Типичный рабочий день в Snapchat Статьи редакции

Snapchat недавно отклонил предложение Facebook о покупке за 3 миллиарда долларов (то есть, вдумайтесь, они хотели заплатить 3 миллиарда настоящих денег за трёхлетнюю компанию с нулевым доходом). Вроде бы ещё и Google предлагал им 4 миллиарда, представляете?

Компанию в основном оценивают по количеству пользователей (“eyeballs”), а не по какой-то интересной модели выручки или продажам.

Можете себе представить рабочий процесс в компании, которая зависит от просмотров фоточек, а не от продаж?

 

Ресепшон

CEO: Доброе утро, Тэмми. Мне кто-нибудь звонил?

Тэмми: Те же люди, что и каждый день. Две компании, которые хотят купить нас за какую-то невероятную сумму, и инвесторы, которые интересуются, когда мы начнем возвращать инвестиции.

CEO: В следующий раз, когда позвонят покупатели, пошли их в жопу, если они не повысят текущую цену хотя бы на миллиард. А инвесторам скажи, что мы вот-вот выйдем в плюс и начнем зарабатывать.

Тэмми: Я знаю, сэр, всё как обычно. Об этом написано в бумажке, которую вы приклеили мне на стол.

CEO: Зашибись.

Бухгалтерия

CEO: Привет, Ральф, как дела, приятель? Как у нас дела с цифрами?

Ральф: Ну, мы тратим как можем, на офис и зарплаты, но эта куча бабла, которую нам почему-то отвалили инвесторы не сильно  уменьшается.

CEO: Норм. А как у нас с прибылью?

*Оба дичайше ржут, дают друг другу пять*

Продажи

CEO: Привет, Джим, как дела с продажами в этом квартале?

Джим: Как обычно, нихуя. У нас нет никакой бизнес-модели. Приложение бесплатное, и в нём нет рекламы. Зато у нас есть 4 миллиарда просмотров в месяц!.

CEO: Если у нас нет никаких продаж, тогда зачем вообще я тебя нанял?

Джим: ...

CEO: Да ладно, я тебя подъебал, расслабься — у нас же есть деньги инвесторов! Кого вообще волнуют продажи? Теперь давай, вновь уставься в экран, изображая занятость.

Отдел разработки

CEO: Боб! Билли Боб! Билли Милли Ванилли Боб! Как дела?

Боб: Неплохо, сэр. Исправил пару багов, выпустил апдейт, которое увеличит скорость работы приложения. Ничего особенного.

CEO: Круто, круто, это круто. А как сегодня с трафиком?

Боб: Что-то около нескольких сотен миллионов сообщений, как обычно, в основном видео с собаками и фотографии пенисов среднего размера.

CEO: Боб! Нам нужно больше сообщений и больше пользователей, чувак. Нам нужно идти в соответствии с планом развития.

Боб: Простите, но разве этим не отдел маркетинга должен заниматься?

CEO: Боб, за то, что ты мне дерзишь, я сейчас буду стоять здесь и смотреть, как ты жрёшь этот вот деревянный карандаш. Приступай.

Отдел маркетинга

CEO: Фрэн! Почему люди не шлют БОЛЬШЕ сообщений?

Фрэн: Я не знаю, сэр. У нас… у нас много пользователей, о нас много пишет Techcrunch, и мы в списке рекомендованных в App Store. Можно было бы попробовать дать немного рекламы.

CEO: ФРЭН! МЕНЯ НЕ ЕБЁТ ЧЕМ ТЫ ЗАНИМАЕШЬСЯ, НО ЕСЛИ КОЛИЧЕСТВО ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ И СООБЩЕНИЙ НЕ БУДЕТ РАСТИ, МЫ НЕ СМОЖЕМ ОПЛАЧИВАТЬ СЧЕТА, И ДА ПОМОЖЕТ МНЕ Г-СПОДЬ – Я ИЗОБЬЮ ТЕБЯ ДО СМЕРТИ ВОТ ЭТИМ КОВРИКОМ ДЛЯ МЫШКИ, И ТЫ ХОТЬ ПОНИМАЕШЬ, СКОЛЬКО ЭТО ЗАЙМЁТ ВРЕМЕНИ?!

Фрэн: Да, сэр… Я займусь этим прямо сейчас. У меня есть рекламный бюджет?

CEO: ФРЭН! Хватит задавать вопросы. У тебя никогда не было бюджета. Трать сколько влезет!!! Это же бабки инвесторов! Я хочу получать ОТЧЕТЫ о твоей активной работе в этом направлении КАЖДЫЙ ЧАС, ты меня ПОНЯЛ?

CEO: Стив! Как дела, чувак? Как твои проекты?

Стив: Ну, я думаю, что я понял как начать получать прибыль с рекламы, не отпугивая при этом пользователей. Смотрите, мы…

CEO: Не-не-не-не-не, в жопу. Ясно? В ЖОПУ. Нам не нужен этот канал получения денег. Что там с теми проектами, которые волнуют меня по-настоящему?

Стив: Простите, сэр. Я смог создать функцию, которая размещает рисованную укуренную канарейку на бэкграунде в чатике, как вы и просили. Также мне удалось создать «усилитель прыщей», который делает лица людей еще ужаснее.

CEO: Круто, круто, это всё очень здорово звучит. Я даю тебе выходной, у меня пока больше нет идей о том, над чем бы ты ещё мог поработать. А да, и забудь про ту ерунду с выручкой. Я не хочу больше ничего об этом слышать. Это вообще никого не волнует.

null