Логика инфантилизма

Евгения Галактионова, создатель марки Infanta и соучредитель магазина-коммуны «Двенадцать», рассказала, как продвинуть старт-ап в ювелирном бизнесе, почему в формате коммуны нельзя существовать вечно и каким ей видится будущее рынка нишевых украшений.

В закладки

Все по-разному относятся к деньгам

- С чего начиналось ваше ювелирное дело?

- Когда я сделала первую выкладку колец в Инстаграм, люди стали спрашивать, можно ли купить, можно ли на заказ? Я говорила – нет, это мое хобби, я занимаюсь кольцами параллельно с основной работой. В декабре 2015-го завершился последний проект, а кредит на машину остался. И 20 000 рублей, которые тебе нужно ровно 7 числа выплатить. И передо мной встал выбор: либо я ищу проектную работу в роли архитектора, либо я иду петь в электричке, либо я, все-таки, на эти несколько запросов в инстаграм отвечаю – да, я делаю. И я выбрала последний вариант.

Проблема была в том, что, выставляя в Инстаграм готовые изделия, нельзя было спрогнозировать, когда ты их продашь. А вероятность того, чтобы совпало, что человеку понравится дизайн, размер кольца и камень и вовсе была минимальна. Поэтому я разработала стандарт, по которому у меня было несколько заготовок на камни определенного размера. И выкладывала табличку с камешками, как морской бой.

Морской бой

– Как вы стимулировали сбыт? Ведь это, наверняка, были не единственные кольца из полудрагоценных камней в Инстаграм?

- Продажи в Инстаграм – это спонтанные покупки. Когда ты говоришь, что таблица с камнями будет «висеть» на страничке только три дня, людей это стимулирует. Дальше я брала предоплату на карту, и вот, к нужной дате у меня была нужная сумма. Так я и жила – ездила в мастерскую, делала прокат, потом делала заготовки, чтобы у меня была возможность быстро кольца отдавать. Именно с тем камнем, который заказали в Инстаграме.

- Характерную оправу вы сразу стали делать?

– Да, сразу. Колечки должны были быть узнаваемы, например, по характерным зубчикам. Хотя их появлению есть и технологическое объяснение. Существует два варианта закрепки – глухая, вокруг камня, и крапановая палочками. Мои крапаны компенсируют неточности в размерах, которые могут проявиться при оправе камня вручную. И выглядит это оригинально. Я принципиально хотела, чтобы Infanta была узнаваема со всех позиций. Дальше возникал вопрос – как же сделать так, чтобы в Инстаграм было и с тыльной стороны кольца понятно, что это именно мое изделие, например, когда оно лежит. Появилась эта пупочка. На первых моделях она была вообще золотая, и я припаивала ее отдельно.

Пупочка

Сделать «винтаж» таким, как его еще никто не носил

- «Художник должен чувствовать вечность и в то же время быть современным», — это цитата Пришвина. Дизайн украшений Infanta обращен к эпохе Средневековья, и, при этом, деликатно перекликается с модными трендами, не отстает. Как это придумалось?

- Когда я начинала, все, кто в ювелирный дизайн пришел из архитектуры, работали в стиле минимализм. Я сделала ставку на подступающую волну интереса к винтажу. Мне показалось, что аудитория у этого направления более широкая. Люди, которые любят винтажные украшения, встречаются в любой возрастной категории. Увлечение винтажными вещами не приходит из ниоткуда, то есть, если у вас бабушка занимается коллекционированием слоников, мама коллекционирует слоников, скорее всего, у вас эта склонность тоже передастся на генетическом уровне – это преемственность.

– Все эти смыслы, в совокупности, и стали Infanta?

- Я не думала о ней абстрактно. Как только у меня появилось первые десять колец, я пошла на маркет вместе со своей подругой, и смотрела, какого плана людей привлекают мои украшения. Можно десять раз думать в онлайне, что они такие, и сякие, а по факту ты видишь людей, которые на другое обращают внимание, с другой скоростью реагируют. Ты можешь 10 раз говорить, что ты рассчитываешь на молодежь, но девушки младше определенного возраста попросту не останавливаются.

- Двадцатилетние не останавливались?

– Останавливались, но это были девушки, которые ходили в платьях ниже колена и всячески подчеркивали свою женственность.

Надо просто внимательно к себе прислушиваться

- Я не раскладывала кольца хаотично – при такой раскладке ты не можешь отследить, кто что взял, у меня всегда были специальные подставки с ячейками. Камни выкладывались по цветам, и человек сразу видел, как выглядит сет. Очень часто людей останавливает вопрос – с чем я буду это носить? А тут можно было сразу подобрать, и люди часто с этой идеей возвращались. Нравится розовый? Пожалуйста, розовой гаммы полным-полно. Появляется повод для коллекционирования.

Важный пункт про размеры: человек может согласиться купить не совсем такой оттенок розового, не совсем тот самый размер камня, но, если не подходит ему размер самого кольца, то продажи не будет. Поэтому первое, на что я сделала ставку, что у меня будет полный размерный ряд, от 15, 5 до 18,5. На маркете это работало везде и всегда – если купить здесь и сейчас. То есть, если есть его размер, то он рад и счастлив, покупает. Нет бОльшего разочарования в жизни, когда ты нашел то, что тебе нравится, а оно не твоего размера!

Важно не понравиться покупателю, важно ему запомниться

- Когда я ходила на маркеты, было несколько пунктов, на которые я обращала внимание: обычно там мало света, много народа, неудобно выбирать. И каждый раз я планомерно что-то улучшала.

После самого первого раза я поняла, что в работе с камнями самое важное – это освещение. Тогда я принесла со стройки удлинитель 50 м и поставила 3 лампы вокруг своего стенда. Когда вокруг все стоят в потемках, а ты - под лампами один-единственный, все сразу подходят и смотрят.

На первый же маркет я купила в Икеа стол с длинными телескопическими ногами, потому что, когда выбирать неудобно, речь уже не идет о спонтанной покупке. Стол стал выше и люди смогли стоять долго и выбирать, сколько им нужно.

Если все кругом такие модные, и хипстерские, и им 23, а мне 33, я должна чем-то выделяться, у меня должна быть своя фиолетовая корова. Поэтому я придумала платье в пол и винтажный воротничок. На фотообзорах Ламбады [Ламбада-маркет – прим. автора] все были в пуховиках, а я в этом платье. Понятно, как это выглядело? Стоишь по центру и запоминаешься всем таким вот своим видом. Я супер-отличалась от всех, и меня это ужасно веселило. Да, в какой-то момент это выглядело странно, но на следующем маркете у человека работало узнавание – он узнал этого героя с прошлого маркета, он к нему подойдет.

Инфанта

Сделай – потом откорректируешь

- Подошел к концу год, и нужно было определиться, хочу ли я прожить следующий так же, или что-то нужно скорректировать. Подводя итоги, поняла, что я - молодец, ежемесячные платежи платила, ничего противозаконного не сделала, кроме того, что получала деньги на карту. Поэтому я поехала в налоговую и встала на учет как ИП.

Вещь, которую носишь каждый день

- У Infanta есть серьги, в которых можно спать. Что это за фишка?

- Я исходила из того, что это вещь, которую носишь каждый день. Она может не быть экстравагантной, она должна быть удобной. Чем плох, к примеру, английский замок? Обычно есть тело сережки, которое примыкает к вертикальной палочке, и, если мочка тонкая, то палочка эта будет из уха торчать. Не очень эстетично. То, в чем ты чувствуешь себя неуверенно, ты носить не будешь. Задача дизайнера – сделать так, чтобы ты носил это каждый день, и не замечал. Чтобы тебе делали комплименты, и ты чувствовал себя комфортно. Дизайнерское решение было таким – мы сделали плавный переход от тонкой части сережки к утолщенной, и, независимо от того, какая мочка у тебя, выглядит это одинаково хорошо. Но в английский замках есть минус, эта палочка впивается в шею, когда лежишь. И мы разработали кольцевую застежку, которая по такому же принципу щелкает, но не мешает спать.

