Зачем платить больше?

Генеральный директор IPCodex, юрист Наталья Полианчик — о том, почему кинотеатрам не стоит обижать кинокомпозиторов

В августе и сентябре текущего года с разницей в месяц Арбитражный суд города Москвы удовлетворил два иска Российского Авторского Общества (РАО) к кинотеатру «Романов Синема» о взыскании авторского вознаграждения за музыку в составе фильмов, которые он демонстрировал. Процессы продолжались больше трех лет, а фильмы, за которые РАО удалось взыскать деньги для композиторов, демонстрировались еще в 2015 и 2016 годах. Теперь между сотнями композиторов и их наследников будет распределено 6 млн рублей.

В извечном споре кинопрокатчиков и представителей правообладателей постоянно звучит аргумент о том, что РАО бьется за интересы Голливуда и американских композиторов. Отчасти это верно: РАО заключило все необходимые договоры с зарубежными ОКУПами (организациями по коллективному управлению правами) и уполномочено собирать вознаграждение в том числе для американских авторов. Однако в случае «Романов Синема» апелляция к патриотическим чувствам аудитории выглядит откровенно комично, ведь кинотеатр яростно отбивается от обязанности выплачивать вознаграждение за российскую музыку к российскому кино.

Перечислю лишь некоторых пострадавших. Наследники Игоря Сорина не получили денег за песню «Где ты», звучавшую в фильме «Чемпионы. Быстрее. Выше. Сильнее»; наследникам Виктора Цоя кинотеатр не заплатил за хиты группы «Кино» «Время есть, а денег нет», «Алюминиевые огурцы» и «Красно-желтые дни» в фильме «Ледокол» и «Видели ночь» и «Следи за собой», звучавшие в фильме «Голоса большой страны». Без вознаграждения остались родственники покойного Александра Барыкина с его «Букетом» для фильма «День выборов-2» и даже самого Дмитрия Шостаковича, чья Симфония № 7 прозвучала в фильме «Жених». Кинотеатр требовал лишить вознаграждения Владимира Шаинского и Евгения Евтушенко, умерших в 2017 году, несмотря на то что фильмы были показаны в 2015 году и авторы просто не дожили до своего законного вознаграждения, потому что кинотеатр тянул время.

Кажется, юристы прокатчика ошибочно полагали, что после смерти автора исключительное право перестает действовать, в то время как даже старшекласснику известно, что в общественное достояние произведения переходят только через 70 лет, а до истечения этого срока правами могут распоряжаться наследники.

Впрочем, с живыми кинотеатр обошелся не лучше. Среди композиторов, недосчитавшихся вознаграждения, — Туомас Кантелинен, Михаил Чертищев, Дмитрий Селипанов, Дмитрий Носков, Аркадий Укупник, Юрий Потеенко, Олег Воляндо, Роман Ревуцкий, Иван Бурляев, Максим Кошеваров и даже мэтр Эдуард Артемьев, не получивший ни копейки за музыку к фильму «Герой».

Кинотеатр не платил не только за киномузыку, но и за шлягеры, специально закупленные авторами фильмов для своих картин. Олег Кваша и Валерий Костин не удостоились вознаграждения за «Зеленоглазое такси», Максим Фадеев — за «Маму Любу», Леонид Шапиро — за «Самый лучший день» в одноименном фильме.

На этом фоне особенно умиляет, что небольшой группе авторов кинотеатр все-таки заплатил, правда, по весьма странному прейскуранту: Илья Лагутенко получил 39% от суммы вознаграждения за песню «Пломбир» к фильму «Елки-5», Сергей Шнуров — за трек «Начинаем смотреть» — 12%. Повезло разве что Игорю Жуковскому, который по логике кинотеатра должен был получить 99% вознаграждения за трек Get it right. Кажется, сотрудники «Романов Синема» пытались засечь время звучания композиций с секундомером (безуспешно).

«Романов Синема» позиционируется как премиальный: маленький зал, большие кресла с кнопкой вызова официанта, стоимость билетов — от 3000 до 7000 рублей. Странно, что настолько респектабельное заведение оказалось едва ли не последним бастионом правового нигилизма в вопросах интеллектуальной собственности. Да, у многих российских кинотеатров ушли годы на то, чтобы свыкнуться с мыслью: авторы должны получать вознаграждение за каждое публичное исполнение своих произведений. Сегодня споры ведутся разве что о конкретных ставках и нюансах администрирования этих платежей. Полная прозрачность расчетов, ставшая возможной в том числе благодаря современным цифровым инструментам — личному кабинету пользователя и личному кабинету правообладателя, — сняла все вопросы, касающиеся распределения вознаграждения. Кинотеатры знают, кому и за что они платят, при этом многие могут воспользоваться льготными ставками. Так, новые кинотеатры платят 0,7% с выручки, мультиплексы — 0,8, независимые — 1,2%. А самая высокая ставка, 3%, предусмотрена для тех прокатчиков, которые отказались заключать договор с РАО добровольно. Разбирательства в суде, штрафы и компенсации тоже удовольствие не из дешевых.

Казалось бы, почему нельзя просто уважать труд композиторов и права их наследников, если платить придется в любом случае? Причем гораздо больше.

0
1 комментарий
Александра Санкина

Вы бы лучше не позорились и не делали эту дешевую пиаркампанию организации растраты РАО, прикрываясь IPCodex.

Всем, кто заинтересуется:
Во-первых, это только первая инстанция: https://www.facebook.com/dedkove/posts/1673214522871302 , и решение  очеивдно. будет обжаловано

Во-вторых, далее в ФБ Евгения Дедкова - оппонента автора поста по хэштегу РАО вся история.

Ну и в-третьих, просто введите в гугл "РАО шотландский замок".

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 1 комментарий
null