Офтоп PUNK YOU BRANDS
1 973

Шрифты в законе: о тонкостях авторского права на буквы

Как пользоваться шрифтами, чтобы не пришлось отвечать за это в суде.

В закладки

Авторское право на шрифты — рано или поздно каждый дизайнер сталкивается с ним. Нередко — в качестве ответчика в суде. Так что будет полезным окунуться в юридическую сторону пользования шрифтами, чтобы такие неприятные моменты исключить из своей практики. Разобраться нам помог генеральный директор агентства защиты интеллектуальной собственности «Алтпатент» Алексей Козырев.

Краснодарское чаепитие

Первым делом, дабы продемонстрировать всю серьёзность темы, расскажем об одном сравнительно недавнем случае. В общем, как-то компания ООО «Кубань-Ти» на упаковке своего товара «Азерчай» использовала шрифт Taumfel.

У этого шрифта нашёлся правообладатель — индивидуальный предприниматель Сироткин Н.Ю. Бизнесмен предъявил претензию за нелегальное использование своего шрифта, но договориться не получилось. Тогда предприниматель подал в суд.

Арбитражный суд признал, что ООО «Кубань-Ти» использовало шрифт Taumfel незаконно, а следовательно вся продукция, на которой он был изображён, объявлена контрафактной. То есть суд запретил продажу и предложение к продаже этого товара. Также суд запретил хранение и перевозку этого товара тем предприятиям, кому контрафактный чай был уже отгружен.

Решение суда было опубликовано в «Коммерсанте». Правообладатель шрифта отсудил 1,5 миллиона рублей.

Впечатляет? А теперь давайте разбираться, как не попасть в похожую ситуацию.

С точки зрения права

Алексей Козырев, генеральный директор агентства защиты интеллектуальной собственности «Алтпатент»

PYB: — Какая специфика у авторского права на шрифты?

Алексей Козырев: — Шрифты регистрируются в качестве промышленных образцов. Вообще срок действия патента на промышленный образец довольно короткий, и его можно продлевать ограниченное количество раз. Всего максимальный срок действия патента — 25 лет. После этого промышленный образец по идее становится общедоступным. Но в случае со шрифтами этого не происходит.

На шрифты распространяется не только патентное, но и авторское право. Оно вообще не регистрируется, а начинает действовать автоматически в момент создания произведения. И действует в течение всей жизни автора и потом 70 лет после его смерти.

— Это мы конкретно о России говорим, верно?

— Да, конечно, о России. В разных странах — разное законодательство. Так, ещё в 1976 году Служба по авторскому праву в США заключила, что шрифты не должны рассматриваться в качестве объектов авторского права.

В России право пошло по другому пути. У нас считается, что шрифт — это продукт творчества, и поэтому авторское право на него действует.

— Какие ситуации среди конфликтов со шрифтами наиболее типичные?

— Ну вот типичная ситуация: дизайнер лазил в интернете, нашёл шрифт, скачал, установил, использовал его в своей работе. Может, даже уже успел зарегистрировать изображение с использованием этого шрифта в качестве товарного знака. А потому вдруг оказалось, что у этого шрифта есть правообладатель, и он не в восторге от такого использования его собственности. Тогда он требует оплатить продукт и компенсировать потери от нелегального использования. Это типичная ситуация не только для шрифта, но и для текста, фотографии, рисунка и тому подобного.

— А если шрифт скачан с сайта с бесплатными шрифтами?

— Бесплатность шрифта — это зачастую вообще не аргумент. Да, действительно есть шрифты, которые разрешено свободно использовать вообще как угодно — вроде вашего шрифта Nautilus Pompilius. Кстати, даже в таких случаях я бы рекомендовал связываться с правообладателем и просить дать какое-то документальное свидетельство, что он разрешает использовать шрифт. Правообладатель может в любой момент передумать и потребовать компенсации. В моей практике таких примеров нет, но чисто теоретически это вполне возможно. Если у вас будет в руках документ, вы сможете доказать, что использовали шрифт до того, как условия лицензии изменились.

Но бесплатные шрифты бывают полностью бесплатными далеко не всегда. Правообладатель может разрешать свободно использовать его шрифт только в личных или ознакомительных целях. Часто в лицензионном соглашении указывается, что в таких-то и таких-то случаях следует заплатить. Как правило, речь идёт о случаях коммерческого использования или просто публичной демонстрации.

Грани дозволенного

— Какие условия может диктовать правообладатель в лицензионном соглашении?

— Любые, не противоречащие закону. Потому что это сделка. В остальном условия регулируются рыночными отношениями. То есть правообладатель может устанавливать цену хоть в миллиард долларов, и ограничивает его аппетит только спрос на шрифт по такой цене.

— Допустим, дизайнер использовал платный шрифт в логотипе для клиента. Шрифт куплен им по всем правилам. По сути он продаёт клиенту не шрифт, а готовое произведение, готовый логотип. Но часто бывает, что правообладатель требует ещё и у клиента деньги за то, что у того теперь в логотипе его шрифт. Правомерно ли такое требование?