Бессмысленно делать украшения, которые никто не носит. Ты потратил время, ресурс, это никто не оценит, потому что это никто не носит. Зачем? У многих есть потребность к самовыражению. У меня нет такой задачи, за моими плечами 10 лет архитектуры, все, что я хотела выразить, я уже сказала в бетоне, в стекле и в Сколково в интерьерах. Мне важно было сделать народную марку.

– То, чего у нас почти нет, к сожалению.

– Вот красивого, мудреного много, а мои покупательницы другие. Почему важно было придумать этот замок, опять же? Потому что про него можно было рассказывать, потому что дизайн – это вопрос эстетики, вопрос воспитания, вашего культурного уровня. И вашего окружения. Вы можете этот дизайн не воспринимать. ЛОГИКУ ВОСПРИНИМАЮТ ВСЕ. Если ты объясняешь аудитории, что золоченая пупочка на кольце оттого, что ты принцесса — это семантика, а шинка не просто так тонкая, треугольная, а потому что при такой форме это работает, как ребро жесткости и у вас кольцо не деформируется, это убеждает.

– Шинка – это…

— Это все, что у вас вокруг пальца идет, само колечко. Все ювелиры поправляют меня, что пупочка — это никакая не пупочка, а зернь, но мне нравилось, что в этом слове есть что-то такое несерьезное. То есть, ты все время должен был обыгрывать и историческое наследие, и детское, несерьезное. Когда ты уходишь в замшелый академизм, это плохо, люди могут не сопоставить себя с этим. Ты должен позволять себе баловать внутреннего ребенка.

Убрать из своего лексикона все лишнее

- Ваши подвески и кольца сделаны на основе заготовок, или, говоря профессиональным языком, кабошонов. Как начинающему ювелиру найти своего поставщика?

– Первые камни я купила на Ярмарке мастеров, совершенно банально – вбила в поисковике «круглый камень гладкий». Потом простыми запросами выяснила, что это называется кабошон и где его можно купить. Есть крупный магазин «Сапфир», он находится на станции метро «Текстильщики», там закупаются региональные ювелиры, есть, в том числе, и раздел с кабошонами. Сейчас я могу купить 50 штук разом, но это только потому, что у меня есть гарантированный сбыт. Вот, например, синий и зеленый в нашей широте точно с большей вероятностью купят, чем рыжий. А аметист продать будет проще, потому что аметист люди знают. Но, я изначально хотела сделать ставку на цвета. Не на астрологию, иначе ты попадаешь в аудиторию, которая очень придирчива к состоянию камня, к вкраплениям, у таких людей цикл принятия решения очень долгий. Надо убрать из своего объяснения все лишнее, и оставить только то, что помогает принять решение.

Витрина Infanta в магазине «Двенадцать» на Большой Бронной, 23

- Вы маркетинг раньше изучали?

- Нет, у меня высшее архитектурное образование. К этим вещам я пришла по-другому. Опытным путем.

Внутреннюю принцессу под софитами не видно

– Расскажите про коллекцию, посвященную Климту. Она заметно отличается от основной линейки Infanta. Как ее приняла ваша аудитория?

- Она очень долго не была востребована ни в каком виде. Есть эффект такой – в первый раз ты делаешь то, в чем у тебя внутренняя потребность, эти вещи более живые, и люди это чувствуют. Коллекция Климт была придумана. Но она и была создана не для продаж, а для съемок. Свою задачу она выполняет – стилисты берут эти украшения на съемки, а люди узнают про марку. Коллекцию Климт чаще берут в подарок – это уже другая аудитория. Когда приходят мужчины покупать подарок, озвучивают бюджет, выбирают определенные вещи.

Климт. Цветы.

– Как мужчины приходят сюда? С улицы не видно вас.

- На мою марку подписано в Инстаграм 16% мужчин, у магазина 9%. Иногда они пишут мне в директ и я высылаю подробные схемы, геолокацию, как найти нас. С мужчинами работать легко, им объясняешь, как технологически устроено изделие, сколько оно стоит, и, если сумма устраивает, они покупают. Мужчины не сопоставляют, за какие деньги можно браслет в Пандоре купить. Плюс, есть программа «Мой склад», через которую я могу отследить, что покупку делал мужчина, явно не себе. Через 3-5 дней я перезваниваю, говорю – добрый день, меня зовут Женя, я дизайнер марки, вы купили украшение в магазине «Двенадцать». Все ли понравилось девушке? Как вы думаете, какой эффект? Конечно, это повышает лояльность покупателей.

