Пора в отпуск
6000 миль
за оформление карты
Подробнее
(function(w, d, promoUrl, loc) { var modal, box, closeModalBtn, isModalAnimation, body, html, scrollBarWidth, promoButton; var teaser = d.querySelector('.tinkoff-all-airlines'); if (!teaser) return false; initModal(); preloadImages(['https://leonardo.osnova.io/2755fcfd-f5aa-3496-f0b8-2066ac91e9fa/', 'https://leonardo.osnova.io/0006b8c0-6e01-4b3f-6765-45d1606a2c48/', 'https://leonardo.osnova.io/da12942b-f4f3-2560-40b3-a1c930f4b330/']).then(function() { setTimeout(function() { analyticsEvents(); teaser.classList.add('is-init'); teaser.addEventListener('click', openModal); onDestroy(); }, 100); }); function onDestroy() { var moduleAjaxify = window.Air && window.Air.get('module.ajaxify'); if (moduleAjaxify && moduleAjaxify.on) { moduleAjaxify.on('Before page changed', function() { window.removeEventListener('scroll', scrollHandler); hideModal(); if (teaser) { teaser.removeEventListener('click', openModal); } if (box) { box.removeEventListener('click', stopPropagation); } if (closeModalBtn) { closeModalBtn.removeEventListener('click', closeModalStop); } if (promoButton) { promoButton.removeEventListener('click', clickPromo); } if (modal) { modal.removeEventListener('click', closeModal); modal.remove(); } }); } }; function initModal() { body = d.querySelector('body'); html = d.documentElement; modal = d.querySelector('.tinkoff-all-airlines-promo'); box = d.querySelector('[data-tinkoff-all-airlines-box]'); closeModalBtn = d.querySelector('[data-tinkoff-all-airlines-close]'); isModalAnimation = false; scrollBarWidth = getScrollbarWidth(); box.addEventListener('click', stopPropagation); modal.addEventListener('click', closeModal); closeModalBtn.addEventListener('click', closeModalStop); promoButton = d.querySelector('.tinkoff-all-airlines-promo__button'); if (promoButton) { promoButton.setAttribute('href', promoUrl); promoButton.addEventListener('click', clickPromo); } body.appendChild(modal); }; function clickPromo() { sendEvent('Promo button'); }; function stopPropagation(e) { e.stopPropagation(); }; function closeModalStop(e) { e.preventDefault(); e.stopPropagation(); closeModal(); }; function openModal() { if (isModalAnimation) return false; isModalAnimation = true; sendEvent('Popup', 'Open'); body.style.overflow = 'hidden'; html.style.marginRight = scrollBarWidth + 'px'; modal.classList.remove('is-hidden'); setTimeout(function() { modal.classList.add('is-show'); setTimeout(function() { isModalAnimation = false; }, 300); }, 0); }; function closeModal() { if (isModalAnimation) return false; isModalAnimation = true; hideModal(); sendEvent('Popup', 'Close'); }; function hideModal() { modal.classList.remove('is-show'); setTimeout(function() { modal.classList.add('is-hidden'); body.style.overflow = 'auto'; html.style.marginRight = '0px'; isModalAnimation = false; }, 300); }; function isInViewport(elem) { var bounding = elem.getBoundingClientRect(); return ( bounding.top >= 0 && bounding.left >= 0 && bounding.bottom <= (window.innerHeight || document.documentElement.clientHeight) && bounding.right <= (window.innerWidth || document.documentElement.clientWidth) ); }; function preloadImages(urls) { return Promise.all(urls.map(function(url) { return new Promise(function(resolve) { var image = new Image(); image.onload = resolve; image.src = url; }); })); }; function sendEvent(label, state) { state = state ? state : 'Click'; var value = 'Tinkoff All Airlines 650 (' + loc + ') — ' + label + ' — ' + state; console.log(value); if (window.dataLayer !== undefined) { window.dataLayer.push({ event: 'data_event', data_description: value, }); } }; function getScrollbarWidth() { var outer = d.createElement('div'); outer.style.visibility = 'hidden'; outer.style.overflow = 'scroll'; outer.style.msOverflowStyle = 'scrollbar'; d.body.appendChild(outer); var inner = d.createElement('div'); outer.appendChild(inner); var scrollbarWidth = (outer.offsetWidth - inner.offsetWidth); outer.parentNode.removeChild(outer); return scrollbarWidth; }; function analyticsEvents() { sendEvent('Teaser', 'init'); window.addEventListener('scroll', scrollHandler); scrollHandler(); }; function scrollHandler() { if (isScrolledIntoView(teaser)) { sendEvent('Teaser', 'Show'); window.removeEventListener('scroll', scrollHandler); } }; function isScrolledIntoView(el) { var rect = el.getBoundingClientRect(); var elemTop = rect.top; var elemBottom = rect.bottom; var isVisible = (elemTop >= 0) && (elemBottom <= w.innerHeight); return isVisible; }; }(window, document, 'https://www.tinkoff.ru/cards/credit-cards/all-airlines/promo/form/black-friday/?utm_source=vc0920_cc&utm_medium=ntv.fix&utm_campaign=allairlines.vcbf', 'entry-head'));
Маркетинг
КРОС
1130

Эксперты РАСО: Черные лебеди кружат над нами. Публичное действие в условиях «обнуления»

Эксперты РАСО (Российская ассоциация по связям с общественностью) провели онлайн-завтрак и обсудили коммуникационные вызовы, изменения в инструментах и подходах в условиях текущей информационной повестки.

В закладки

В дискуссии приняли участие члены РАСО Ирина Бахтина (Unilever), Юлия Грязнова (АНО «Национальные приоритеты»), Мария Заикина (Ozon), Дмитрий Комендантов (Mail.ru Group), Кермен Манджиева (Департамент образования и науки Москвы), Олег Полетаев (АНО «Цифровая экономика»), Сергей Скрипников (АСИ), Ксения Трифонова (КРОС), Алексей Фирсов («Платформа»).

«Сегодня нет ни одного человека, которого бы не тревожило происходящее – нет никакой другой повестки в мире, кроме вируса. Вокруг все меняется. И было бы странно не поговорить о том, как меняется коммуникационное поле и коммуникации в целом. Одна из интересных характеристик состоит в том, что мы должны изменить свое отношение к тому, что называется «позицией». Позиция остается важной, потому что без нее невозможно принимать решения, но позиция не должна быть незыблемой. Новые правила этики – не сохранять, а менять позицию. Внешне факторы меняются настолько быстро и стремительно, что настаивать на позиции вчерашнего дня нет никакого смысла», - открывает встречу Юлия Грязнова.

Юлия Грязнова

Говоря об изменениях в отрасли, Алексей Фирсов отмечает прежде всего аудиторию, которая распалась на две части: алармисты и антипаникеры. «Они распались и зациклились друг на друге. Условно говоря, происходит такая фрагментация, когда люди выбирают наиболее комфортную модель интерпретации происходящего и вокруг этой модели начинают группироваться. И понятно, что когда люди оказываются внутри какой-то модели, они начинают ее усиливать, подбрасывать туда топлива, доводя ее до абсурда. Формальные коммуникации между этими группами есть, но не скажешь, чтобы они слышали друг друга. Эти две группы разорваны», – полагает Алексей Фирсов.

По мнению Фирсова, сегодня есть запрос на относительно нейтральную, равноудаленную дискуссию по этому поводу, для организации которой не хватает двух элементов: модерируемых площадок и экспертов. Конечно, люди, которые обладают компетенцией и могли бы занять экспертную позицию, есть. Но не сложилась культура их позиционирования. В итоге у нас всю нагрузку на себя взял один спикер – главврач Коммунарки. И его приняли в обеих обозначенных выше группах.

Объявление на vc.ru
Сервисы
Заменят ли бухгалтеров роботами? Эволюция бухгалтерии и четыре всадника прогресса: от ручного счета до чат-бота
Бухгалтерское дело в России появилось 300 лет назад во время реформ Петра I. Профессия прошла путь от первого…

Сергей Скрипников обращает внимание на коммуникации со стороны корпораций и брендов:

Если вспомнить, то всего месяц назад у нас были в моде феминистический дискурс в повестке, движение #metoo и высокие ценности гуманизма. И все бренды на протяжении многих лет последовательно шли к тому, чтобы все больше и больше свои коммуникационные стратегии ориентировать на высокие этажи пирамиды Маслоу. Там якобы самореализованный человек, у которого много идей о том, как изменить мир, поэтому важно было работать на этом уровне инсайтов. Сейчас все это вместе с пандемией буквально обнулилось. Бренды по-прежнему отрабатывают снятые в прошлом инсайты в своих коммуникациях, но нужно их как-то менять, адаптировать к тому, что человек у нас снова вернулся на базовый уровень: безопасность, питание, туалетная бумага и греча. Если маркетологов, которые не чувствуют новый дух времени, не вернуть на землю, они могут наломать дров, спровоцировать репутационные кризисы.

Сергей Скрипников

Сергей Скрипников также отмечает, что сегодня требует переосмысления то, что происходит с эрзац-экспертизой, которой все сложнее противостоять. Со времен громких социальных экспериментов Милгрэма и Хофлинга, когда герои с беджиком и званием врача могли толкнуть людей на любое безумие, тотальный нырок населения в сетевую коммуникацию возносит на пьедестал «экспертов» буквально кого угодно. Так, автор самой читаемой квазинаучной статьи про коронавирус, которую прочли больше двадцати миллионов раз, просто копирайтер. И если раньше говорили, что блогосфера - это такая колыбель гражданской журналистики, то теперь стоит вводить термин “networked expertise” – “сетевая экспертиза”, и с ней пиарщикам пора учиться работать.

Сергей Скрипников обозначает один из важных вызовов для отрасли: «Мы окончательно подходим к осознанию того, что монополия телевизора с его условно государственной камерой, которая приезжает в любую точку и создаёт там событие, практически разрушена. Наступает эпоха «сторис» И, по большому счету, такой формат для коммуникатора создаёт очень серьёзный вызов: нарратив должен быть уложен в формат 30-секундного или минутного видео. И это уже событие, и оно может стать настолько массовым, что будет влиять и на повестку «телевизора»». С таким коротким форматом мало кто из нас, по мнению эксперта, сейчас умеет работать.

Все наши коммуникации в последние годы были настроены на верхние слои пирамиды Маслоу. Мы занимались микросегментированием аудитории, а сейчас наблюдаем историю, когда все аудитории стали внезапно равны в смысле ожиданий и ценностей, которые они хотят слышать и готовы воспринимать. И многие наши коллеги не успевают перестроиться или же даже не думают о том, чтобы перестраиваться. Они действуют в парадигме: и это пройдет, не надо же останавливать свои запланированные активности. И это очень печальная история.

Ксения Трифонова

Олег Полетаев отмечает, что пандемия сегодня драматически ускорит переход России в онлайн.

Я думаю, что за прошедшие две недели и ближайшие 2-3 месяца общество за пределами Москвы, Петербурга, Мособласти и Ленобласти, а также нескольких крупных городов откроют для себя и распробуют огромное количество услуг и сервисов, которые не обязательно потреблять в оффлайн. Более того, именно эти компании сегодня оказались в авангарде не только борьбы, но и в авангарде столкновения с новой для них реальностью. У нас очень возрастет тактический уровень доверия к поставщикам различным товаров и дистанционных услуг, но после этого на первый план выйдет качество сервисных коммуникаций. То есть качество прямой коммуникации маленькой компании, средней компании, большой компании с клиентом. Там будет вопрос не в высоких материях, не в трансляции глобальных идей, а в безусловном подтверждении продукта. То есть в этом смысле компании, которые работают онлайн, и оффлайновые компании, предоставляющие услуги онлайн впервые получат гигантскую аудиторию, с которой они не работали никогда. У нас будет некоторое перераспределение фокуса внимания и занятия нас, как коммуникаторов, с коммуникацией массовой через публичные каналы на коммуникацию столь же массовую, но организованную другим способом, в непосредственном диалоге с десятками, сотнями тысячами, в ряде случаев – миллионами клиентов, с каждым из которых придется говорить, объясняя ему, как в цифровом мире теперь жить, и как его ожидания не разочаровать.

Олег Полетаев

Рассуждая о роли социологии в коммуникациях, Алексей Фирсов предлагает развивать модель быстрых, оперативных социологических продуктов, которые позволяют давать оперативный срез общественного мнения. Для этого нужны новые инструменты и использование ресурсов социальных сетей таких, как проведение соцопросов на базе платформы Mail.ru Group.

Такие исследования должны быть сценарными, т.е. строиться по некому сценарному типу, предполагая некие вероятности того, как будут формироваться жизненные стратегии людей или сообществ. Социология должна становиться более проективной. То есть она должна давать не только понимание того, что происходит, срез, картинку, но и возможные действия на основе той картинки. Преодоление разрыва между исследованиями, консалтингом и социальными практиками. Это предполагает другой тип формирования команд, которые занимаются социологическими историями. То есть это не просто набор людей, которые могут организовать анкетный опрос или провести серию фокус-группы и т.д., а это команда, которая включает проективную составляющую: что с этим делать, с этой реальностью. Исследовательский аппарат должен перестраиваться очень серьезно, так как в обозримое время не нужны будут громоздкие, долгие исследовательские продукты. Они будут совершено не релевантны в действительности, которая будет всегда впереди. Нужны другие комбинации инструментов и людей, которые занимаются этими исследованиями. А самая основная проблема сейчас в этом направлении – это то, что люди, принимающие решение, не осознают сам по себе запрос на подобные исследования, и нет возможности его сформировать из-за отсутствия диалога с ними.

Алексей Фирсов

Мария Заикина поделилась своими наблюдениями относительно изменения роли коммуникатора в организации. По ее словам, сейчас как никогда усиливается роль коммуникатора, как интегратора. И сегодня ощущается недостаток внутренней коммуникации во многих компаниях. Сейчас отмечается сильный дефицит внимания со стороны сотрудников, и он повышается, в том числе из-за удаленного формата работы.

«Никому не понятно, что делать. Когда тебе не понятно, что делать, ты идешь об этом поговорить. Когда ты начинаешь об этом говорить, естественно, рождаются какие-то дополнительные смыслы. Дальше из этих смыслов формируются стратегии. И это не коммуникационная стратегия. Это уже основа для перестройки бизнес-модели организации. А родилась она именно в этих интеграционных разговорах и попытках понять, что же мы хотим ответить на складывающуюся ситуацию», – добавляет Юлия Грязнова.

Подводя итоги встречи, эксперты пришли к выводу, что онлайн-формат сейчас большой вызов для многих индустрий. Далеко не во всех регионах, странах технология развита настолько, что у бизнесов есть шансы перековаться из оффлайна в онлайн относительно без потерь или относительно эффективно.

И эта проблема должна стать одной из тем обсуждения «послевоенного восстановления». Эксперты РАСО считают, что необходимо провести такое мероприятие, которое будет не только коммуникационное, а с вовлечением людей, которые могут дать экспертизу по смежным областям. И это может стать реальным интеллектуальным событием.

«Мы, как люди сетевой культуры, способны предложить другую модель подобных мероприятий. Это сейчас будет интересно, потому что будет масса желающих людей как-то внести свою лепту в осмысление произошедшего. И мы, как некое сообщество, можем стать первыми в этой истории. Главное найти тот самый момент, когда это требуется, подготовка не займет много времени. Мы действительно имеем слом, но он же одновременно окно возможностей. Мы привыкли жить в очень позитивной повестке, когда можно долго критиковать и обсуждать. Но нужно развивать другую парадигму: за 1 минуту рассказывать, что не так, а 9 минут посвятить конструктивному обсуждению, как это изменить. Это может быть в формате хакатона: «Послевоенное восстановление». Все знают, что не так, но как решить это?», - подводит итоги встречи Юлия Грязнова.

{ "author_name": "КРОС", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 0, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "subsite_label": "marketing", "id": 119016, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 09 Apr 2020 13:52:39 +0300", "is_special": false }
Объявление на vc.ru
0
Комментариев нет
Популярные
По порядку

Комментарии

null