В плёнке и на дальней полке: как в России продают книги при законах об иностранном влиянии и «пропаганде ЛГБТ*»

Главное из материала Forbes Life.

Источник: «<a href="https://mastera.academy/everybody-is-free-2019/" rel="nofollow noreferrer noopener" target="_blank">Мастера</a>»
Источник: «Мастера»

Что делают с книгами иностранных агентов

  • С 1 декабря 2022 года в силу вступил закон, который обязывает магазины продавать печатную продукцию иноагентов в защитной плёнке, чтобы с их содержанием нельзя было ознакомиться до покупки, и с маркировкой «18+». Магазины соблюдают правила и убирают работы с видных полок, но не все они уверены, что это эффективные ограничения.

Если мы в детстве могли спокойно попросить добросердечных прохожих купить нам пиво в ларьке, то и с книгами у тех, кому надо, никаких сложностей не будет. Если только издатели не станут заниматься самоцензурой.

Любовь Беляцкая, совладелица магазина «Все свободны» Любовь Беляцкая
  • Магазины не перестали продавать такие книги, а издатели — публиковать их, но тираж всё-таки уменьшили — на случай, если власти запретят ими торговать, отмечает директор издательской группы «Альпина» Алексей Ильин.

«Если раньше мы печатали книгу тиражом 30 тысяч экземпляров и продавали её в течение пяти месяцев, то сейчас максимальный запас — на месяца два», — говорит Ильин.

Что делают с книгами об ЛГБТ*

  • 5 декабря 2022 года Владимир Путин подписал закон о запрете в России «пропаганды ЛГБТ*». По словам Ильина, у него есть две трактовки. Первая — правительство разработает список запрещённых книг, и книжникам не придётся гадать. Вторая — «поводом для разбирательства может стать любая книга, а предъявить претензию может любой госорган». Именно с этой интерпретацией согласно большинство.
  • Заниматься цензурой издательства вынуждены сами, так как государство «взяло на себя только карательные функции» — вместо того чтобы сформировать комиссию для оценки книг.
  • В теории книгопечатники могут привлечь сторонних рецензентов: Popcorn Books, например, ищет тех, кто давал заключения РКН и МВД. Но и это вряд ли исключит все риски. «Если десять экспертов скажут, что книга соответствует законам, но РКН будет придерживаться иного мнения и подтвердит это заключением одного своего эксперта, то вердикт известен заранее», — сетует Ильин.
  • Проверка одного произведения может занимать до нескольких месяцев. И подвергать ей приходится даже научно-популярные издания о сексе, в которых затрагивается тема однополых отношений. Так что если раньше юристы читали книги «в исключительных случаях», то теперь — постоянно и «поабзацно». Усугубляют ситуацию также «кляузы» от «неравнодушных граждан».

У нас много читателей, которые вычитывают в книге то, чего там нет. Размытость закона приводит к тому, что не только издатели пытаются понять, надо ли издавать роман или он должен быть отложен, но и читатели, причём та часть аудитории, которая читать не умеет. Они начинают при одном упоминании персонажа, бросившего взгляд на героя своего пола, вопить, что это пропаганда.

Наталия Ломыкина, литературный обозреватель
  • Издательство Popcorn Books, помимо прочих, вынуждено сняло с продажи и отозвало у магазинов почти половину своего ассортимента, так как в этих книгах фигурировали ЛГБТ*-персонажи. Компания объясняла, что получает угрозы и не хочет в таких условиях «бросать вызов» власти.
  • По оценкам Ильина, убытки от вывода из продажи тиража всего одной книги могут составить от 600 тысяч до 1 млн рублей. «[То есть] если мы в профилактическом порядке уберём из продажи десять книг, то потеряем, грубо говоря, 10 млн рублей», — поясняет он.

Что ждёт рынок в условиях ограничений

  • По словам Ильина, читатели не готовы сужать свой «круг чтения», в связи с чем продолжит расти рынок электронного пиратства. Компании, в свою очередь, могут попробовать торговать снятыми с продажи книгами за рубежом, ориентируясь на русскоговорящую аудиторию. Так собирается поступить и Popcorn Books.
  • Из-за закона о запрете «пропаганды ЛГБТ*» обеднеет рынок переводной литературы. Издатели вынуждены практически не глядя отказываться от новинок, если в книге есть всего лишь намёк на однополые отношения. А пока они ищут другие варианты для печати, могут истечь и контракты с зарубежными партнёрами.

Всё чаще слышу истории, когда издатель сначала долго ищет роман, который будет интересен аудитории, с интересным сюжетом, нетривиальными героями и без однополых отношений. А когда они его в конце концов находят, иностранное издательство говорит: «А мы с Россией не работаем».

Наталия Ломыкина, литературный обозреватель
  • Российский книжный рынок сталкивался с подобной ситуацией в 2021 году, пишет Forbes, — когда заработал «запрет публичного отождествления решений и действий руководства СССР, командования и военнослужащих СССР с решениями и действиями нацистской Германии в ходе Второй мировой войны».
  • В результате некоторые издательства перестали рассматривать рукописи, которые хоть как-то затрагивают события того периода. И изменения коснулись не только литературы с военной тематикой. «Альпине», например, пришлось вырезать фрагмент из бестселлера «Всё хреново» просто потому, что автор использовал события войны в качестве примера.

Другие новости о том, как живёт c 2022 года российский книжный рынок:

*Верховный суд признал экстремистским «международное общественное движение ЛГБТ» и запретил его деятельность в России. Что конкретно подразумевают под «движением» и считают «экстремизмом» — не уточняется.

46
365 комментариев

но и читатели, причём та часть аудитории, которая читать не умеет. Они начинают при одном упоминании персонажа, бросившего взгляд на героя своего пола, вопить, что это пропагандаБлядь, почему я испытываю стыд за таких людей?

73
Ответить

Сидел однажды Геннадий Викторович у камина да рябчика кушал. И в окно смотрел глазами, полными печали. "Вот ведь какая беда - столько у нас в стране люда темного, недалекого, из-за чего мне и выходить-то из поместья не хочется. А были бы эти люди как я - какой прекрасный мир был бы вокруг"

15
Ответить

это естественная реакция адекватного человека)

13
Ответить

Причём гомофобия у нас странная. Редкий человек реально при виде гомика выразит скажем так неуважение; большинству насрать. Но если покажут в какой-нибудь рекламе, или будет в фильме.
Самая ржака всё же поддержка закона о запрете ЛГБТ-пропаганды. Опять же, людям по большей части пофигу кого ты ебёшь, или тебя, но как только коснулось "пропаганды" ощущение что люди реально верят что со дня на день их начнут вербовать в геи и лесбиянки...

11
Ответить

По-моему, по Конституции цензура в Российской Федерации запрещена. Хотя, с таким раскладом, скоро просто Конституцию запретят.

39
Ответить

ее тоже скоро будут продавать в плёнке и на дальней полке)

74
Ответить