Не нужно отрекаться от аудитории, она тебе этого никогда не простит

- Вы разработали дизайн колец Infanta 4 года назад, и продолжаете делать эти украшения, линейка пополняется крайне редко. Вопрос прямой: вам действительно не надоедает делать одно и то же?

- Когда мы открыли магазин «Двенадцать», стало понятно, что какие-то украшения пользуются большей популярностью, какие-то меньшей. OneDayArt, в качестве эксперимента, выпустили коллекцию более мягкую, более обтекаемую. Но их основная аудитория это новшество не приняла, не поняла. А новая аудитория не может забыть прошлое и даже не походит к непривычным украшениям. Никогда не нужно отрекаться от аудитории, она тебе этого не простит. На мой взгляд, надо что-то добавлять и постепенно новое вводить. Я не придумываю себе задачи, чтобы творчески мышцы подкачать. Если у меня стоит задача – увеличение среднего чека, то я буду думать, как это сделать. Средний чек по магазину – 3 400 рублей, средний чек у моей марки –5400. Мне нравится, что марка не кэжуальная, а такая особенная, это осмысленный выбор, про который покупатель будет рассказывать. Пока готовишься к покупке, ты уже всем уши прожужжал. Кроме того, моя аудитория вместе со мной растет.

- Вы говорите – растем, взрослеем вместе – может, вы уже понимаете, куда это придет, скажем, через год? В разрезе стиля и ассортимента.

- Мы [«Двенадцать» – прим. автора] начинали с самоидентификации, старались максимально отделиться друг от друга. Открыв магазин, привлекли тот взращенный ресурс, который у нас был. Теперь эти люди приходят и покупают уже не только ту марку, которая была изначально их магнитом, а всех дизайнеров, так они закрывают свою потребность в украшениях в принципе. Над чем мы сейчас работаем? У нас появилось несколько общих изделий, которые мы разрабатываем, и мы формируем общий ассортиментом магазина. Если изначально было «я, только я», потом «мы, наша компашка», то прямо сейчас мы разрабатываем правильный магазин, нормальный ритейл. Раньше мы работали на себя, теперь мы работаем на магазин.

Сейчас мы только-только начали работать над показателями. Недавно установили датчик подсчета посетителей. Есть цифра, сколько заработали за этот день, количество чеков, количество посетителей, из этих переменных мы считаем конверсию. И есть продавец, который был на смене в этот день. Мы понимаем, что в его смену показатели проседает. И мы либо его усиливаем, либо его увольняем, либо дизайнеры чаще выходят.

- Раньше у вас, вроде бы, дизайнеры каждую смену по очереди выходили?

- Для чего это делалось? Делая выгрузку по кассе, ты видишь, что в рабочие дни продажи увеличиваются, когда люди возвращаются с работы, в 6-7 вечера час пик, в выходные – 3 часа дня пик, поэтому дизайнер приезжал и помогал продавцу, рассказывал покупателям про магазин. 7 дней в неделю есть дежурства, в Инстаграм регулярно появляется пост, который анонсирует появление именно этого дизайнера в магазине.

- У вас получается собрать концепты всех марок воедино, чтобы это был бренд «Двенадцать»?

- Пока выходит с трудом, поэтому я и говорю, что только работаем над этим. Изначально у всех марок есть определенное позиционирование и своя продуктовая матрица. Сейчас в магазине мы работаем над тем, чтобы урегулировать цены – кому-то чуть поднять, кому-то опустить, чтобы не было неправильного распределения. Демпинг на этой общей площадке делает плохо всем.

– Это все еще вписывается в концепцию коммуны, или это уже какая-то другая идея?

- Эта система себя уже исчерпывает. Уже и люди друг от друга устали. Вот есть кризис трех лет в браке, мы, кажется, к этому приближаемся. Нам уже тяжело вместе, мы уже не можем договориться. Вначале мы не могли договориться, потому что каждому хотелось делать так, как он считает нужным. Тогда мы решали это формированием рабочих групп по всем вопросам – финансы, дизайн магазина. Сейчас все устали от этой общей деятельности и каждый хочет глубже заниматься своей маркой.

– Социализм не получился?

– Он просто себя не оправдал, потому что люди по-разному реагируют на инициативу – кто-то ругается, у кого-то, вроде, мнения нет, но как только ты что-то предлагаешь, он возмущается.

Не надо искать «лучшее», если у тебя нет опыта

- Не раз вы упоминали в интервью, что выбрали ремесло ювелира, приняв участие в мастер-классе, а затем закончили курсы ювелирного дела. Сегодня подобных мастерских, где обучают точить камень и гнуть металл, великое множество. На что обратить внимание при выборе места обучения? Как долго проходили обучение вы?

- Впервые попав на мастер-класс, я за 2 дня что-то сделала, потом еще месяц радовалась, как все классно получилось. Что кольцо такое, как я хочу. Через полгода я еще раз сходила, мне понравилось. И я подумала, что, наверное, можно уже найти мастерскую для дальнейших упражнений. Просто в группе ВКонтакте по запросу «Обучение ювелирному ремеслу», нашла мастерскую в Новогиреево.

- Вы как-то прицельно искали, выбирали?

- Опять же, будь это я 10 лет назад, я бы весь интернет перерыла, искала бы самое лучшее. Сейчас у меня было настолько сильное желание двинуть это, что мне было все равно. Я пошла просто в первую группу в ВК. Не надо искать лучшее, если у тебя нет опыта. Потом в этих поисках лучшего начинаются вопросы «а надо ли мне это», и прочее.

- В этом какой-то жизненный опыт проявился?

- Да, это сказалась куча загубленных мечт, когда ты просто не позволяешь себе что-то сделать. Если ты не ищешь долго, то у тебя нет и завышенных ожиданий. ВСЕ ТЕБЯ РАДУЕТ. Ты не живешь ментальными фантазиями, ты живешь здесь и сейчас.

- Вы сразу знали, какой набор инструментов нужен для ваших колечек?

- Я сходила на пару занятий и подумала – о, классно, я домой куплю себе *загибает пальцы* вальцы, напильник, надфиль на тот самый случай. Написала список аж на 45 000 рублей. Потом подумала – ну это же все-таки хобби, не надо так вот сразу, сейчас еще похожу и посмотрю. К концу 2-го месяца я поняла, что мне нужен очень узкий набор инструментов. Я приезжала в мастерскую на 2 часа, делала прокат, форму для кольца, уезжала домой и соединяла все уже дома.

Натюрморт "За работой"

- Так сколько денег понадобилось вложить на первом этапе?

- Начальные инвестиции составили 12 000 рублей на все оборудование. И мне хватило на 12 камней, которые были в таблице.

- Все это были эксперименты, это не было еще началом Инфанты?

- Просто хотела сделать несколько колечек своим подружкам, поработать с металлом. В работе с металлом есть несколько интересных моментов. Как каллиграфия – получается это красиво только тогда, когда голова твоя –свободна от сиюминутных проблем. Когда ты расслаблен, когда ты ни о чем думаешь, это просто трудотерапия.

- Музыку включаете, когда работаете?

- Ну да, я их тех параноиков, которые всегда слушают одно и то же. Если спросить у наших дизайнеров, они наверняка скажут, что я слушаю только Depeche Mode. И тогда тоже слушала их же. Своеобразный способ степень вхождения в транс. Ты делаешь одно и то же, полируешь.

Метод конвейера Форда

- Сейчас вы так же вручную делаете ваши украшения?

