Право
Olga Vaganova
1777

Как поделить бизнес при разводе

Рассказывает Ольга Ваганова, юрист налоговой практики адвокатского бюро DS Law.

В закладки

Предпринимателям стоит задумываться о том, как их бизнес отреагирует на разные внешние волнения и кризисы. Причиной одного из таких кризисов может стать развод.

Лишь немногие семьи используют специальные инструменты для защиты своих капиталов, например брачный договор или соглашение о разделе совместно нажитого имущества. Многие рассуждают так: если мы заключаем брачный договор, значит мы уже позволяем себе мысль о разводе.

Странно, ведь когда мы оформляем страховку на автомобиль, мы не планируем его разбивать. Вот и в браке примерно так.

Согласно статье 34 Семейного кодекса (СК), имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

Сюда относится всё движимое, недвижимое и прочее имущество, которое было приобретено во время брака, и бизнес, созданный и поставленный на ноги во время брака. При этом совершенно не имеет значения, на чьё имя это имущество было зарегистрировано.

Общим имуществом супругов являются также приобретённые за счёт общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесённые в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество.

Если с движимым и недвижимым и имуществом с законодательной точки зрения всё более-менее понятно, то с долями в компаниях всё далеко не так просто. Ведь при разводе супруг имеет право на половину доли, которая оформлена на другого супруга в ООО, созданное в браке.

Здесь очень важно уметь разграничивать такие понятия, как участник общества и собственник доли, чего, к сожалению, наши суды не делают.

  1. Участник общества — лицо, которое обладает определёнными правами и обязанностями относительно этого общества. Всё это прописано в восьмой и девятой статьях ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».
  2. Собственник доли — лицо, обладающее определёнными правами в силу законодательства, в нашем случае — семейного.

То есть второй супруг, который не является участником ООО (при учреждении юрлица он не был зарегистрирован как участник), всё равно имеет право на эту долю, потому что она приобреталась в браке, а значит на совместные средства супругов.

Даже если в семье работал только один из супругов, а второй сидел дома, это не имеет значения. Согласно СК, право на общее имущество супругов принадлежит в том числе супругу, который в период брака вёл домашнее хозяйство, ухаживал за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода.

В ООО ситуация осложняется наличием нескольких участников, чьи права и интересы не должны пострадать от бракоразводного процесса одного из них. Очень часто в уставе юрлица строго определён порядок перехода прав на долю.

Например, чтобы обезопасить себя и остальных участников общества, нередко в уставе компании строго определён запрет вхождения третьих лиц в состав участников общества по любым правовым основаниям, за исключением наследования. Здесь уже ничего, кроме компенсации, бывший супруг не получит.

Если супругам не удаётся договориться о разделе мирно, решение по такому вопросу вправе принять лишь суд. Здесь возможны два варианта:

  1. «Раздел в натуре» — признать за каждым из супругов половину доли от общего имущества.
  2. Оставить долю за одним из супругов и взыскать с него компенсацию в пользу второго в размере рыночной стоимости этой доли (то есть половину).

Если суд присудил одному из супругов долю в полном объёме, но устав организации ограничивает вхождение в капитал третьих лиц, то такой супруг может рассчитывать на получение от общества «действительной стоимости» доли.

Здесь тоже есть свои нюансы: часто супруг-участник ООО пытается снизить стоимость своего имущества, чтобы выплатить низкую сумму компенсации. Например, увеличивает размер уставного капитала за счет внесения средств других участников, а сам не вносит дополнительную сумму — в этом случае его доля уменьшится (станет «размытой»).

Или он фиктивно обременяет компанию займами и другими обязательствами, предоставляет заключение об оценке, не соответствующее действительности. Все эти действия могут нанести немалый урон бизнесу, а иногда и вовсе разрушить его.

Чтобы не стать «жертвой» такого недобросовестного поведения бывшего супруга, нужно в исковом заявлении указать, что необходимо брать в расчёт реальную стоимость доли на момент подачи иска, а не на момент вынесения решения.

Если всё-таки другой стороне удалось искусственно снизить стоимость доли, то нужно в судебном порядке оспаривать сделку (или сделки), через которые стоимость была снижена, так как её содержание не соответствует законным требованиям.

Согласно статье 166 ГК, оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, и в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

А если бизнес был создан до брака, но на его развитие шли семейные средства?

Имущество каждого из супругов может быть признано судом их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счёт общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и другие).

Эта норма в основном применяется для недвижимого и движимого имущества, но по аналогии может быть применена и к долям в компании.

Доказывать тот факт, что вложения были именно личными средствами одного из супругов, можно разными способами, но самый эффективный — предоставление банковских документов: выписки со счетов, где видны движения по ним, чеки и иные платёжные документы. Важно знать, что не всё совместно нажитое в браке имущество подлежит разделу.

Согласно СК, имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

Если щедрый партнёр передал в дар одному из супругов долю в компании или, например, родители подарили автомобиль, такое имущество будет собственностью того супруга, кому оно было подарено. Такие подарки обязательно должны быть оформлены посредством договора дарения, который имеет обязательную нотариальную форму.

Если доля в обществе была подарена до брака, а уже непосредственно в период брака доля увеличилась в связи с внесением дополнительного вклада в уставный капитал ООО, то та часть, на которую она увеличилась, будет считаться совместно нажитым имуществом и будет подлежать разделу.

Если речь идёт об ИП, то при разводе имущество тоже делится поровну. Есть важный пункт, о котором стоит помнить, — бывшие супруги станут долевыми участниками средств предпринимательской деятельности, например цеха, оборудования или помещения.

А для продолжения работы им придётся договариваться о совместном управлении, что может быть проблематичным. Здесь тоже не исключена возможность выплаты компенсаций.

Лучшими способами раздела бизнеса считаются:

  • Брачный договор: заключается либо до брака, либо во время брака, имеет строго нотариальную форму.
  • Соглашение о разделе имущества: заключается либо во время брака, либо после его расторжения, имеет также строго нотариальную форму. В нём указывается только имеющееся на момент составления договора имущество, с его помощью нельзя определить участие сторон в тратах — в отличие от брачного договора.

Если спор всё же дошёл до суда, не стоит забывать, что на любой стадии процесса вы можете заключить мировое соглашение. Такое соглашение учреждается судом и имеет силу судебного решения.

Всегда важно помнить, что бракоразводный процесс — это огромный риск для бизнеса, и лучше всё продумать и максимально предусмотреть заранее, а не в тот момент, когда супругами движут обиды, амбиции и другие негативные эмоции. Ведь эмоции пройдут, а восстановить бизнес — задача не самая простая.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Olga Vaganova", "author_type": "self", "tags": ["\u0440\u0430\u0437\u0432\u043e\u0434"], "comments": 2, "likes": 8, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "subsite_label": "legal", "id": 72266, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 19 Jun 2019 19:23:07 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 72266, "author_id": 314662, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/72266\/get","add":"\/comments\/72266\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/72266"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199120, "last_count_and_date": null }
2 комментария
Популярные
По порядку
1

А я считал, что у нас принято, если бизнес вырос дальше ларька, переписывать все, кроме 1 юр.лица и офиса им арендуемого на "бывших" жен, тещ, тестя и т.д. Мало ли, кто чего надумает отжать. А тут "ХОПА!" и все граждане балканских стран.

Ответить
–1

Ольга как юрист твёрдо стоит на презумпции того, что бизнес сделал муж.

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ] { "page_type": "default" }