Убыточные комиссии и стоит ли их бояться?

Светлана Шевелева, директор и учредитель бухгалтерской компании «Контакт».
В закладки

В последнее время участились вызовы наших клиентов - предпринимателей в налоговую на так называемые “убыточные комиссии” или по другому комиссии по легализации налоговой базы. Такие комиссии существуют в России давно, и единственная цель этих комиссий - увеличение поступлений в бюджет.

Мой первый опыт посещения такой комиссии запомнился мне особенно. Это было 14 лет назад, тогда мне было 23 года. Это была первая компания, в которой я работала главбухом, и в один прекрасный день в компанию пришел вызов в налоговую поводу убытков в декларации по налогу на прибыль. Директор делегировал мне на 100% всё общение с гос. органами, иначе за что еще главбух получает зарплату.Поэтому я взяла с собой кипу документов и отчетов, поясняющих убытки, и отправилась в налоговую.

В кабинете напротив меня сидело шесть налоговиков, трое из них в погонах и налоговой форме, все были преклонного возраста. Мне устроили настоящий разнос. Мои доводы по поводу того, что у нас стартап, что срок окупаемости на производстве еще не наступил, слушать никто не стал. Мне не дали даже и рта открыть.Налоговики кричали перебивая друг друга, что все эти липовые бумаги (бизнес-план и другие расчеты) они смотреть не будут, что если мы не подадим уточненку, то завтра же они выйдут выездную проверку и найдут всех наших поставщиков-однодневок и доначислят фирме такие суммы, что компании и не снилось. Заседание длилось примерно 25 минут, в течение которых все говорили на повышенных тонах, примерно одно и тоже, что компания наша под повышенным вниманием, что ответственность за уклонение от уплаты налогов понесет не только директор, но и я как главбух, так как они докажут, что мы действовали в сговоре. Поэтому в моих личных интересах делать так, как они скажут. Я вышла из здания налоговой, села в машину и заревела. Мне казалось, что я полностью провалила переговоры, не смогла обосновать убытки и отстоять интересы предприятия.

Вернувшись на рабочее место и придя в себя, я решила, что никакие уточненки подавать не буду, ведь в учете все отражено правильно. Значит, пусть налоговики приходят на выездную проверку. Еще раз перепроверила все документы и подписала красиво папочки. Естественно, никакая проверка на наше предприятие не вышла :)

После этого случая я много раз была на убыточных комиссиях, но уже проходила их спокойно и быстро, так как у меня появился иммунитет к запугиваниям, я научилась слышать между строк. Пришло понимание, что у налоговиков нет цели разобраться в ситуации конкретного бизнеса. Цель налоговиков - чтобы ты испугался и после комиссии и заплатил побольше налогов. На всех комиссиях говорят примерно об одних и тех же последствиях подачи убыточных деклараций:

  • Повышенный камеральный контроль за предоставляемой отчетностью компании. Камеральный контроль к убыточным декларациям всегда повышенный, но это не повод подавать уточненки, если убыток у вас обоснован;
  • Скорая выездная налоговая проверка компании. Сам по себе отказ подать уточненки не может спровоцировать выездную налоговую проверку. Решение о выездной проверке принимается по совокупности факторов на основе предпроверочного анализа и только из-за убытка выездная проверка на предприятие не приходит;
  • Обещание банкротства. Эту меру также нереально воплотить в жизнь, если предприятие действующее и регулярно сдает отчетность;

Самая лучшая стратегия поведения на таких комиссиях - отвечать на все вопросы и требования нейтрально, не возражать, но и не соглашаться. Ни в коем случае не стоит вступать в спор и или конфронтацию с налоговиками. Хороший ответ такой:

“Спасибо за внимание к нашей компании и разъяснения в области убытков, мы обязательно примем их к сведению. Мы проверим все документы и проанализируем декларации и если найдем ошибки, то обязательно подадим уточненки.”

Убыточные комиссии - это меры психологического воздействия на первых лиц компании с целью увеличить поступления в бюджет. Не стоит бояться вызова в налоговую и соглашаться с требованиями инспекторов, если у в учете все проведено правильно. При этом надо помнить, что проигнорировать приглашение в налоговую нельзя. Поэтому собираясь на комиссию, проконсультируйтесь с бухгалтером, чтобы лучше понимать свои права и права налоговиков. Также помните, что получение прибыли - это цель, а никак не обязательный результат предпринимательской деятельности, особенно на старте бизнеса.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Светлана Шевелева", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 3, "likes": 5, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "subsite_label": "life", "id": 52172, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Fri, 30 Nov 2018 14:41:54 +0300" }
{ "id": 52172, "author_id": 182816, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/52172\/get","add":"\/comments\/52172\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/52172"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199123, "possessions": [] }

3 комментария 3 комм.

Популярные

По порядку

1

При явке на такие комиссии нужно предупредить о ведении аудио/видео записи, и при любых попытках повысить тон или шантажировать - писать жалобу в вышестоящую фнс/руководителю этой и/или в прокуратуру.

Все будут шелковые

Ответить
0

Да, согласна. Аудио-запись лучше вести. А сходу пугать прокуратурой и вышестоящим органом считаю не стоит, инспекторы тоже люди и надо стараться выстроить конструктивный диалог

Ответить
0

Зачем пугать? Пугать вообще никого не надо. Надо просто последовательно и методично отстаивать свои права. Тот тон и разговоры, которые вы описываете - совершенно не допустимы и их нужно пресекать. ИФНС должна вежливо и уважительно общаться с налогоплательщиками.

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }