60 дней фильмов и сериалов по промокоду
60 дней фильмов и сериалов на Kинопоиске по промокоду
Условия подписки: clck.ru/dnhea. 18+
VC60
Забрать
60 дней подписки Яндекс Плюс бесплатно для новых пользователей, ранее не оформлявших подписку Яндекс Плюс либо подписки, её включающие, при условии привязки банковской карты. Далее — автопродление: 199 ₽/месяц. Действует на территории РФ. Активировать до 01.09.22 г. включительно на сайте hd.kinopoisk.ru/gift. Условия: clck.ru/FMQND. 18+

Как справиться со страхами реализации идеи

В первом выпуске подкаста Artcoin мы поговорили с психологом Ириной Мухиной о том, почему вместе с идеей появляются страхи, и как с ними справиться, чтобы начать действовать.

Психолог Ирина Мухина

Ниже текстовая версия нашего разговора, а если вы хотите послушать подкаст, то здесь можно выбрать любую площадку.

Ирина: Страхи можно поделить на кучки. В первую очередь, это несущественные страхи, которые как комарики нас кусают, но по большому счету ни на что не влияют. Мы можем, вообще, не осознавать какой страх у нас есть внутри. Мы просто тормозим, ничего не делаем, блокируем какие-то свои попытки. Существуют еще страхи - настоящие, которые стоит проработать со специалистом. И существуют страхи, я их называю, наведенные, которых по большому счёту у вас и нет. Но вы прочитали где-то, услышали, и вот вы уже как герой «Трое в лодки, не считая собаки» Джерома: «Когда я прочитал медицинский словарь, то нашёл у себя все болезни, все страхи, кроме родильной горячки». Так и мы, когда читаем про какие-то страхи, мы естественно присоединяемся и уже считаем, что у нас тоже это все есть.

Анна. Это история про меня. Потому что, когда проект практически был готов к запуску, я начала в какой-то момент его тормозить и не доделывать, не выпускать в жизнь. И сначала я даже не понимала почему. Как выяснилось, у меня было много неосознаваемых страхов и один из них был достаточно сложный для меня. Я понимала, что идея, которая есть у меня в голове, мне очень нравится и как мне кажется идеальна. Но у меня не получается также воплотить ее в жизнь, она получается неполной. И что-то идет не так и это меня очень останавливало. Как этот страх можно назвать?

Ирина: Это конечно страх потери совершенства. То есть по большому счету у нас есть воображение, к нам приходит какая-то классная идея, и естественно у нас в воображении это все разложено идеально, по полочкам. Но есть внутреннее понимание, что нам может быть каких-то навыков недостает, что-то где-то мы споткнемся и ошибёмся, и конечно же потеряем вот это совершенство нашей идеи, мы испортим свою идею тем что начнем ее исполнять, многих это останавливает. Чтобы справиться, мы начинаем делать на условиях как есть. Это самый лучший способ. И важно для себя понять или ты творишь, или ты боишься. Если я все-таки хочу творить, то тогда стоит понизить значимость создания этого продукта. Даже значимость не самого продукта, а то как я его буду создавать. И как только эта значимость понизится, станет конечно легче это лепить, создавать. И с другой стороны, мы как автор, как личность, можем сами поработать над своей значимостью и ценностью. Как правило, мы все здорово умеем, но думаем, что не умеем.

Анна: А если я хочу творить и бояться, что делать?

Ирина: Творить и бояться. Мы говорили, что большинство страхов как комарики. Когда, например, ты идешь в магазин или в банк и говоришь: «О, я боюсь, там очередь», «О, я приду, а там будет перерыв». Вот эти все страхи - они совершенно не существенны. Вы приходите в банк, видите очередь и уходите или стоите в этой очереди. Так и с вашим проектом, книгой, картиной, пьесой, чем угодно. Вы точно также можете прийти, начать, и бояться. Не бойся, просто двигайся.

Анна: Следующий сложный шаг по преодолению для меня - страх откровенности, я не знаю, как его по-другому назвать.

Ирина: Это можно назвать страхом беззащитности. То есть конечно, когда мы создаем свой проект, мы вынуждены открываться, иначе в этом нет никакого смысла, если мы будем писать вещи, которые все итак знают. Ценится именно свой собственный опыт. То как мы предстанем перед читателями может очень сильно нас волновать. И конечно каждому творцу стоит выбирать ту степень откровенности, с которой он делает свой проект, но боятся того что кто-то что-то про тебя узнает совершенно необязательно. Все равно узнают, все равно мы всегда ошибаемся относительно мнения других людей о нас. И конечно здесь еще есть некий перенос, когда человек о чем-то говорит, о каких-то проблемах, которые он уже преодолел, но люди не всегда это понимают. Они почему-то считают, что у человека есть прямо сейчас эти проблемы. Начинают утешать его, какие-то советы давать ненужные, спрашивать: «Ой, а что у тебя случилось?». И переносят этот образ твой, даже сейчас на экране, на тебя. Считают, что это одно и тоже. Но это вовсе не обязательно. И то, какие мы в жизни и в проекте или идее — это конечно большая разница.
Здесь можно предусмотреть вот эту свою уязвимость и подготовиться. Буквально подготовиться, что я буду говорить, если люди, начнут меня жалеть или наоборот начнут мною восхищаться. Эта готовность защитить себя - поможет. Ранит больше всего конечно, когда ты ждешь от людей, например, поддержки, а получаешь критику. Но и к этому можно подготовиться, сказать: «Да так есть. Люди разные, по-разному реагируют». Или просто сказать, что так устроена система, так будет всегда. И даже какие-то там даже очень известные люди, например, Демьяненко всю жизнь страдал от образа Шурика, когда люди совершенно не хотели видеть ни его другие роли, не то какой он в жизни, какой он человек, а видели в нем только Шурика и ничего другого видеть не хотели и не могли. И наша задача просто подстелить соломки для нашей уязвимости, это поможет.

Анна: Давай тогда про страх критики поговорим.

Ирина: Критика - это то что нас всех смущает. Мы немножко тут говорили про страх ошибки, то есть это собственно очень срощенный страх с критикой. Нас не страшат сами по себе ошибки, нас страшит то, что нас за них заругают. И конечно если бы никто не обращал внимание на наши ошибки на то, что мы пролили соус на скатерть, нам было бы по большому счету легче их совершать. Но критика она будет всё равно всегда, кто-то всегда захочет за нас счет самоутвердиться, кто-то всегда захочет нас отодвинуть, принизить наши какие-то заслуги и иногда мы готовы к этому, иногда нет. Но это не та вещь, из-за которой надо отказываться от творчества.

Кому-то хочется преодолевать, кому-то не хочется преодолевать. И смотрите, то есть, вы себя всё равно лучше знаете, если вы понимаете, что у вас азарт, я сейчас всех раскидаю, всех преодолею, да, смотрите активно, что делают другие люди, учитесь у них и продвигайте свои проекты. Но если вы человек другой, если вы увидели, что кто-то, конкурент или нет, просто кто-то сделал тоже самое, может быть вперед вас, какую-то идею реализовал, и у вас сразу же ушки опускаются, все гаснет, вам уже ничего не надо, ничего не хочется. Если вы такой человек, просто не смотрите, что делают другие люди, не смотрите, что делают конкуренты - это ваш выбор и ваша ответственность. Насколько вы себя знаете и тогда эти советы: «Посмотри, что делают конкуренты, поучись у них» - это вообще не про вас.

Анна: Еще ты говорила, что творческие люди обычно страдают сразу двумя страхами, и успеха, и не успеха. Вот об этом расскажи, пожалуйста.

Ирина: Если вы пишете книгу, рисуете картину или может быть даже просто делаете какой-то свой семинар, мастер-класс, например, вы делаете по какой-то теме, в которой вы эксперт. И у вас разом присутствует страх что, люди прочитают, придут на мой семинар и не прочитают, и не придут. И вот эта двойственность, она есть всегда, и нам с одной стороны конечно хочется, чтобы нас прочитали и дали какой-то отклик, но, с другой стороны мы думаем лучше бы никто не видел, не читал. Это есть, это просто также надо знать, что это есть, и специально готовиться к этому не надо. Этот страх - тоже из таких страхов как комарики. Вы идете в поход, знаете, что там будут комарики, ну и будут, вас же это не останавливает от того, чтобы прийти в красивое место. И здесь должно быть точно также, если вы хотите что-то делать просто делайте и не думайте, как это будет, придут или не придут.

Анна: А есть какие-то практики, упражнения, которые мы можем поделать, чтобы снять с себя этот страх, если он сильно мешает?

Ирина: Прежде всего мы признаем страх как таковой: «Да, я боюсь». И я часто люблю повторять, если вам нужно прийти домой, а дорога идет через темный лес, какая разница, что вы боитесь? Вы можете шарахаться от каждого куста, но всё равно идете домой. Боюсь, но иду. И здесь по большому счету тоже самое, можно для себя прописать, а чего собственно вы боитесь. То есть у вас еще не было ситуации, что люди пришли или не пришли, прочитали или не прочитали. Вы первый раз это делаете. Тогда вам нужно понять, чего на самом деле вы боитесь. И скорее всего вы придете опять же к тому же страху критики, внешней оценки. И надо понизить ее значимость, просто разрешить другим людям иметь это мнение. Оно никак вас не касается, и вы можете очень подробно прописать, чего вы на самом деле боитесь и во что это может вылиться, и просто себе сказать: «Да, это может быть, и что? Это не отнимает моего желания».

Анна: Сейчас модно говорить о страхе самозванца. Давай про него тоже поговорим. Расскажи, что ты про него думаешь?

Ирина: Я считаю, что страх самозванца - это то, что мы вначале говорили про наведенные страхи, это вот самый что ни на есть наведенный страх. Это есть в психологии, так называемые маркетинговые ходы, когда психологи вам объясняют про какие-то вещи, и вы к этому присоединяетесь. Вам кажется, что это для вас важно, что это на вас как-то влияет и действует. Что я не чувствую достаточно достоинства и значимости, чтобы делать этот проект. На самом деле никакого страха самозванца конечно же не существует. Никакие мы с одной стороны не самозванцы. Если мы захотели что-то сделать и к нам пришла энергия, мы имеем полные права ч творить. Это раз. И второе - мы можем быть сами для себя какими угодно самозванцами. Что это означает, я куда-то захотела, и сама себя туда позвала, и сама себя туда привела, и это очень здорово быть для себя самозванцем. Это означает, что я делаю, что хочу, зову себя, куда хочу, и получаю соответственно все плюшки и все какие-то негативные моменты. Это не важно. Быть таким самозванцем, на мой взгляд, - это здорово.

Анна: Ты говорила, что один из способов убрать эти наведенные страхи, в том числе страх самозванца - это поднимать свою значимость. Как это можно сделать, если нет возможности обратиться к психологу?

Ирина: Во-первых, в жизни любого человека есть моменты, когда он чувствовал себя очень хорошо. И здесь мы можем собрать все наши маленькие победы и прочувствовать радость этих побед. Где-то нас похвалили, может быть поставили 5, а где-то мы организовали субботник, где-то мы захотели куда-то там полететь, поехать, взяли и поехали. И если даже какая-то дружба нам приносила плохое настроение и какое-то негативное состояние, и мы прекратили отношения с этим человеком — это тоже наша победа. И когда мы начинаем для себя просто перечислять какие-то очень удачливые наши моменты, значимые моменты в нашей жизни мы конечно же наполняемся энергией этих побед. И это повышает нашу значимость.И по большому счету в жизни не бывает вообще бесполезного чего-то. То есть, даже то что мы записываем сейчас в минус, оно может обратиться в плюс. И через какое-то время мы скажем: «Спасибо что это было со мной».

Анна: Есть такое понятие, как выученная беспомощность, которая тоже очень распространена у творцов. Расскажи про нее.

Ирина: Есть такой момент, отчасти это тоже психологически наведенная вещь. Но многие опять же к ней присоединились. Это для людей, которые как раз не чувствуют азарта преодолевать снова и снова. И их один раз покритиковали за их рассказ какой-то, второй раз покритиковали, а на третий раз они говорят: «Я не буду это делать, не буду это писать, не буду творить». И конечно в данной ситуации мы обкрадываем только себя и обедняем свою жизнь. С этим справиться можно. То есть можно как-то распланировать очень мелко, коротенькими, маленькими периодами и позволить себе контролировать эти периоды. Мы может быть не в состоянии сразу же управлять всей задачей, но мы можем делать что-то маленькое и видеть, что у нас получается. Но на самом деле для любого важного дела, творческого дела нас достаточно. И вот в процессе таких маленьких шагов мы просто привыкаем к этому, видим, и это становиться не существенным для нас.

Анна: Если я у себя нахожу столько страхов и вещей, которые меня останавливают, то это нормально? Я точно творческий человек в этом случае?

Ирина: Точно творческий! Вот смотрите, можно провести границу, разницу между творчеством, писательством и графоманством. Графоман, он пишет и млеет просто от того, что он пишет, он счастлив. Буковки сопоставлять ему кажется, что это совершенство, и все остальные просто дураки, что не понимают, как здорово он это делает. У него не возникает никогда тени сомнения, что это классно то, что он придумал, сделал, написал, нарисовал и т.д. В то время как творец, он всегда сомневается и даже если книга издана, даже если этот фильм снят. У творческого человека всегда возникают идеи как это можно улучшить, переделать. Он всегда сомневается, что он выложился на 100%. Джек Лондон прямо пишет: «Я начинаю писать книгу, у меня великолепный замысел, я обожаю эту книгу. Я пишу 10 страниц и понимаю, что это совсем не то, что есть у меня в голове. И я начинаю эту книгу просто ненавидеть и ненавидеть, как я это делаю, пишу, но я себя успокаиваю тем, что я может быть не создам идеальное, но я создам что-то, а в следующий раз у меня получится лучше».

Анна: То есть это касается всех творческих людей, которые всегда сомневаются?

Ирина: Да. Если это застывшая форма, то мы не можем говорить о творчестве. Если человек не думает, не сомневается, не боится и т.д., то что тут говорить о творчестве. Это просто какой-то робот железобетонный, который прокладывает себе дорогу в скале.

Анна: Еще один частый вопрос: мне мешает начинать заниматься проектами страх, что мою идею украдут, что кто-то более опытные ее сделает раньше и лучше. Что с этим делать?

Ирина: Знать, что могут украсть. То есть, по большому счету много об этом говорят, голая идея как таковая (он полюбил ее, а она его не полюбила), вообще ничего не стоит. Пока вы ее не обернули в что-то готовое, например, сценарий, это, что называется ноль копеек. То, что уже имеет какой-то носитель, бумажный или электронный, вы можете защищать. Есть авторское право. Конечно у каждого творца может быть своя паранойя, он может быть не защищать там свои творения, может чрезмерно их защищать, но это правила игры. Если ваша идея на самом деле хороша, и она в полуготовности, то просто не спешите ее рассказывать. Особенно друзьям, которые занимаются тем же самым. Например, вы задумали сделать какой-то семинар. Очень подробно рассказываете своему коллеге коучу, как и что будет, а потом вы еще тут готовитесь, и видите, что коллега уже объявил это и собирает группу на вашу тему, на вашу программу. Я такое встречаю очень часто и вопрос здесь только ваше умение научиться различать кому доверять можно, а кому доверять нельзя. С кем можно ваши идеи, еще сырые, обсуждать, а с кем нельзя. Это ваша ответственность, кому вы доверяете свою интеллектуальную собственность.

Анна: Мне кажется, что совсем сырые идеи лучше вообще никому не рассказывать. Потому что пока ты ее рассказываешь, ты как-то по другому ее начинаешь воспринимать. Если она у тебя до конца не продумана, то возникает ощущение, как будто ты ее уже сделал что ли. Если ты еще для себя все про нее не придумал и не решил, то часто на этом ты и останавливаешься.

Ирина: Здесь можно заметить, что большие идеи, большие мечты они нам часто нужны как компенсация. Мы можем быть недовольны тем, что у нас происходит в жизни, и тогда к нам приходит какая-то гениальная идея. Мы начинаем ее в воображении развивать, она нам очень нравится, она нас вдохновляет. Но эта идея приходит к нам для такого вдохновения, для утешения. А в реальной жизни мы ничего делать и не собираемся. Эта идея как компенсация того, что у нас в жизни происходит, и нам не нравиться. И важно эти идеи уметь отличать.

И мы это на самом деле мы про себя знаем. То есть эта идея мне нужна просто чтобы утешиться или я на самом деле хочу что-то сделать? Задать себе этот вопрос. И не стеснятся, говорить, что: «Да. У меня есть достаточно идей, достаточно проектов, которые мне нужны просто чтобы помечтать». Многие девушки просто мечтают о мужчинах каких-то, которые могут быть в их жизни. И не собираются ничего делать, чтобы завоевывать этих мужчин. Точно также идеи в творчестве. Они могут никогда не исполнится, но всю жизнь вас греть.

Анна: Давай подведем итоги. Несколько самых ценных советов, дай пожалуйста.

Ирина: Запишите себе: все страхи, все сомнения влияют на нас ровно настолько, насколько мы считаем, что они на нас влияют. Насколько мы верим, что они на нас влияют настолько это влияние и сохраняется.
Второе: Дороже всего стоит то, что дается вам легче всего. Вы можете сразу составить список того, что вам очень просто делать. Например, вы определяете характер человека по его жестам, вам это на раз. Масса может быть вот таких вещей, которые вы делаете очень легко. Это тот дар, который вам дал Бог, он стоит дорого.Мое вам такое пожелание, очень люблю эту фразу, которая однажды мне пришла: «Всегда вовремя разбогатеть, влюбиться и прославиться!». Начинайте там, где стоите, и стартовать можно прямо сейчас и лучшего момента не надо ждать.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null