В Европе формируется несколько Кремниевых долин Статьи редакции

Генеральный партнер венчурной компании Index Ventures Бен Холмс написал колонку о том, как европейские стартапы могу достичь уровня Кремниевой долины, а ЦП выбрал из нее самое интересное.

В Европе нет больших технологических компаний, таких как Google, Apple, Facebook и Amazon. Также здесь нет большого потока капитала, свойственного Кремниевой долине. Однако, по мнению Холмса, сейчас у Европы есть позитивные перспективы: «Появляется все больше признаков того, что новая модель, зарождающаяся в Европе, может создать технологические компании с потенциалом на глобальном рынке».

Вокруг ключевых технологических кластеров Старого Света начала форматироваться экосистема. «Когда я пришел в венчурный бизнес в 1999 году, предприниматели в Европе встречались редко. Они были разбросаны по всему континенту», — вспоминает Холмс. Схожая ситуация была и со специализированными мероприятиями, где можно бы было обсудить идеи и попробовать что-то на практике. Спустя 15 лет технологические кластеры уже есть в Лондоне, Берлине, Стокгольме и Хельсинки. Теперь выпускники вузов рвутся на работу в стартапы, а мест на конференциях хватает не всем. Кроме того, новые кластеры сейчас формируются в Париже, Копенгагене и Тель-Авиве.



Одним из факторов, повлиявших на быстрое формирование экосистемы стартапов в Европе, стала мобильность «рабочей силы». Новые трудовые законы, принятые за последнее десятилетие в ЕС, привели к тому, что люди стали свободнее перемещаться в поисках карьеры. Крупные города, такие как Лондон, смогли привлекать амбициозные команды со всей Европы.

Развитие стимулировала и государственная поддержка. Например, стартап-мероприятия начали посещать ключевые фигуры государства — в Финляндии премьер-министр Юрки Катайнен принял участие в конференции Slush, а в Лондоне премьер-министр Великобритании Дэвид Кемерон выступил с речью на Founders Forum.



Большинство Европейских стран прекратило работу крупных государственных спонсорских программ прямых инвестиций, чтобы не вытеснять частный капитал. Вместо этого власти предложили налоговые льготы инвестирующим в стартапы. Пример: британская программа Enterprise Investment Scheme (EIS) и финский фонд соинвестирования TEKES.

В таких городах, как Лондон и Берлин, присутствует и инвестирование от бизнес-ангелов, подпитываемое прибылью от успешных «выходов» компаний. «В Лондоне и Стокгольме, — пишет Холмс, — это во многом произошло благодаря Skype, который был одним из крупнейших выходов среди европейских компаний (eBay приобрел ее в 2005 году)». В Париже — это компания Criteo, которая вышла на NASDAQ в прошлом году.

Лидирующий кластер Скандинавии — Стокгольм, где базируется лидер потоковых музыкальных сервисов Spotify, а также платежная система Klarna, привлекшая финансирование от американского фонда Sequoia Capital. Впрочем, от Стокгольма не остает и Хельсинки с очень успешной компанией Rovio. Сегодня в столице Финляндии работает уже 50 стартапов, специализирующихся на мобильных играх.



Лондон, по мнению Холмса, сегодня является самым развитым технологичесим кластером Европы. Это подтверждается недавними новостями о двух крупных выходах на IPO — компанию King, создавшую Candy Crush, оценили в $6 млрд на NYSE. Другой проект — Just Eat, глобальный лидер онлайн-заказа еды, был оценен в £1,5 млрд на London Stock Exchange.

В Берлине пока столь масштабных историй успеха нет, зато есть много потенциальных лидеров. Например, компания Zalando сейчас является одной из самых крупных компаний онлайн-торговли в Европе. В Германии находится штаб-квартира SoundCloud. Его основатели покинули Швецию, чтобы стать одной из ключевых компаний развивающегося берлинского кластера. Им уже удалось привлечь несколько раундов инвестиций от ведущих европейских и американских венчурных компаний.



Европейская экосистема интересна еще и тем, что здесь формируются специализации кластеров. Уже сейчас сможно сказать, что Хельсинки успешны в области мобильных игр, а Лондон славится своими финансовых стартапами. В столице Британии даже есть свой финансовый инкубатор, Level39, который занимается поддержкой финансовых сервисов.

Холмс оценивает развитие технологического предпринимательства в Европе очень позитивно: «С каждым успешным выходом, еропейские предприниматели приближаются к коллегам из Кремниевой долины».

Напомним, что российские компании также выходят на европейские кластеры. В феврале Яндекс открыл свой офис в Берлине. К концу этого года поисковый гигант рассчитывает нанять 30-40 сотрудников в новое подразделение. Кроме того, штаб-квартира Telegram, судя по информации на сайте, также находится в Берлине.
null