- Сейчас у меня работает несколько ювелиров. Раньше кольца делали одни мастера, серьги другие, для подстраховки. У ювелиров, как у производителей, есть две крайности – они набирают много работы, потом заваливают сроки. Тебе нужно изделие с розовым кварцем перед 8 марта, после праздника они уже никому не нужны, но мастер не успел – может, литье не было готово, либо что-то еще пошло не так. Поэтому важно было распределить задачи между несколькими людьми, чтобы не было провала по всем позициям – когда и кольца, и серьги не приехали. Это позволяет выпускать не штучные изделия, а партии. Ювелиру, кстати, тоже удобно знать заранее, что ему нужно сделать 20 штук. Снова, и снова хорошо работает история с тем, что у тебя есть стандартные камни, есть заготовка. Пока мастер ждет камней, он обрабатывает серебро.

- Сколько по времени одно такое кольцо делается?

- Когда я делала вручную, за одну рабочую неделю, за 5 дней я делала 7 колец, потому что надо было сначала съездить в мастерскую, сделать прокаты, потом сделать кольца всех размеров. Потом пропаять.

- Но, все равно, быстро.

-Да. Именно из-за того, что в один день, например, ты делаешь только шинки. То есть, как метод конвейера Форда, когда один день ты только сидишь и паяешь. Первые 150 колец я сделала вручную. Потом я поняла, что все, я больше не могу, я начинаю это не любить. Это очень обидно, когда ты перестаешь любить то, что ты придумал. Металл и люди чувствуют, когда ты не любишь то, что делаешь. Как только фокус твоего внимания перемещается, или появляется раздражение, ты – враг. Тебя надо из производственной цепочки убрать.

Розовый кварц

- Можно пару слов об Ampersand? Сегодня в ассортименте магазина не только украшения для особых случаев, но и разнообразная бижутерия новых дизайнерских марок. Получается, что Ampersand - прямые конкуренты 12. Почему не сложилось партнерство?

- Разные возрастные аудитории реагируют на разные украшения. Это как фудкорт, где каждый для себя найдет что-то и купит поесть. Почему для фудкорта хорошо наличие Макдональдса рядом? Потому что люди знают, что там есть лидер, и, даже если не выбирают конкретно его, все равно совершат покупку. Сформирована единая точка, это плюс. Поэтому, когда прошло 4 месяца после открытия «Двенадцать», стали приходить дизайнеры с просьбой разместиться на нашей площадке. А куда мы возьмем, если у нас тут места нет. Тогда и родилась идея создать еще один магазин. Нужно было придумать позиционирование какое-то и родилась эта история с обручальными кольцами. Мне казалось, что это разные пики спроса, обычные украшения – одни пики, а эти украшения – для особого случая. Свадебный сезон – это лето, значит, здесь, на Большой Бронной, будет поток людей, и эти два магазина задружатся. Но этого не случилось по ряду причин. Изначально думалось, что эти два магазина создадут точку притяжения, куда все будут приходить за украшениями. Была даже шутка, что мы тут весь этаж заполоним. Но очень часто, если нет четкого позиционирования, случаются пересечения и марки начинают теснить друг друга. И конфликтуют. В прямой конфликт ты не вступаешь, потому что среда очень маленькая, рабочая атмосфера нарушается. Покупатели нас путали, не могли запомнить, кто, где. Cпустя полтора года я вышла из состава Ampersand. При расставании мне было важно соблюсти все договоренности и мы расстались в дружеских отношениях со всеми дизайнерами.

- Но они теперь все равно, выходит, ваши конкуренты?

- В контексте «здесь и сейчас» может быть, в контексте развития отрасли – нет. Эти люди не конкуренты, а те, кто формирует пласт. Украшения не относятся к товарам постоянного спроса. Если есть спрос на украшения, то их у всех будут брать, если нет, то ни у кого. Ты не чувствуешь разницы, есть ли эта марка на рынке или нет ее.

- Сейчас, в «Двенадцать», у вас сохранилась система взаимного финансирования? Точнее, как вы распределяли расходы?

- Отчасти это позволяет перераспределить траты. Часть расходов на себя берет тот, кто заработал больше.

- Почему бы не открыть магазин «Двенадцать» в Питере, в Нижнем Новгороде, другом крупном мегаполисе?

- У нас была мысль открыть «Двенадцать» в Питере, но, чтобы контролировать магазин в другом городе, тебе нужно каким-то образом наладить свой быт, чтобы туда приезжать постоянно и прочее. Вот в Москве вся организация происходит тет-а-тет, и можно было бы открыть еще одну площадку. Но я немного устала от решения административных и юридических задач, связанных с магазином. Мне хочется заниматься расширением марки, на этом поприще я лучше специалист, чем стратег развития ритейла.

Для продаж неважно, как ты называешься

- Вы могли бы сказать, что коммуна – это классный рецепт для старта в любой области, где люди занимаются ремеслами – одежда, керамика, кожа, художественная ковка? Для всего, что требует больших временных и трудозатрат?

- В чем преимущество такого подхода - как бы рационально ты не распределял затраты, в коммуне ты все равно будешь меньше платить, чем в одиночку. Опять же, если ты работаешь один, у тебя пул вопросов, которые нужно закрывать. Это публикации в СМИ, инстаграм – этим не волшебные люди занимаются, а вполне конкретные, за деньги. Еще пример - у нас работает приглашенный управляющий директор, которого мы можем позволить себе только потому, что работаем вскладчину. Если сложить расходы на аренду, бухгалтера, программу «Мой склад», и уборку, набежит примерно 250 000 рублей.

- Только постоянных издержек 300 000 примерно тысяч получается.

- Да, включая печатную продукцию, пакеты, которые даются каждому изделию, короче, очень много трат, которые ты убрать не можешь. Поэтому очень удобно делить эти вещи на семерых пропорционально обороту.

- Представьте ситуацию: хотел человек заниматься обувью, решил все бросить, и шить ботинки под заказ. Но не получается наладить непрерывное производство, а семью кормить надо каждый день. Не может он эту дельту прибыли вытащить. Как быть ремесленникам? Искать себе подобных?

- В идеале нужно найти человека, который любит продавать. Если ты будешь «пилить» руками, у тебя не будет времени планировать продажи. Ведь кустари сосредоточены только на цикле работ. Вся их жизнь – это цикл работ. Как только ты сможешь продумывать сбыт и маркетинг, тогда все будет получаться.

Если у тебя не получится, ты никого счастливым не сделаешь, а еще станешь примером, который будет всех пугать. Мне важно быть хорошим предпринимателем в своей сфере, потому что я знаю, что положительные примеры заражают людей. Как только ты будешь уходить в убыток, на тебя будут смотреть и говорить «в этой отрасли все ужасно», и отрасль никогда не разовьется.

#навсюголову

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Екатерина Аксёнова", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u0430\u0432\u0441\u044e\u0433\u043e\u043b\u043e\u0432\u0443"], "comments": 0, "likes": 11, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 40218, "is_wide": false }
00
дни
00
часы
00
мин
00
сек
(function(){ var banner = document.querySelector('.teaserSberbank'); var isAdsDisabled = document.querySelector('noad'); if (!isAdsDisabled){ var countdownTimer = null; var timerItem = document.querySelectorAll('[data-sber-timer]'); var seconds = parseInt('15395' + '50799') - now(); function now(){ return Math.round(new Date().getTime()/1000.0); } function timer() { var days = Math.floor(seconds / 24 / 60 / 60); var hoursLeft = Math.floor((seconds) - (days * 86400)); var hours = Math.floor(hoursLeft / 3600); var minutesLeft = Math.floor((hoursLeft) - (hours * 3600)); var minutes = Math.floor(minutesLeft / 60); var remainingSeconds = seconds % 60; if (days < 10) days = '0' + days; if (hours < 10) hours = '0' + hours; if (minutes < 10) minutes = '0' + minutes; if (remainingSeconds < 10) remainingSeconds = '0' + remainingSeconds; if (seconds <= 0) { clearInterval(countdownTimer); } else { timerItem[0].textContent = days; timerItem[1].textContent = hours; timerItem[2].textContent = minutes; timerItem[3].textContent = remainingSeconds; seconds -= 1; } } timer(); countdownTimer = setInterval(timer, 1000); } else { banner.style.display = 'none'; } })();
{ "id": 40218, "author_id": 179118, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/40218\/get","add":"\/comments\/40218\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/40218"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

Комментариев нет 0 комм.

Популярные

По порядку

Комментарий удален

Комментарий удален

0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления