Офтоп Olya Tarasenko
597

«Кризис — это и катастрофа, и возможность выгодно купить качественные работы признанных художников»

Интервью директора школы коллекционеров и экспертов Анны Давыдовой о том, как получить необходимые на арт-рынке знания и умножить капитал, сколько для этого нужно денег и уйдёт ли торговля предметами искусства в digital вместе с остальным миром.

В закладки

Директор по корпоративным коммуникациям Mail.Ru Group Ольга Зыряева говорит о финансах с предпринимателями и инвесторами.

Ольга Зыряева

В 2018 году Art Basel и UBS представили доклад о состоянии мирового рынка искусства, согласно которому оборот в 2017 году вырос на 12% и достиг $63,7 млрд. По данным Financial Times, за две недели майских торгов ведущие мировые аукционные дома — Christie`s, Sotheby`s и Phillips — собрали более $2,8 млрд.

Новый рекорд среди произведений русского искусства установила работа художника-авангардиста Казимира Малевича «Супрематическая композиция». На аукционе Christie's в Нью-Йорке 15 мая картина была продана за более чем $85,8 млн.

Анна Давыдова

Анна, расскажи о себе: где ты училась, как появилась идея создать бизнес в сфере арт-образования?

Я по образованию психолог, более 25 лет работала в сфере управленческой психологии в корпорациях, вела частную практику. Мы открывали бизнес с двумя подругами: в то время много ходили на различные образовательные курсы, гастрономические, например такие, как школа вина Simple «Энотрия». Стали искать что-то в области искусства — и не нашли. Были скучные форматы вечерних лекций в Пушкинском музее, но хотелось чего-то поинтереснее.

В то время я работала в «АртМедиа Групп», у компании было два журнала об искусстве — Black Square и Art+Auction, — а также сайт OpenSpace. Так я открыла для себя арт-индустрию как бизнес, и в 2009 году на базе наших журналов появилась арт-школа.

Вы были одними из первых в этом сегменте. С чего начала команда, привлекали ли вы инвестиции?

Мы ничего не инвестировали, нашим первым помещением стала переговорка «АртМедиа Групп», где вечерами мы проводили курсы. Для привлечения клиентов работало только сарафанное радио. Учениками были жёны моих бизнес-партнёров.

Первым преподавателем школы стал Кирилл Светляков, который в то время возглавлял отдел новейших течений Государственной Третьяковской галереи, с ним мы сотрудничаем до сих пор.

В 2010 году школа переехала на «Винзавод», здесь мы и работаем.

Как строился ваш бизнес?

Мы собрали небольшие группы, ориентируясь на индивидуальный подход. Мне очень хотелось, чтобы было место, куда людям хочется прийти, где они смогут общаться, где им будет комфортно, и в то же время они будут получать качественные знания в удобном формате.

Нарисовали схему, поставили в центр человека, а потом весь арт-рынок разложили по сегментам: галереи, музеи, ярмарки, выставки, биеннале, сами художники и искусствоведы. Построили программу так, чтобы наши клиенты познакомились со всеми участниками арт-процесса.

Мы посещаем знаковые события, проводим собственные мероприятия. Наши ученики полностью погружаются в арт-мир, видят карту отрасли: знают, что на Art Basel продают искусство, а на Венецианской биеннале его показывают.

Изменилась ли со временем бизнес-модель школы?

Первый курс был базовым введением в историю искусств, его мы сохранили до сих пор. Сейчас довели практически до совершенства — он сбалансирован, разработан качественный методический материал.

Далее разложили по направлениям классическую программу МГУ для искусствоведов. У нас есть модули практически на любую тему: импрессионисты, современное искусство, модернизм, постмодернизм. Всё удобно и продумано, базовый курс идёт два раза в неделю, а углубленный — по одному разу в неделю. Недавно появились направления по странам: Англия, Франция, Америка, Япония. Развиваем арт-туризм, ездим с группами в арт-столицы, посещаем основные события.