— Если в лицензионном соглашении написано, что правообладетель не претендует на конечные произведения, созданные с использованием его шрифта, то ничего он требовать, конечно, не может. Но, как я уже сказал, там могут быть очень разные условия. Так что чисто теоретически требование в вашем примере может быть вполне правомерным. Законом это предусмотрено.

Вообще вы можете использовать шрифт только так, как написано в соглашении. Любое использование, не предусмотренное в соглашении — нарушение прав собственника. То есть запрещено всё, что не разрешено.

Обычно условия разнятся в зависимости от цели использования. Если вам шрифт нужен для личных целей — написать себе что-то на фотообоях, например — цена будет одна. Если это коммерческое использование, и покупатель получит прибыль от использования шрифта, то логично, что продавец захочет получить долю от этой прибыли. Поэтому цена может быть привязана к единице продукции, на которой будет изображён этот шрифт, к объёму выручки или просто быть фиксированной суммой за определённый период пользования шрифтом. То есть это такая же сделка купли-продажи, как и все остальные. Продавец диктует условия — покупатель соглашается или нет.

Преступление и наказание

— Какими потерями может обернуться нарушение лицензионного соглашения?

— Если правообладатель понсёс убытки, и может доказать их размер, то он вправе требовать возместить их. Если, например, «пиратский» шрифт был напечатан на упаковке какой-то продукции, эту продукцию могут признать контрафактной. И истец вправе требовать изъятия и уничтожения этой продукции. В случае особо крупного ущерба можно потребовать уничтожить оборудование, которое использовалось для производства контрафактной продукции. Или даже ликвидации предприятия ответчика — редчайший случай, конечно, но такое бывало в спорах по интеллектуальной собственности.

— Размер убытков доказать бывает не так-то просто.

— Тогда есть другой вариант — потребовать вместо возмещения убытков компенсацию за нелегальное использование шрифта, согласно статье 1301 Гражданского кодекса РФ. В этом случае не нужно доказывать ни размер, ни даже сам факт убытков. Причём истец имеет право выбрать форму выплаты.

Можно произвольно выбрать сумму в диапазоне от 10 тысяч до 5 миллионов рублей компенсации. Но в этом случае суд, руководствуясь принципом разумности и справедливости, может снизить размер выплаты.

Более надёжный вариант — потребовать выплатить стоимость лицензии в двукратном размере. То есть при цене лицензии в 100 тысяч рублей можно смело запрашивать компенсацию в 200 тысяч рублей. Суд при этом будет не вправе уменьшать сумму. По крайней мере, для этого нужны очень веские основания. То есть не внутренние убеждения судьи, не абстрактная справедливость и разумность, а конкретные объективные аргументы и доказательства.

— Есть правообладатели, имена которых особенно часто фигурируют в подобных конфликтах. Порой из называют «патентные тролли».

— Когда мы говорим «тролли», мы подразумеваем какое-то недобросовестное поведение. На самом деле, «Студия Лебедева» и «ПараТайп» — как я понимаю, это о них речь — всего лишь добросовестные владельцы интеллектуальной собственности. Да, они очень ревностно следят за тем, чтобы их права и коммерческие интересы не нарушались. Работа у них в этом направлении поставлена довольно хорошо, и, видимо, от этой деятельности идёт значительный доход. В этом ничего предосудительного, я считаю, нет. В противном случае исчезает всякий смысл в обладании такого рода собственностью.

— Но, если судить по новостям, то они по суду требуют какие-то астрономические суммы компенсации.

— Да. Но, обратите внимание, эти суммы крайне редко удовлетворяются. Истец в подобных делах как правило запрашивает значительно больше разумной суммы. Как я и говорил, в конце-концов справедливую сумму в таких случаях определяет суд.

К слову, у меня были случаи, когда мои клиенты по недосмотру использовали шрифты, принадлежащие «Студии Лебедева» и «ПараТайп». Указанные правообладатели направляли досудебные претензии, клиенты шрифты приобретали, и на том дело заканчивалось. То есть это не кровожадные «тролли», как можно подумать. Просто забирают своё, и на мой взгляд, правильно делают.

— Часто ли конфликты по авторскому праву заканчиваются так же благополучно?

— Раз на раз не приходится. Всё же это соглашение, тоже своего рода сделка. Тут уж как договоришься.

— А если просто вежливо попросить прощения? Срабатывает такое?

— Может показаться смешным, но довольно часто этого действительно бывает достаточно. Даже если дело дошло до суда. Совсем недавно у нас был суд в Новосибирске: рассказ моего клиента напечатали без разрешения. И мой клиент запросил лишь оплату судебных издержек и публичные извинения. Очень удобно: и для ответчика не затратно, чтобы ему стало проще и дешевле согласиться с требованиями, и автор получает долю известности, которую может конвертировать в доход. Это ведь тоже пиар — бесплатно размеситить в СМИ сообщение о том, что есть такой автор, и у него есть произведение, которое издатели хотят напечатать, даже нарушая закон. Плюс это также сообщение о том, что автор свои права защищает, что предостерегает от нарушений всех остальных.

Юридический миттельшпиль

— То есть конфликты обостряются в случае, если компромиссный вариант оборачивается слишком большими потерями для какой-то из сторон?

— Чаще всего да, но не всегда правообладатель подаёт в суд из-за потерь или ради установления справедливости. Очень часто это делают ради пиара: чтобы раздуть дело, попасть в СМИ и так далее.

Иногда одна из сторон доводит конфликт до суда из принципа. Вот прямо сейчас у нас в работе такой случай. Клиент использовал в печатной продукции фотографии, на авторство которых претендует другой человек. Компенсация там маленькая, я бы посоветовал выплатить и забыть, иначе можно увязнуть в тяжбах на несколько лет. Но мой клиент решил доказывать свою правоту до конца, и я буду стараться помочь ему в этом.

— Если фотографии действительно чужие, неужели есть реальный шанс избежать ответственности?

— Да, конечно. Если истец не сможет доказать свои права на эти фотографии, то и компенсации он не получит. Конкретно в этом случае, по нашему мнению, он не представил документальные свидетельства об авторстве в достаточном объёме. Но бывают и более тонкие случаи. Например, часто удаётся доказать в суде, что произведение не является уникальным. То есть на момент его создания уже существовало точно такое же произведение. Богатая судебная практика по этому поводу, кстати, сложилась как раз по поводу шрифтов.

— Можно ли избежать наказания, изменив шрифт и выдав за новое уникальное произведение?

— Теоретически можно. Только вот очень часто в лицензионном соглашении стоит запрет на изменение произведения. То есть в случае провала придётся ответить ещё и за это нарушение.

— Как суд отличает изменённый шрифт от просто похожего? Есть какие-то критерии?

— Нет, задокументированных критериев нет. Уникальность определяет экспертиза. То есть квалифицированный специалист в данной области, имеющий статус эксперта, пишет заключение, и оно представляется в суд в качестве доказательства.

— Но ведь дизайн — это не точная наука, и любое заключение по этому поводу можно объявить всего лишь субъективным мнением эксперта.

— Да, можно. Часто так и делают. Правообладетель делает досудебную экспертизу, чтобы были основания для иска. На суде ответчик ставит под сомнение результаты и требует независимой экспертизы. Независимую экспертизу назначает суд. Но одна из сторон — или даже обе — могут не согласиться и с ней. Тогда делается ещё одна экспертиза. И так далее. Ведь, действительно, произведение может быть настолько изменено, что будет обладать своей собственной оригинальностью, а критерии, по которым эксперты отделяют одно от другого зачастую исходят из их субъективного мнения. Поэтому и результаты экспертизы у разных экспертов могут отличаться кардинально. Так что в этих разборках можно надолго увязнуть.

— Экспертиза наверняка стоит немалых денег. Выходит, долгие суды по таким вопросам могут влететь в копеечку.

— Да, удовольствие не из дешёвых. Поэтому чаще всего юристы стремятся прийти к консенсусу ещё до суда. Это экономит деньги, время, нервы. Зачастую — спасает репутацию клиенту. И радует, когда вторая сторона стремится к тому же.

Вот недавно у меня был очень успешный такой случай как раз со шрифтами. Моему клиенту-издателю предъявили претензию на использование шрифтов на обложках журнала. Всего предъявили претензии по 7 шрифтам, но по 4 из них мы смогли до суда доказать, что нарушений нет. Мы провели сравнительный анализ и убедили правообладателя, что его шрифты и использованные на обложке отличаются достаточно сильно, чтобы быть разными оригинальными произведениями. По остальным — сошлись на том, что мой клиент приобретёт лицензию на общих основаниях. Такой вариант всех устроил, в суд не пошли.

— Напоследок, дайте совет нашим читателям, как оградить себя от юридических проблем со шрифтами?

— Прежде всего, нужно внимательно относиться к тому, что вы используете. В суде никто не будет выяснять, намеренно вы «спиратили» шрифт или нечаянно. Наше законодательство обязывает предпринимателя принять все меры по недопущению нарушения его бизнесом прав третьих лиц. Если ваша деятельность нарушила права автора шрифта, вы виноваты без всяких «но». Поэтому при использовании шрифта нужно обязательно поинтересоваться, кто его правообладатель, и очень внимательно прочесть лицензионное соглашение к этому шрифту. И, конечно, нужно всегда иметь документы, доказывающие, что вы используете данный шрифт правомерно.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "PUNK YOU BRANDS", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 10, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 38142, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 23 May 2018 12:56:17 +0300" }
{ "id": 38142, "author_id": 153720, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/38142\/get","add":"\/comments\/38142\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/38142"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791, "possessions": [] }

Комментариев нет 0 комм.

Популярные

По порядку

0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }