов на нашем сайте — мониторинг строительства и фотосъёмка недвижимости с помощью БПЛА. На втором месте — съёмка мероприятий: свадеб, корпоративов. Иногда поступают крайне необычные заказы, например, на слежку за людьми, но мы их не публикуем из этических соображений.

Марк Туровецкий
основатель сервиса Pilothub

Сейчас на сайте Pilothub есть портфолио почти 2000 пилотов, к которым заказчик может обратиться напрямую. Одна из особенностей Pilothub: данные о работе БПЛА и уровне пилота передаются с дрона сразу на сайт. Заказчик может увидеть, сколько у пилота часов налёта, какие технические характеристики у дрона и так далее.

По словам Марка, в день поступает до десяти заказов по всей стране. Цена зависит от объёма работы, региона, мастерства пилота коптера. В начале 2017 года показатели компании были нулевыми. В декабре получили первый доход, в январе 2018 года его удвоили. Чистая прибыль пока отрицательная.

Если Copter Express работает в основном с государственными компаниями, то клиенты PilotHUB — физические лица и маленькие частные агентства, которым невыгодно самим покупать БПЛА и обучать сотрудников работе с ним. Туровецкий считает, что сфера применения PilotHUB будет расширяться.

Сейчас этот рынок формируется, и многие люди до сих пор не знают, что в сфере их деятельности могут быть задействованы дроны.

Марк Туровецкий
основатель сервиса Pilothub

«Просто дроном в 2018 году уже никого не удивишь»

Другая позиция у основателя компании TraceAir Дмитрия Королёва. TraceAir делает ПО для автоматизации строительства, в котором используются данные с дронов. Компания выбрала для себя не «горизонтальную» модель развития, как агрегатор PilotHUB, а «вертикальную»: TraceAir специализируется на применении данных с дронов в строительстве.

Но ключевой вопрос, по мнению Дмитрия Королева, не в том, как в этой индустрии можно использовать дроны, а в том, насколько выгодны они будут для бизнеса.

Ни фермеру, ни строителю не нужен пульт от дрона. Им нужно готовое решение. У них цикл работ жёстко фиксирован. Если дрон не вписывается в их производственную цепочку, то они говорят: «Ну всё, игрушка нам не подходит».

Дмитрий Королёв
основатель компании TraceAir

С ним соглашается Павел Степанов из компании «Геоскан».

Фокус заказчика при оказании услуги — всегда конечный результат. Как вы его получите, заказчика меньше всего интересует. Беспилотник становится обычным средством для выполнения работ.

Павел Степанов
директор компании «Геоскан»

TraceAir работает по модели подписки на ПО с разными тарифными планами, которые могут зависеть от комплекса услуг, частоты полётов и размера площадок. В среднем стоимость сервиса под ключ — $4000 в месяц, есть проекты за $2000 — это небольшие площадки, а есть за $80 тысяч — крупные индустриальные стройки с полным комплексом услуг.

По данным за 2016 год, Traceair принесла $500 тысяч выручки и стала прибыльной, однако без инвестиций компании приходилось ограничивать свой рост. В том же 2016 году году фирма вышла на рынок США. В 2017 году выручка достигла $1,3 млн. В этом году венчурный фонд Sistema VC инвестировал в компанию $2,5 млн.

Российская строительная группа компаний «ПИК» использует дроны в работе. ГК работает на рынке с 1994 года и специализируется на проектах в сегменте доступного жилья. С начала работы компания построила около 21,2 млн м² жилой недвижимости.

Мы используем дроны как на предпроектной стадии — для оценки будущей строительной площадки, так и в процессе строительства — для контроля за ходом работ.

С помощью дронов мы получаем фото- и видеоизображения, которые затем позволяют нам создавать трёхмерные цифровые модели местности и рельефа, топографические и ортофотопланы. Также с помощью полученных изображений мы определяем объёмы грунта и материалов.

пресс-служба ГК «ПИК»

По мнению основателя компании TraceAir Дмитрия Королёва, будущее — именно за такими программными решениями для конкретной индустрии, а не за самими дронами.

По словам Королёва, компания выбрала нишу строительства практически случайно, но потом поняла, что заняла очень удачное место на рынке. Это достаточно консервативная в плане технологий индустрия, где работы для дронов много настолько, что сейчас TraceAir выполняет заказы только одного штата.

Несмотря на то, что формально TraceAir работает и с Россией, и с США, сейчас компании хватает заказов из Калифорнии. Компания вплоть до этого года не занималась продажами на российском рынке

В 2013 году с точки зрения регуляции рынка Россия и Америка были на одном уровне. В России было даже лучше, так как можно было тестировать много всего и это никем не регулировалось. В США было фактически под запретом коммерческое применение, что тормозило развитие рынка дронов.

Сейчас дроны в России по-прежнему находятся в серой зоне, и их полеты пытаются запрещать, а в США создали правила, которые позволяют бизнесу развиваться в легальном поле. Даже заявку на полёт в зоне аэропорта можно подтвердить через мобильное приложение за пару секунд.

Сейчас ситуация с дронами в России и Америке — небо и земля. Даже ребёнок, запускающий на верёвке воздушного змея, по закону должен иметь лицензию пилота, страховку, а у воздушного змея должна быть регистрация и сертификат лётной годности.

Дмитрий Королёв
основатель компании TraceAir

«Вы слишком венчурные»

По мнению коммерческого директора Hoversurf Андрея Соловьёва, главная проблема, которая мешает развиваться перспективными проектам с дронами в России, — отсутствие инвесторов.

Летом 2016 года российская компания Hoversurf первая в мире подняла в воздух электрический квадрокоптер с человеком на борту. Год назад основатель компании Александр Атаманов обещал появление летающего такси в Москве в 2018 году.

У нас есть инициатива по внесению изменений в действующее законодательство для того, чтобы применение персональных дронов для перевозки человека и груза стало реальным.

Александр Атаманов
основатель компании Hoversuf

Audi и Airbus обещают провести испытания концепта летающего такси в Берлине, Rolls Roy’s также презентует концепт летающего автомобиля на авиасалоне «Фарнборо-2018». Но в Москве машины-дроны в этом году вряд ли появятся.

Околоземная авиация — это огромный вкусный пирог. В мировом масштабе он составит до трёх триллионов долларов к 2035 году. Но есть одна проблема: такие«хардверные» компании, как мы, очень капиталоёмкие. А проблема России в том, что никто, кроме государства, инвестировать не хочет и не может.

НИОКР (Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) требуют вливания инвестиций в течение трёх-пяти лет, нам отказывают: «Вот было бы у вас ИТ-решение или интернет-приложение для людей, которое сразу продавать можно, — тогда конечно. Но у вас "очень венчурная" история о будущем с большим риском по регулированию со стороны государственных органов, — объясняют нам инвесторы, — вы слишком венчурные».

Андрей Соловьев
коммерческий директор Hoversurf

Сейчас компания свои летающие мотоциклы не продает, а продолжает тестирование машин. Тем не менее есть заказы и от правительства Дубая, и от частных заказчиков в США — по всему миру, пожалуй, за исключением России. Команда Hoversurf остаётся резидентом «Сколково», продолжая разработки в России, а также использует российские 3D-принтеры для печати узлов и деталей.

«Успешный бизнес с БПЛА можно сделать без инвестиций»

Так считает финансовый директор компании «Геоскан» Павел Степанов.

«Мы поиском инвестиций не занимаемся. Мы развиваемся за счёт собственных средств. Да, проблема отсутствия инвесторов существует. С другой стороны, государство предоставляет массу сервисов поддержки: НТИ, ФРИИ и другие.

Павел Степанов
финансовый директор компании «Геоскан»

По словам руководителя, преимущество «Геоскана» в том, что компания предлагает бизнесу конкретное решение: для этого предоставляет собственные аппаратные средства (дроны и машины для обработки данных), своё ПО.

Наши основные направления — это, во-первых, 3D-модели городов и регионов. Это элементы цифровой экономики, о которой в последнее время говорится очень много. 3D-модель позволяет управлять многим и понимать, что на объектах происходит.

Во-вторых, мы делаем ПО для дронов, которые контролируют линии электропередач. Это прибыльный рынок импорта и экспорта.

Павел Степанов
финансовый директор компании «Геоскан»

Кроме того, компания занимается мониторингом строительства.

Мы делали съёмку для проектирования «Шёлкового пути», который свяжет Азию и Европу. Самое новое, уникальное направление — магнитная разведка на дронах, которая, например, помогла в Якутии разведать до 300 млн тонн железной руды.

Павел Степанов
финансовый директор компании «Геоскан»

Степанов считает, что развитие дронов особенно сильно тормозится в сфере сельского хозяйства. Это связано со строгими и бюрократизированными регламентами полётов беспилотников и работы с данными аэрофотосъёмки. Аграриям необходима оперативная информация, вчерашние данные уже неактуальны.

С другой стороны, по словам Павла Степанова, технологии БПЛА уже применяются для опыления, внесения удобрений. В сети можно найти множество названий агрокомпаний, которые задействуют дроны: «Сельхозиндустрия», «РЗ Агро», однако связаться с ними ними не удалось.

Российские компании, которые занимаются дронами, нельзя назвать неконкурентоспособными. Есть «хардверные» фирмы, которые производят более сложные и более совершенные узкоспециализированные модели, чем китайцы, лидеры в производстве БПЛА. «Софтверных» решений, созданных российскими разработчиками, меньше.

«Инвитро», «Почта России», «Сбербанк» тестировали коптеры, однако эксперименты не продолжились. Компании не ответили vc.ru о причинах.

{ "author_name": "Galina Sakharevich", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 25, "likes": 26, "favorites": 11, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "42990", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]