НИУ ВШЭ

«Работы много, нужно ее делать»

Алексей Шпильман — о профессиональных возможностях айтишников в университете

Автор более 30 научных публикаций, занял призовые места в 15 крупных международных соревнованиях по машинному обучению; руководитель программ развития инструментов и технологий искусственного интеллекта, «Газпром нефть». Чемпион Европы по маджонгу.

Как я пришел в IT

Я пришел в IT путем крайне извилистым. Учился я в матклассе знаменитой московской 57-й школы, откуда все обычно идут стройной толпой на мехмат или на ВМК. Единственная тройка у меня в аттестате — по информатике, о чем я, считающийся специалистом в IT-индустрии, сегодня с удовольствием рассказываю школьникам.

Почти все шли дальше в вуз в математику, а я к 11-му классу от чистой математики порядком устал. Плюс к этому в 11-м классе я прочитал «Игру в бисер» Германа Гессе. Мне кажется, автор писал именно про математику, этакую красоту ради красоты.

И я решил вместо мехмата пойти на факультет биоинженерии и биоинформатики: там было больше всего разнообразных предметов, были и классические ботаника с зоологией, и даже квантовая химия! Когда пришла пора курсовых работ, выяснилось, что очень не хватает информатиков в различных проектах, связанных с моделированием биологических процессов. Несмотря на тройку по информатике, с программированием у меня было довольно неплохо. Я стал делать проекты, связанные с моделированием динамики микротрубочек и всяких связанных с ними органелл.

В процессе учебы я познакомился с замечательным ученым Андреем Райгородским, который вел у нас комбинаторику, один из моих любимых предметов. Я вообще считаю, что большая часть моих успехов связана главным образом с моим довольно приличным пониманием теории вероятностей и комбинаторики. Райгородский работал в «Яндексе» и пригласил меня работать с ним. Он возглавил отдел теоретических и прикладных исследований, я же постепенно стал смещаться в сторону разработок, связанных с искусственным интеллектом.

Как я оказался в Санкт-Петербурге

Через 8 лет я встретил девушку, влюбился и переехал в Санкт-Петербург, чтобы жениться на ней. Из «Яндекса» я уволился. Переехал, не имея никаких рабочих планов, но они, конечно же, сразу образовались. И были связаны с компанией JetBrains. Когда я вел переговоры о работе, я впервые сформулировал, чего на самом деле хочу, а хотел я заниматься наукой, преподаванием, и при этом чтобы это все имело практический смысл. И в компании это прекрасно восприняли, поскольку у JetBrains на тот момент было плотное сотрудничество с Санкт-Петербургским Академическим университетом, а потом главным партнером стала Вышка. После ухода JetBrains из России я релоцироваться отказался, остался в Вышке и очень горжусь созданной нами магистерской программой, нашим факультетом, мы растем во всех смыслах.

Как я оказался в «Газпром нефти»

Пару лет назад меня позвали заниматься искусственным интеллектом в «Газпром нефть». На самом деле вот этот вызов был для меня самым спорным. Я к тому времени уже много чего достиг в науке, имея отношение практически ко всему, что делается в области искусственного интеллекта в Санкт-Петербурге. Я получил премию Сегаловича; более того, трое питерских лауреатов этой премии являются моими учениками. Так что уходить в бизнес мне было совсем не с руки. Но я смог себя убедить, что иметь отношение к чему-то очень масштабному, с совсем иным уровнем ответственности, нежели в науке, — это тоже стоит попробовать в жизни. И вот пробую. Этим нужно заниматься: степень проникновения искусственного интеллекта в промышленность очень низкая, нет языка, на котором будут говорить разработчики и люди тяжелых индустрий, ничего пока нет. Так что работы много, нужно ее делать.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null