Рубрика развивается при поддержке

Росаккредитация массово аннулирует сертификаты. Что ждет импорт?

Автор: Анна Андрющенко, первая публикация: ChinaLogist.ru

В закладки

Примерно для 70-80% товаров, ввозимых в нашу страну, необходимо обязательное оформление сертификата соответствия или декларации соответствия. Еще год назад импортеры просто покупали эти основные разрешительные документы. Но сейчас все кардинально изменилось.

Для понимания: Ключевое слово в названиях СС и ДС — «соответствие». Каждый товар должен соответствовать определенному техническому регламенту. Для каждого типа товаров действуют свои регламенты. Например, для одежды это ТР легкой промышленности. Для электроники ― электромагнитной совместимости. Технических регламентов огромное множество. Поэтому полностью сертификаты соответствия обозначаются как СС ТР ТС (где СС — сертификат соответствия, ТР ― технический регламент, ТС ― Таможенный Союз).

На разные типы товаров требуются разные разрешительные документы. На какие-то — декларация о соответствии, на какие-то — сертификат соответствия. Например, на какой-нибудь бытовой аккумулятор потребуется сертификат, а на похожий аккумулятор для коммерческого использования — декларация. Декларацию получить проще.

Как определить, подлежит ли товар ввозу, соответствует ли он действующему техническому регламенту? Единственный способ ― провести испытания на соответствие. Они проводятся в лабораториях. Лаборатория выдает протокол испытания, и уже на основании этого документа орган сертификации выпускает СС или ДС.

Когда год назад импортеры покупали сертификаты или декларации, многие из них не покупали и не оформляли протоколы испытаний. А приобретали сразу готовый документ.

Образцы обязательны! День, когда все изменилось

27 декабря 2017 года вышло «Совместное разъяснение ФТС России и Росаккредитации о порядке ввоза товаров в качестве проб и образцов», которое сделало миссию получения сертификатов соответствия практически невыполнимой.

Десятки лет никто не замечал, что СС и ДС покупают. Закон был, но не работал. Поэтому выпущено было именно разъяснение, а не постановление, к примеру. Основной акцент в документе был сделан на необходимость первичного ввоза образцов товаров для проведения испытаний.

В разъяснении было прямо сказано о том, что львиная доля документов просто покупалась — без реального прохождения испытаний. И главным посылом разъяснения стало то, что теперь все будет иначе. Ужесточат контроль, наведут порядок. ФТС будет усиленно контролировать импортеров, Росаккредитация — органы сертификации и лаборатории.

Так должно было стать, но так не стало. Очевидно, что в нынешнем виде закручивание гаек в механизме сертификации положительно повлияло только на бизнес крупных импортеров и части российских производителей, но губительно сказалось на бизнесе мелких и средних импортеров. В основном — из-за пробелов в законодательстве.

Росаккредитация стала жестко контролировать органы сертификации и лаборатории. В результате внеплановых проверок значительную часть их закрыли. Это был просто огромный рынок, на работу которого закрывали глаза. Внезапно глаза открыли, и оказалось, что никто не знает, что со всем этим делать. Ни таможня, ни органы сертификации, ни лаборатории. Так, многим лабораториям пришлось впервые проводить реальные испытания присланных образцов товаров. Некоторые вначале даже не знали, что же делать с образцами. У них была паника. Никаких образцов они раньше в глаза не видели. Какие-то испытания, конечно, проводились в крупных лабораториях и раньше. Но, в основном, это были испытания товаров местных производителей, которым также необходимо оформлять сертификаты соответствия. А импортерам было проще покупать готовые документы, так как у них зачастую даже не было времени на то, чтобы ждать результатов испытаний.

Сейчас для того чтобы произвести ввоз образца, провести его испытания, необходимо написать письмо в таможню, приложить к нему договоры с лабораторией и с органом сертификации, доказывающие, что это не абы какой образец, а ввозимый для испытаний. После чего проводятся испытания, выдается протокол испытаний, на основании которого выпускают сертификат или декларацию, и уже после этого ввозят основную партию товара.

Казалось бы, все понятно и регламентировано. Однако на деле все совсем не так.

Пример 1. Успеть за 45 дней!

Компания заказала контейнер с бытовыми приборами, по которым есть действующий сертификат соответствия. Но пока контейнер 50 дней плыл в Санкт-Петербург по морю, орган, выдавший сертификат, закрыли за нарушения. И аннулировали сертификат. То есть в Санкт-Петербург товар приплыл уже без сертификата. Что делать?

Необходим условный выпуск на весь груз, который дается на 45 дней. За это время из основного груза берут образец, передают в лабораторию, проводят испытания, выдают протокол, получают сертификат.

Казалось бы, все хорошо. Но что происходит в реальности? В лабораторию, куда передали образцы, внезапно нагрянула Росаккредитация с проверкой. Все встало. Образцы не отдают. Часы тикают. Время выходит. Таможня резонно заявляет: «У нас нет законной возможности продлить срок условного выпуска, так как по закону он делается только на 45 дней». В итоге груз не выпущен, заводится дело об административном правонарушении. Импортера ждут, как минимум, очень серьезные штрафы. Что делать дальше с грузом — непонятно. По сути, нужно вернуть его на СВХ, заявить какой-то новый режим, и все это связано с огромными издержками. Компания не понимает, получит ли она когда-нибудь свой груз. И таких ситуаций сейчас великое множество.

И это не все сложности. С июля 2019 года для получения сертификата соответствия обязательной стала процедура проведения испытания производства — так называемого инспекционного контроля. Для того чтобы импортер получил сертификат, зарубежный производитель должен пройти инспекционный контроль. Для этого эксперт из российского органа выезжает на данное производство. Заметим, что у разных органов и разных экспертов — свой спектр аккредитаций по тем или иным техническим регламентам. И очень важно, чтобы у эксперта была аккредитация на проведение контроля по нужному техническому регламенту.

Инспекционный контроль для получения сертификата стал еще одним камнем преткновения на пути импортера. Если раньше сертификат получали на три года, то теперь импортер должен будет продлевать его ежегодно. Потому что инспекционный контроль производства необходимо проводить раз в год. Если такой контроль не будет своевременно пройден, сертификат отправят в архив.

Пример 2. Сертификат подорожал в 10 раз!

Компания возит сеялки из Германии. Есть действующий сертификат соответствия, выданный в июле 2018 года, полученный на три года. Теперь нужно подтвердить сертификат, пройдя инспекционный контроль. Но орган, выдавший сертификат, закрылся. Импортер и рад был бы пройти инспекционный контроль, но нет возможности это сделать. По закону не установлено, что можно делегировать инспекционный контроль другому органу. При этом дата выдачи сертификата — конец июля 2018 года. И уже с августа 2019 года сертификат могут в любой момент отправить в архив. А виной всему пробел в нашем законодательстве.

Что делать? В условиях действующего законодательства — получать новый сертификат соответствия. Если в 2018 году оформление такого сертификата стоило 40 тыс. рублей, то теперь за него придется заплатить 205 тыс. рублей. И сверх этого оплатить инспекционный контроль: проезд, проживание и работу эксперта российского органа. И оплачивать такой контроль нужно будет ежегодно. Прибавьте расходы на ввоз образца и проведение испытаний в лаборатории. Таким образом, новый сертификат обойдется импортеру примерно раз в 10-12 дороже старого — минимум в полмиллиона рублей!

Добавим, что на фоне ужесточения контроля закрылось огромное количество органов сертификации и лабораторий. Примерно 80%. Грубо говоря: было 10, осталось 2. И для двух оставшихся ввели ограничения. Раньше они могли выпускать какое угодно количество сертификатов, теперь ― не более установленного лимита. Например, если в органе сертификации работают три человека, он может выпускать, к примеру, 20 сертификатов в день, не более. Неслучайно очереди за сертификатами сейчас просто огромные! А теперь представьте: в один из двух оставшихся органов сертификации нагрянула внеплановая проверка — и он накрылся. После чего все подготовленные к процедуре выпуска сертификата документы зависли. Нагрянула проверка в лабораторию — и на месяцы зависли предоставленные туда импортером образцы. Такое случается сейчас сплошь и рядом. И никто пока не знает, как преодолеть возникшие проблемы.

Получается, что наше государство ставит импортера в условия, когда ему в любом случае придется платить штрафы, и немалые: от 100 до 300 тыс. рублей. Поскольку, с одной стороны, обязательным для выпуска сертификата становится ввоз образцов и проведение испытаний, где важно успеть за 45 дней, а, с другой, бесконечные проверки органов сертификации и лабораторий делают такое своевременное получение документов не всегда возможным. А потом наступает ответственность перед законом — вследствие несовершенства закона.

Конечно, в моей статье пока больше вопросов, чем ответов. Чтобы узнать ответы, нужно время. А пока я попросила крупного специалиста по ВЭД, кандидата исторических наук, управляющего компанией «ВЭД Агент» Александра Дегтярева прокомментировать ситуацию на рынке сертификации. Публикую его мнение.

«Для огромного количества компаний оформление сертификата — жизненно важный вопрос. Без него они не смогут ввезти товар для продажи, и бизнес может серьезно пострадать.

Сегодня нормативная база в области сертификации и таможенного права, по сути, загоняет импортеров в капкан: надо оформлять сертификат с условным выпуском (если до ввоза товара на таможенную территорию получить ДС или СС по разным причинам не получилось), но органы и лаборатории не могут уложиться в 45 дней в связи с действиями того же государства. Мало того что импортер по независящим от него причинам должен нести огромные издержки по возврату товара на СВХ, располагающегося в зоне деятельности таможенного поста, на котором он оформлял партию товара (например, таможенное оформление было во Владивостоке, а товар находится уже в Москве), так еще и таможенный пост возбуждает дело об АП с вытекующими из этого штрафами.

Необходимо совместными усилиями ходатайствовать об увеличении срока 45 дней на получение разрешительной документации!»

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Елена Венгерская", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 0, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "marketing", "id": 76944, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Fri, 26 Jul 2019 09:10:00 +0300", "is_special": false }
Какая реклама
приносит деньги?
0
{ "id": 76944, "author_id": 333424, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/76944\/get","add":"\/comments\/76944\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/76944"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199113, "last_count_and_date": null }
Комментариев нет
Популярные
По порядку
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ] { "page_type": "default" }