Дипфейк в видеопродакшне

Технологию дипфейк (deepfake) используют в кино для омоложения персонажей, съёмки опасных трюков, возвращения в кадр умерших актёров. В маркетинге дипфейк может пригодиться для создания вирусных видео, переноса исторических личностей в современность, сокращения затрат на съёмки промо- и рекламных роликов (вместо оплаты съёмочного дня актёру можно оплатить использование его образа). Естественно, эту технологию уже успели использовать и неэтичными, и незаконными способами, например, для создания ложных видео-сообщений “от лица” известных спикеров, рекламы “от лица” первых лиц компаний или порно-роликов “с участием” звёзд или обычных людей.

Юридическую аналитику использования данной технологии для создания откровенных фейков, мошенничества и порно оставим на будущее, а сегодня разберёмся с нюансами использования дипфейка в создании видеоконтента.

На написание этой статьи меня вдохновила новость о выходе российского сериала «ПМЖейсон», в котором благодаря технологии дипфейк играют Джейсон Стэйтем, Марго Робби и Киану Ривз (в списке актёров их, правда, нет). Сюжет в двух словах: Стэйтем переехал в Россию, купил себе дачу, обжился и первая серия показывает, как он решил отпраздновать 60-летие на своей фазенде. Каждая серия начинается с дисклеймера о том, что всё это пародия. Дисклеймер от меня: тут потенциально замешаны авторское право, право на изображение гражданина и защита биометрических данных, деловая репутация.

Если предположить, что Стэйтем не давал согласия на такое участие в сериале и ему по каким-то причинам это не понравится, в рамках каких правовых норм он мог бы требовать у создателей и распространителей сериала выплаты компенсации?

Начнём с пародии. Это переработка произведения, при которой создаётся новое произведение, показывающее основное творение в комическом виде. Прелесть такого использования чужого произведения в том, что оно допускается без согласия автора или иного обладателя исключительного права на оригинальное произведения и без выплаты ему вознаграждения (п. 4 ст. 1274 ГК РФ).

Адрес Стэйтема в сериале (ул. Неудержимых перевозчиков 35) намекает на использование персонажей из фильмов с участием актёра «Неудержимые» и «Перевозчик», которые стали участниками пародии. С учётом пункта 4 ст. 1274 ГК РФ, ничего незаконного вроде бы нет. Но, во-первых, чтобы подтвердить наличие права на свободное использование персонажа, надо доказать наличие комического эффекта (а это оценочная категория, с ними всегда всё сложно и неоднозначно). А во-вторых, есть правовая позиция Верховного Суда РФ: в случае если пародия или карикатура порочат честь, достоинство или деловую репутацию автора оригинального произведения, он вправе использовать иные способы защиты (например, установленные статьей 152 ГК РФ) (п. 99 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10).

Так мы плавно перешли к защите чести, достоинства и деловой репутации, основные принципы которой установлены статьёй 152 ГК РФ. Если актёру или правообладателю фильмов, с помощью которых создана пародия, не понравится сатирическое использование персонажа в другом фильме (например, оригинальный персонаж трезвенник, а в сериале он пьёт водку), это вполне может стать основанием для предъявления к производителю пародии требований об опровержении, удалении контента и выплате компенсации.

Есть и иной путь - защита изображения гражданина. Статья 152.1 ГК РФ запрещает использование изображения человека без его согласия. У этого правила есть 3 исключения, но они для нашего примера не подходят. Также в судебной практике сложилось правило, согласно которому допустимо использовать изображение тех граждан, которые являются публичными фигурами (п. 47 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25). Но оно не распространяется на случаи, когда изображение используется для извлечения прибыли. При этом, стилизованное изображение человека также подлежит защите по данной норме. Так что в рассматриваемом примере, актёр вполне мог бы требовать удаления контента и выплаты компенсации морального вреда за использование своего образа в дипфейке на основании ст. 152.1 ГК РФ.

В контексте дипфейка можно пойти и по экзотическому пути защиты биометрических данных человека, на который вдохновляет кейс интернет-энциклопедии Lurkmore с мемом ББПЕ с изображением Валерия Сюткина. Фотография человека может быть квалифицирована как биометрические данные (разновидность персональных данных). Статья 11 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных» запрещает использование сведений, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность, без его согласия. В случае с мемом ББПЕ истцом в суде выступил российский защитник персональных данных - Роскомнадзор. Мещанский районный суд Москвы в 2015 году заключил, что мем нарушает требования закона о персональных данных и постановил удалить картинку из Lurkmore.

В этой статье было много сослагательного наклонения, потому что судебной практики по дипфейкам, на которую можно было бы ориентироваться, пока нет. Для пользователей технологии я обозначила 4 зоны правовых рисков, о которых стоит задумываться при производстве видеоконтента, а для объектов дипфейка (то есть людей, чьё изображение используется) - 4 возможных пути защиты своих прав. Но естественно, дьявол всегда в деталях, без адвоката не разобраться…

0
Комментарии
-3 комментариев
Раскрывать всегда