Как обстояли дела с прибылью? Когда вышли на окупаемость?

Достаточно быстро. Бизнес абсолютно окупаем, но большой прибыли он не приносит.

На кого в основном рассчитана программа, сколько человек вы обучили за 10 лет?

В год наши курсы посещают от 200 до 250 человек. Самой юной ученице школы было 18 лет, а самому взрослому слушателю — 65. В среднем это люди от 30-ти до 50-ти лет, большинство женщины. Много топ-менеджеров, в основном финансисты, но есть и представители ИТ-рынка.

Какой минимальный капитал нужен, чтобы начать собирать первую коллекцию?

Смотря что коллекционировать. Можно начать с графики, это обойдётся примерно в $50 тысяч. C капиталом от $100 тысяч можно собрать неплохую стартовую коллекцию.

Допустим, у меня есть $100 тысяч, я хочу инвестировать. Куда идти, где искать качественные работы?

Сначала нужно подучиться, чтобы ориентироваться и на собственный вкус, и на знания. Уверена, что самые успешные собрания — это те, которые действительно нравятся коллекционерам.

На какие направления стоит обратить внимание, чтобы сделать выгодное вложение?

Сейчас я бы предложила посмотреть то, что есть на вторичном рынке. Кризис — это и катастрофа, и возможность выгодно купить качественные работы признанных художников.

Новые имена — это определённый риск. Есть прекрасные современные художники и в России, и за рубежом. Виноградов, Дубосарский, Орлов, Янкелевский, Гутов... этот список можно продолжать.

Направлений масса, самое главное — нужно много, очень много смотреть, ездить, изучать, выбирать.

Современное искусство принесёт дивиденды человеку, который сегодня его собирает? Как, например, это случилось с коллекционерами советского авангарда.

Мне нравится видеоарт, думаю, он будет расти в цене. Ну и конечно, классические «холст, масло», достойные работы хороших художников всегда будут в цене.

В прошлом году стартап Artsy, основанный Дарьей Жуковой, привлёк $50 млн, а работы Дали и Пикассо продают сейчас даже через площадку на Amazon. Как обстоят дела с онлайн-торговлей, за ней будущее?

Мне сложно сказать. Успешных проектов, которые работают на большом искусстве, я не знаю. Это очень тактильный бизнес. Всё-таки люди приезжают, смотрят. Купишь ли ты картину за $20 тысяч, не посмотрев вживую? И я не представляю человека, который купит Ван Гога, не увидев работу, без привлечения специалиста.

Твой топ digital-площадок в сфере художественного искусства?

Artsy, artnet.

Как в России обстоят дела с профессиональными арт-менеджерами: какие вузы их готовят, есть ли у них возможность повысить квалификацию в России или нужно ехать за рубеж?

Первые наши галеристы в основном были self-made. Может быть, не такие профессиональные, но очень харизматичные, смелые люди.

Сейчас всё более структурировано, бизнес стал системным, требуется хорошее образование. Отделение Истории и теории искусства исторического факультета МГУ — по-прежнему лучшее в стране. Но многие, конечно, едут за рубеж.

А кроме МГУ?

Своего ребёнка я бы отправила учиться именно туда, а потом в лондонский Central Saint Martins. А если кому-то нужны просто дополнительные знания по теме, приходите к нам, мы научим на должном уровне и в удобном формате.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Olya Tarasenko", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 4, "likes": 5, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 39402, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Tue, 05 Jun 2018 15:29:01 +0300" }
{ "id": 39402, "author_id": 124620, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/39402\/get","add":"\/comments\/39402\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/39402"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791, "possessions": [] }

4 комментария 4 комм.

Популярные

По порядку

2

Напишите побольше имён хороших современных художников!

Ответить
0

Константин Звездочётов, Алексей Каллима, Ринат Волигамси, Валерий Чтак

Ответить
0

Как с вами связаться можно?

Ответить

0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }