Внутреннее предпринимательство: три плюса и один нюанс

Иногда очень хочется сделать что-то свое, но денег на запуск нет. А есть стабильная работа, семья, планы, кредиты и обычная бытовая круговерть. Внутреннее предпринимательство, или интрапренерство, — это безопасный способ превратить идею в бизнес, не рискуя почти ничем.

В закладки

От туманного «почти» зависит конкретное решение — куда податься со своей идеей? Благо недостатка в бизнес-инкубаторах и прочих акселераторах сейчас нет: они появились у IT-компаний, сотовых операторов, банков, вузов и даже у ритейлеров стройматериалов. Однако мало кто из них готов вкладывать деньги в проекты на уровне идеи. Я расскажу, на что стоит обратить внимание интрапренеру при выборе акселератора и какие условия могут предлагать корпорации, на нашем примере. Начну с хороших новостей.

Предприниматель на зарплате

Внутренний предприниматель официально трудоустраивается в компанию — владелец инкубатора. Уровень его зарплаты соответствует рыночному, предусмотрены бонусы, соцпакет и рабочее место. Тут все как у сотрудников, однако на первом месте для нашего героя — реализация идеи, поэтому уже на входе он должен понимать условия выхода. Например, при последующей продаже бизнеса лидер вправе рассчитывать на долю, иначе его мотивация не будет достаточной.

В «Лаборатории Касперского» существует альтернативный вариант для автора успешной бизнес-идеи — стать руководителем проекта с окладом в сотни тысяч рублей. Такой сценарий вполне реален, если проект вписывается в портфель решений компании. В этом смысле показателен пример Славы Борилина — автора образовательной платформы Kaspersky Cybersecurity Awareness. Его тренинги по информационной безопасности для сотрудников корпораций приносят выручку в несколько миллионов долларов в год.

На старте автор идеи должен четко понимать, сколько денег в него готовы вложить и когда спросят результат. Для сравнения: мы обычно вкладываем сотни тысяч долларов в проект за 9–12 месяцев. Этих инвестиций и времени вполне достаточно, чтобы понять, взлетит идея или нет.

Кроме того, обязательно зафиксировать критерии, по которым будет оцениваться проект. Ведь под «взлетом» инвестор может понимать совсем не то, что предприниматель. Например, он показывает выручку, а от него ждут прибыль. Или за год растет в два раза, а от него требуют умножения на десять.

Был в нашей практике исключительный случай, когда от стадии идеи до первой выручки прошло всего семь месяцев. Речь о проекте Verisium. Это защищенная база данных для проверки лакшери-продуктов на подлинность с помощью встроенных NFC-меток и приложений для iOS и Android.

Мы не ставим перед проектами задачу выхода в чистую прибыль. Стартап должен быстро расходовать деньги для проверки максимального количества гипотез, а не сидеть ровно и приносить прибыль, экономя на всем подряд.

А что, если проект не взлетит? Конечно, можно свято верить в идею и собственные силы, но есть реалии, на которые сложно повлиять. Был у нас и такой случай. И хотя мы предлагали фаундеру другие вакансии в бизнес-инкубаторе и в самой «Лаборатории», он ушел развивать идею самостоятельно.

Вообще, не открою секрета, если скажу, что поиск персонала — большая головная боль для всех компаний, и в особенности для IT. Если вы идете в инкубатор при крупной компании, которая каждый год нанимает людей сотнями, с высокой вероятностью вы не окажетесь на улице, даже если стартап не взлетит. Этого преимущества нет у фондов, которые работают по схеме «нашел — раскрутил — продал».

Особый статус

На мой взгляд, внутренний предприниматель, работающий в инкубаторе, должен быть обособленной единицей. Митинги, отчеты и прочая корпоративная текучка не должны отвлекать от главного. Сам пишешь план, сам его выполняешь и сам отвечаешь за результат. Не надо ни с кем ничего согласовывать. Для проекта в шесть-семь человек поменять название продукта и его позиционирование — дело одного дня, в то время как в большой компании на это может уйти полгода

С одной стороны, такая обособленность вовсе не значит, что нельзя воспользоваться ресурсами компании вроде патентной разведки, бухгалтерии, офиса и услуг HR, — все это доступно, и тылы у интрапренера прикрыты.

С другой стороны, свободное плавание дает ребятам понять, что все зависит только от них. Особенно заметна трансформация сознания у человека, который попал в инкубатор после долгой работы в корпорации. Раньше ему что-то поступало на вход, а от него — на выход, и далее по цепочке. Словом, все, что происходило в его жизни, зависело от людей, с которыми он даже не был знаком. И функционировал как часть системы. Это работало с ним, это продолжает работать без него. В интрапренерстве все устроено иначе: пока ты в проекте, он живет, покинул его — проект умер.

Не только деньги

На месте стартапера я бы выбирал инкубатор не только по финансовым соображениям, но и с точки зрения дополнительных возможностей. Приведу пример. Больше 80% продаж «Лаборатория Касперского» делает не в России. Для тех, кто собирается выходить на международные рынки, это может быть на руку. Например, автор защищенной системы онлайн-голосования на блокчейне Polys.me изначально ориентировался на зарубежные рынки, и при нашей поддержке его идея там выстрелила. Если бизнес-замысел связан исключительно с Россией и не предполагает масштабирования за ее границы, мы, наверное, не лучший вариант для его реализации.

Или другой пример. Если стартап связан с софтом, выбирайте корпорации, делающие ПО, — они не дадут криворуким девелоперам-подрядчикам запороть проект и не пропустят косячный сайт. Если вы занимаетесь финтехом, вам прямая дорога в банки (например, Сбербанк запустил в этом году собственный акселератор). Если геологоразведкой — в «Газпром». Чем больше у корпорации компетенций в вашей области, тем меньше ваши риски.

Узнайте, есть ли у компании выход на нужных вам кастомеров: это важно и на первом этапе — тестирования прототипа, и на этапе продаж. В B2B-сегменте пригодится выход на людей, принимающих решения. Посмотрите, насколько сильны позиции у бренда компании на вашем рынке, — его можно использовать для собственного продвижения. В общем, выясните еще на этапе подачи заявки, что вы получите от инкубатора помимо денег.

Одной идеи мало

А теперь плохая новость. Чтобы стать внутренним предпринимателем, одной идеи не достаточно. Она обретает ценность, когда появляется человек, готовый идти до конца.

За три с половиной года работы инкубатора «Лаборатории» через меня прошло 3000 идей, и я редко встречал что-то действительно инновационное — проекты или мысли, которые когда-нибудь не обсуждали между собой сотрудники нашей компании. Эксперты инкубатора могут набросать вполне жизнеспособную идею всего за 10 минут. Но кто возьмется за ее реализацию? Кто будет готов идти до конца?

На 150 идей, которые проходят через наш фильтр, только один проект получает финансирование. На текущий момент таких проектов 14: девять команд продолжают работать в инкубаторе, четыре — пошли дальше, а один, как я уже говорил, не взлетел.


У любого инкубатора, предлагающего внутреннее предпринимательство, жесткие критерии отсева, ведь он рискует, вкладывая деньги, а интрапренер не теряет ничего, кроме собственного времени, которое, между прочим, оплачивается. На мой взгляд, это отпугивает многих потенциальных предпринимателей. Все по-разному решают данную проблему. Мы, например, запустили конкурс идей Kaspersky Start Russia. Даже если участник не зайдет в инкубатор, у него есть шанс просто заработать денег. К тому же многие новички не понимают, с чего начать. Не умеют находить рынки, выступать перед публикой, тестировать продукт. Мы всему этому учим в процессе конкурсного отбора.

Ну и наконец, совсем не обязательно идти именно к нам. Изучайте будущих инвесторов и выбирайте свой вариант.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Вартан Минасян", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 7, "likes": 1, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "subsite_label": "life", "id": 49771, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 01 Nov 2018 12:01:54 +0300" }
{ "id": 49771, "author_id": 217721, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/49771\/get","add":"\/comments\/49771\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/49771"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199123 }

7 комментариев 7 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
1

Как правило минусбизнес-инкубаторов всегда - это юридическая незащищенность идеи предпринимателя. Как в будущем мне быть уверенным, что вы не будете использовать мои разработки в своих коммерческих целях?

Ответить
0

Здравствуйте! Вартан улетел на Web Summit в Лиссабон, я могу ответить за него, как близкий к теме. "Как в будущем мне быть уверенным, что вы не будете использовать мои разработки в своих коммерческих целях?" - если проект останется в составе "Лаборатории Касперского", то ЛК естественно будет использовать разработки в коммерческих целях. При этом вы а) или остаетесь руководителем этого бизнес-юнита в роли менеджера ЛК или б) выходите из бизнеса и получаете долю, о которой договариваетесь на входе.

Ответить
0

Там в положении о конкурсе всё прозрачно написано:

"7.3. Заказчик оставляет за собой право использовать по своему усмотрению, без получения разрешения со стороны Участников Конкурса и без выплаты им вознаграждения любые идеи, концепции, принципы, методы, решения технических, организационных или иных задач (не являющиеся в соответствии с законодательством Российской Федерации объектами авторского права), предложенные такими Участниками. В соответствии с условиями настоящего Соглашения для достижения целей Конкурса, Участник предоставляет Заказчику , постоянную, не подлежащую оплате, непередаваемую, неисключительную лицензию на использование результатов интеллектуальной деятельности созданных в процессе участия в Конкурсе или предоставленных на Конкурс."

Ответить
0

Я думаю, такие жёсткие формулировки - это просто формальные требования юридического отдела "Лаборатории Касперского". В большой корпорации чихнуть нельзя без согласования с юристами. По факту, в инкубаторе нормальные открытые ребята работают. Мы с ними давно знакомы, знаем их проекты. Два года назад уже проводили конкурс идей. За это время ни разу не слышал, чтобы кто-то обвинил их в "воровстве" чужих мыслей или в чём-то таком непристойном. Рынок-то маленький, все друг друга знают. Репутация важна, тем более для ЛК. У инкубатора есть плюсы, есть минусы - они в статье указаны. На сайте есть емейл - можно задавать вопросы, в т.ч. по условиям входа/выхода.

Ответить
1

хехе а как выйти потом из вашего инкубатора?

Ответить
0

Сектанты.

Ответить
0

Написал выше - или остаетесь руководителем этого бизнес-юнита в роли менеджера ЛК или выходите из бизнеса и получаете долю, о которой договариваетесь на входе.

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }